Где находится завод соколов


Где находится завод соколов

Где находится завод соколов

Где находится завод соколов



Соколов Лев Александрович:

[]   []  [] [] [] [] []
  • Аннотация:
    Роман о поиске потерянных сокровищ Российской Империи, так же известных как "Золотой Эшелон Колчака". История, вековой давности, когда в хаосе гражданской войны, в Сибири исчезли, и так и не были найдены, многие тонны золота. ... Действие романа происходит в двух временных линиях: В 1919ом году белогвардейский отряд, отбиваясь от наседающих охотников, будет прятать золотой груз. И в нашем настоящем, - где герой с друзьями отправятся за несметным потерянным богатством. Естественно, не без конкурентов. Удивительно, как многие события вековой давности похожи на наши современные дела. Я постарался уловить, чем дышали в то время наши предки. Часть повествования идет от лица белых офицеров. Будут присутствовать и красные. Я старался понять их всех, как мог. Итак, начнем историю о золотом кладе. P.S. Один из главных героев является моим тезкой, - его зовут Лев. Это не попытка перенести себя в "сказочное" окружение. Просто у меня планы на этого героя-путешественника. А "Лев" такое забавное имя, аналоги у которого есть практически в любой стране. Это имя нигде не чужое, - проверено на себе. -)
        Лев Соколов            Золотой Конвой.            Он объявился утром. Прекрасным, воскресным утром, о погоде которого ничего не могу сказать, потому как я спал. Да, дрых у себя дома на раскладном диване, и видел десятый сон. Тут-то и зазвонил телефон. Сколько-то там я пробуждался... Переходил из сна в явь, шарил по округе руками, пока наконец не нащупал мобилу. Потом еще крутил её, пытаясь спросонья сообразить, чего нажимать, и как прикладывать к голове. Долго короче. Менее терпеливый абонент уже давно бы прекратил звонить. Но не он. Потому что это звонил Ваня.         - Ал-лл-оо-о... - наконец сказал я. Это началось как слово, а закончилось зевком.   - Привет, брат! Узнал? - Плеснуло оптимизмом из трубки. - Это Иван!   - Иди ты на хрен! - Проинформировал я о маршруте, и с чистым сердцем приготовился дать отбой.   - Чего? - Успели удивиться с той стороны.   - Ты времени видел сколько? - Пробубнил я. - У тебя совесть есть?   - А сколько? - он там на секунду запнулся, видимо оторвав мобилу от уха, и поглядев время, - да семь часов уже.   - Уже... Утра! - Рявкнул я. - Воскресенья, между прочим. Люди, знаешь в такое время еще могут спать.   - Ну прости, прости, дружбан, - мимолетно покаялся Ваня. - Я такое узнал! Не мог ждать! Ты щас просто обалдеешь! Я у твоего дома. Ща поднимусь!   - Не надо. - вяло буркнул я, но в трубке уже загудели решительные гудки отбоя.      Я отложил трубку на тумбочку, и крякнул. Ну просто отлично... Пару минут я пялился в потолок, на котором утреннее солнце раскидало контрастные тени. В коридоре настырно запиликал домофон. А-ааа, он уже тут... Появилась соблазнительная мысль-двуходовочка: - отключить мобилу, и не подходить к домофону. Но ведь чтоб отключить домофон, все равно придется к нему доползти... И так уде сна ни в одном глазу; сбил гад. И потом, - обидится. Лучший друг, все-таки.      Я откинул одеяло, и преувеличено бодро выбросил себя из постели. Нащупал ногами шлепки, и вышел из комнаты в коридор. Долго ждать Ване не пришлось. И комната-то у меня не велика, а уж коридор - одно название; точка пересечения троп между выходом и санузлом. Это называется 'квартира-студия'. Под ипотеку...      - Кто? - На всякий случай вопросил я в домофон.   - Ну кто? - Возмутился Ваня. - Открывай!      Я вздохнул, и нажал кнопарь. Внизу пиликнула разблокированная парадная дверь. Закрылась с гулом. Пока там Ваня одолевал лифт, я открыл дверь в ванную, и плеснул на физиономию холодной воды. Сразу пободрело. Из зеркала на меня глянул припухлый ото сна я. Короткая стрижка и укрощенная триммером щетина, позволили упорядочить волосы одним движением руки. Входную дверь энергично задергали. Затем зазвонил звонок. Я вышел из ванной.      - Кто там? - Мстительно уточнил я, глядя в глазок.   - Да ну кто?!! - Вскипел Ваня. - Открывай давай!      Хохотнув, я провернул замок. Ваня-вихрь, влетел, мимолетно всучил мне свою руку для пожатия, вывалился из кроссовок, и промчался мимо меня в квартиру, рассекая воздух растрепанными патлами.   - Давай к кухне, - махнул рукой я. - Ударим по чаю.   Мы перебрались 'к зоне кухни', как это называют, а говоря точнее, в ту часть комнаты, где был обеденный стол, раковина и плита. Ваня оккупировал стул.      - Рассказывай, - предложил я, пока сам доставал из шкафчика чашки, и турецкий гранатовый чай.   - Уф... - Продул трубу Ваня. - Старик, на этот раз дело верное!   Я застыл с чайником в руках.   - Опять клад, Вано?   - Я ж говорю, теперь верняк!      Я помолчал, глядя в его честные, восторженные глаза.      - Ваня. - Проникновенно заговорил я. - Я в этом не участвую. Тебе прошлого раз не хватило? Когда твоя 'Пантера в болоте' оказалась старой сеялкой? Весь отпуск в грязище проползали! В тот раз, помнится, тоже было 'верняк'.   - Я ж не отрицаю. - Без тени сожаления подтвердил Иван. - В тот раз капитальный конфуз вышел. Опыт сын ошибок трудных, и все такое... Но теперь-то совсем другое дело!   - Да-а.   - Ну ты можешь послушать просто? А уж потом будешь брызгать секпсисом. Дай сказать-то.   - Ну, валяй, валяй. - Меланхолично согласился я.   - Короче, - ты про клад Колчака слышал?      Я подумал, машинально крутя чашку в руках.   - Ну про Колчака слышал, кое-чего. В начале 20го века, во время гражданской войны, был правителем одного из кусков страны. Он? Фильм про него еще был, с таким носатым актером...   - Да, он. - Кивнул Ваня. - Чего еще помнишь?   - Слушай, - я снял с подставки, и поставил перед ним закипевший чайник, - ты же знаешь, мое хобби - история древнего мира.   - Да-да, - фыркнул Иван. - Все эти твои древнегреческие римляне, и древнеримские греки. Не стыдно? Про каких-то иноземцев копаешь, а историю своего народа вековой давности - ни бум-бум.      Это был наш с Ваней давний спор. Меня привлекала античность, ну максимум раннее средневековье. Он же был ярый националист, и его любимой темой были первая, и вторая мировая. В этом отношении, мы дополняли друг-друга недостающими знаниями. Спор был давний, - и начинать его сейчас по новой, я не собирался.      - Ну чего еще помню?.. - Я почесал затылок. - Недолго у твоего Колчака музычка играла. Раздолбали его 'красные', и расстреляли. На том и сказке конец.   - Так, да не так. - Ваня сыпанул в заварочную чашку пучок гранатовых листьев, и залил крутым кипятком. - На самом деле, это не красные войска Колчака затюкали.   - А кто?   - Ну знаешь, это сейчас все пытаются свести, будто воевали 'красные' и 'белые'. Такое упрощение, для легкости. А на самом деле, кого в то время только не было. И красные, и белые разных мастей, и зеленые, и серо-буро-малиновые, и иностранцы. Полный хаос. А Колчак, получается... сам себя раздолбал.   - Это как? - я от удивления даже прекратил надрывать пачку мятных пряников, которые хотел высыпать перед Ваней в вазочку.   - Да вот так. После начала гражданской, в Сибири образовалось собственное правительство - 'Директория'. Колчак захватил у неё власть военным переворотом, и объявил себя диктатором. Проправил недолго, - около двух лет. И настолько за это краткое время умудрился достать местных, что мужики начали массово уходить в лес, сбиваться в партизанские отряды, и месить колчаковских солдат. Нападали на обозы, портили рельсы на железной дороге... Короче, реальная партизанская война. К моменту, когда красные начали наступление, войска Колчака, считай, остались без тыла, и коммуникаций. Войска были разрезаны на несколько кусков, подвоз боеприпасов и подкреплений почти невозможен. Красным оставалось только снять с ветки плод.   - Созревший. - Констатировал я.   - Сгнивший. - Поправил Иван. - Нельзя доводить свой народ. Колчак этого не понял, - за то и поплатился.   - Чем же твой Колчак так местных сибиряков умудрился достать? - Уточнил я.   - Чем... Ты пряники то-ко мне поближе двинь. - Достал поборами. Война дело дорогое. А кто пробовал возмущаться - тех в колчаковскую контрразведку забирали.   - И чего?   - И все. Забирали много. А выходило - мало. А если массовое возмущение - массовый расстрел. Знаешь, у нас в средней полосе России, события гражданской как-то замылились. Наложились более поздние беды, когда немцы в Великую Отечественную лютовали. А в Сибири подвиги войск Колчака долго помнили. Что-то вроде немецких карательных команд, и гестапо в одном лице. Люто они себя с населением вели. Оставили народу зарубку в памяти. - Резюмируя эти слова, Ваня умял мятный пряник.      - Чего ты в сухомятку? Погоди, чай разолью.   - Да не надо, - отмахнул надкусанным пряником Иван, - пусть настоится. Самое смешное, что на допросах у красных Колчак делал невинные круглые глаза, и утверждал, что о жестокостях к населению и пленным он ничего не знает. Мол, это подчиненные там тайно зверствовали, а он всегда был в белом, и д'Артаньян.   - А может, правда не знал? - Предположил я.   - А какая разница? Кому в его застенках от этого легче было? Ты главный, - с тебя и спрос. Ну, в общем, как ты и сказал, - пустили красные Александра Колчака в расход.   - Жутковатое словцо, - поморщился я. - 'В расход'.   - А тогда время вообще жутковатое было. Голод, тиф, мясорубка гражданской. Сейчас вот курс рубля, доллара и евро люди меряют. А тогда человеческая жизнь по иному курсу шла: - по цене патрона. Я читал воспоминания врачей тех лет. Так пишут, у некоторых участников гражданской, психическая болезнь развивалась. Им надо было кого-то убить, хоть раз в день. Тогда бодрый, веселый. А иначе - ломка, сонливость, апатия. Наркоманы смерти. Причем, от стороны за которую воевал, это никак не зависело. На гражданской святых нет. Вот и выражения для обозначения убийства были, - 'в расход', 'в распыл', 'списать'. Бухгалтерия братоубийства.   - Мда... - Я помолчал. - Ну а клад-то?      - Ах-да! Клад! - Снова завелся Ваня. - Значит, слушай расклад. В 1915ом году, половина золотого запаса Российской Империи, хранилась в Казани. В 17ом, когда начался кризис и революционные непонятки, туда же начали стекаться ценности из других крупных отделений Центрального Императорского банка, и частных банков. Меняя хозяев, в хаосе гражданской, золотой запас еще попутешествовал, пока в 1918м не попал в Сибирь. То есть как раз - 'Директории', а после переворота - под контроль правительства Колчака, который разместил его в городе Омск. Ясное дело, что во всей этой неразберихе, золотой запас несколько 'похудел'. Но все же, Колчаку достались огромные ценности.   - Насколько огромные? - Заострился я.   - Гигантские! - Взмахнул Ваня пряником. - Управляющий делами совета министров при правительстве Колчака, - господин Гинс, докладывал, что в распоряжении имеется 688 тонн золота!   - Бхе-е! - Подавился пряником я. - Сколько?!   - Там еще были 480 тонн серебра, и всякое барахло, вроде платины, и ювелирных художественных ценностей, - небрежно дополнил Ваня, - но это уже так, на закуску.   - Это... это много.   - Да, - согласился Ваня, - но ты погоди радоваться. К чести Директории, пока она была у власти в Сибири, - золотой запас почти не расходовался. Все расчеты производились бумажными деньгами, которые директория нашлепала на станках. Но как только Колчак пришел к власти, - он тут же принялся транжирить золотишко.   - Куда?   - В основном тут подсуетились союзники по Антанте.      - Антанта... - я наморщил лоб, - это же блок государств, который воевал против немцев в Первой Мировой войне. Туда входила и Россия.   - Именно. Антанта, - это Британия, Франция, США, Япония, и другие страны помельче. А когда в России случилась гражданская, - эта самая Антанта поддержала некоторых её участников, против других. Там, если упрощать, было так: Красные в России считали, что нужно строить новый общественный порядок, и все находящиеся в стране ценности и предприятия должны принадлежать народу. А если учесть, что некоторые предприятия в России уже давно контролировались финансовыми магнатами стран Антанты, - им это сильно не понравилось.   - Не хотели активы терять.   - Точно. Поэтому Антанта выступила против красных, и поддержала их противников - в том числе Колчака. Помогала ему оружием, обмундированием, и прочими военными запасами. Все это под трындеж о союзническом долге, боевом братстве с Россией... Но, как и положено дельцам, - не за красивые глаза.   - То есть союзники Колчаку оружие тупо продавали?   - Да. Но, не за бумажные рубли. Они к тому времени уже катастрофически обесценились. Все что Колчак покупал, он оплачивал чистым твердым золотом. Русские деньги утекали за рубеж. Часть, - в оплату бомб и патронов. Часть, - депонировал, 'на хранение'. Эти деньги, понятное дело, потом тоже никто не вернул... Справедливости ради, когда союзники предложили Колчаку передать им золотой запас полностью - Колчак отказался. Видимо, понимал что это его последний козырь на руках. Но и без этого, Колчак умудрился растранжирить около 185 тонн.   - Нехило.   - Да. В 1919ом, когда колчаковские фронты уже трещали под натиском красных, началась эвакуация золота из Омска. Дальше на восток, по транссибирской магистрали. Это был так называемый 'Золотой Эшелон' Колчака. Он состоял из нескольких железнодорожных составов, в одном из которых ехали с сам адмирал с личным конвоем. Ситуация там была крайне сложная. Часть железной дороги контролировали войска Колчака. Часть 'союзники', в основном из чехословацкого корпуса. А часть - партизанские отряды красных, и не только красных.   - Слоеный пирог какой-то. - Заметил я.   - Именно. При этом, даже на подконтрольных Колчаковским войскам участках, местные железнодорожники устраивали 'любимому адмиралу' массовый саботаж. Двигаться в таких условиях по железной дороге было очень трудно. И под Иркутском, состав Колчака встал окончательно. Его блокировали чешские 'союзники'. А когда чехи получили от красных (которые блокировали другой кусок дороги), ультиматум, - то заключили с красными сделку: Отдали золото и Колчака, в обмен на беспрепятственный проезд к Владивостоку, где они могли погрузиться на корабли, и отбыть восвояси. Адмирал и золото достались красным. Ну, что было с адмиралом, - ты уже знаешь.   - В расход, - отхлебнув чая, пробубнил я.      - Точно. А вот с золотом сложнее. Красные действительно получили золотой запас, который в дальнейшем стал основой золотого запаса Советского Союза. Но получили катастрофически похудевшим. За время покатушек по железной дороге, золотой запас усох почти на треть! Недосчитались примерно 137ми тонн!   - Куда ж они делись?   - Куда... - Хмыкнул Иван. - Рассосались по тайникам и карманам. Тырили все, кто мог дотянуться. Союзники, местные мужики, колчаковские вояки которые решили обеспечить старость. Часть хоронили идейные белые офицеры, не для себя, а чтоб спрятать от красных. Крупные куски прятали в ухоронки, 'до лучших времен'. Сколько из тех, кто прятал, смогли потом вернуться за добычей - неизвестно. Но с учетом, сколько народа погибло еще потом в гражданской... К тому же красные вскорости закрутили гайки на границах, - многие эмигранты просто не смогли вернуться к своим тайникам. Представляешь, - каково это? Жить впроголодь где-нибудь в Париже, зная, что где-то лежат несколько твоих тонн золота? А?   - Так с ума сойти можно.   - Сойти, или спиться. Или попытаться нелегально попасть в страну, и погибнуть где-то на границе... Короче, - так и лежит часть золотого запаса империи, в забытых схронах.      - Ну ладно, история интересная, - я поставил чашку на стол. - А нам то что с того?   Ваня с ответом не торопился. Даже пряник отложил, и потер друг о дружку ладони. И потом воздел палец к потолку, - для значительности.      - А то, - проникновенно и торжественно сказал Иван, - что мы с тобой скоро откопаем один из таких колчаковских схронов!   - Откуда дровишки? - Меланхолично спросил я.   - На этот раз верняк, старик, - задушевно пообещал Ваня. Но увидев выражение моего лица, стер лыбу с лица, и заговорил максимально серьезно. - На этот раз, правда, без дураков. Есть у меня один знакомый. Потомок одного из офицеров, которые конвоировали золото. От предка ему досталась указка - где спрятано, и как взять. Все подробно.   - Ну... - я замялся. - И сколько там этого золота?   - Несколько десятков ящиков. - Пристально глядя мне в глаза, произнес Иван - Сотни килограмм, брат.      Я задумался. Золото... Я его видел, конечно. У матери был крохотный золотой кулончик, в виде оленя. А еще я, как свидетель, держал золотое кольцо на свадьбе у одного друга. И... и наверно, - все. Несколько грамм. Этим мое личное знакомство с золотом и ограничивалось. А здесь, речь шла о тоннах!      - Это же... целая прорва денег.   - Это охренеть до отвала башки, какая прорвища денег, мать их так!!! - Рявкнул Иван.      Передо мной призрачно поплыли золотистые тяжеленные слитки, украшенные по верхней грани клеймом двуглавого орла. Слитки водили хороводы спиралями и кругами, в воздухе стоял тихий золотой звон. В слитках было все: Погашение рабской ипотеки. Да к черту ипотеку! Красивая одежда, и роскошные авто, и дорогие отели, и море, и солнце, и яхты, и заискивающие взгляды обслуги, и прекрасные женщины с манящими глазами, и уверенность в себе, и небрежное чувство превосходства, и жизнь - другая, прекрасная, сказочная... Слитки звенели. Слитки - приглашение. Слитки - обещание.      - Погоди-ка, - я тряхнул головой, вытрясая из неё призрачные слитки, и возвращая трезвость ума - Что-то у тебя опять не сходится, Вано. - Что за знакомый? Что за предок? А почему его предок сам не взял клад? А? Ну бог с предком. Почему твой знакомый сам его не берет? Мы ему зачем? - Я скептически хмыкнул. - Чтоб поделиться счастьем?   - На любой твой вопрос, дадим мы ответ, - пообещал Ваня. - Но чтоб я тебе не пересказывал, лучше встретимся с Пашей. Он тебе все расскажет.   - Паша - это тот самый потомок? - Уточнил я.   - Именно. Уж он развеет все твои сомнения. А потом - рванём за кладом! У тебя ведь как раз намечается отпуск...   - Э-э, стопорни! - Вскинул руку я.      Золотые слитки в голове окончательно рассеялись. Зато живо вспомнился прошлый отпуск с Иваном - вымораживающая осенняя болотная грязь, в которой мы искали 'целую немецкую пантеру', ага...      - Знаешь что, Иоанн, - сказал я твердо, - В задницу твой клад! Свой великолепный, изумительный, долгожданный отпуск, я собираюсь провести в теплых краях. Нежась на шезлонге у моря, с маргаритой в руках.   - 'Маргарита', - это девушка или коктейль? - Уточнил Ваня.   - Как пойдет. Лучше обе.   - Так у тебя денег нет. - Подшпилил Иван. - Откуда море? На Гоа и Бали автостопом не доедешь.   - На Гоа нет, ну и что. Поеду в Крым.   - Пф, Крым, - надул губу Иван.   - Прекрасное место. История! Скифы. Памятники античности. Боспорское царство. Вексиляции римских легионов. Давно хочу съездить. Все лучше, чем в Сибири гнуса кормить.   - Лёва, ну чего ты завелся? - Проканючил Иван. - Я не понимаю, ты что разбогатеть не хочешь?   - Я отдохнуть хочу. - Заявил я. - Знаешь, этот промышленный альпинизм, тоже не сахар. Висишь где-нть на трубе, а наши питерские ветры тебе яйца между ног мотают. Хочу нормально отдохнуть.   - Смотри, - пригрозил Иван - я ведь поеду, разбогатею, - а ты потом будешь локти себе кусать. Ведь реально дело верное.   - У тебя и с пантерой было дело верное. И тоже, живой свидетель был.   - Да ну какой он свидетель?!. деревенский алкаш.   - Вот именно, Ваня. А в сказки я, извини, больше не верю. Повзрослел.      Иван решил зайти с другого конца.   - Старик, - себе не хочешь помочь, - мне помоги.   - Я тебе в прошлый отпуск помог.   - Знаю, ценю, виноват. - Помоги еще раз. Последний. Друг ты мне, или кто? У меня ведь важное обстоятельство.   - Какое еще обстоятельство?   - Влюбился. Женюсь. - Лаконично сообщил Иван.      Я округлил глаза.      - То есть я не понял... Как женишься? На ком?!   - На Маше, - объяснил Иван. Сотворив при этом такую физиономию, будто это имя было медом намазано.   - На какой еще Ма... Так, а почему я ничего не знаю? - От удивления вопросы у меня сыпались быстрее, чем я успевал их формулировать. - Когда ты с ней познакомиться успел?   - Ну, когда. Мы ж с тобой почти две недели не виделись.   - Ну, допустим. - Я все еще не мог прийти в себя. - Познакомится-то много времени не надо. А жениться... - ты ж с ней всего ничего знаком.   - Любовь разит с первой стрелы, - мечтательно вздохнул Иван. - Мы как увидели, сразу будто искра пробежала. А потом разговорились, и поняли, что у нас созвучие душ.   - Ага... искра... созвучие... - машинально бормотал я, будто эхо.   - Я вас познакомлю, и ты сам все поймешь. - Пообещал Иван. - Машенька - ангел.   - 'Ангел', к твоему сведенью, на древнегреческом означает просто 'вестник', - приходя в себя, буркнул я. - Ты в почтальоншу что ли влюбился?   - Слышь, ты не умничай, - погрозил мне пряником Иван. - Касайся моего сердца осторожно.      Нет, я его сегодня положительно не узнавал. Скоро этот увалень вообще начнет говорить шекспировскими сонетами.      - Ну ладно, - я развел руки. - Любовь, это я все понимаю. Но ты не думаешь, что несколько торопишься? То есть, что вам мешает просто пожить, присмотреться друг к другу?..      Я вдруг почувствовал, что в моем тоне зазвучали какие-то менторские нотки. Будто бы я был Ивану папой, который пытается его вразумить. Но с другой стороны, Иван был сирота, родителей у него не было. И кто еще, скажите на милость может ему вправить мозги, как не лучший друг? Впрочем, Иван тоже поймал мое настроение.      - Что это за старпёрские нравоучения? - Поинтересовался он.   - А ты как хотел? Я как твой лепший друг, можно даже сказать, старший брат, обязан...   - С чего это ты старший, - когда мы ровесники? - Фыркнул Иван.   - Потому что от любви глупеют, Ваня. Что ты сейчас наглядно демонстрируешь. Выходит, я сейчас старше умом. Ты вообще думал, на что вы жить-то будете? Маша твоя, - она кто?   - Ну, студентка. В Герцена учиться.   - Отлично. Ты со своим поиском и кладоискательством семью не потянешь. Это ж представляешь какие расходы? А если еще и дети пойдут...   - Вот! - Иван Победно вскинул руку. - Именно. Я ж тебе об этом и толкую! Теперь ты понимаешь, почему я просто обязан быстренько добыть этот клад?.. Там столько денег, что о финансовых проблемах можно забыть. От слова вообще. И мне. И тебе. Старик. Я влюблен. Я женюсь. Ты меня знаешь. Потому прошу - помоги.      Тут Ваня так по-бычьи свою шею мощную вперед наклонил, лоб на глазки надвинул. Знаю я его, - это у него признак окончательного и бесповоротного решения. Спорить бесполезно. Вспомнил я все те случаи, когда он мне на помощь приходил. Случалось, выручал крепко. Когда лупили меня в интернате старшие, со мной только Ванька стоял, вместе кровянкой умывались. Да и потом бывало всякое... И понял я, что накрылся мой отпуск у синя-моря медным тазом. Придется кормить комаров в какой-то глуши. С другой стороны... шевельнулась в голове шальная мыслишка. - Командировочка-то Ване в любом случае на пользу пойдет. Во-первых, может за эти пару недель, либо его, либо его зазнобу, приступ влюбленности отпустит, - и вопрос с экстренной свадьбой рассосется сам-собой. Ну и отсутствие клада, тоже охолонит его семейностроительные планы. Не то чтоб я против Ваниной свадьбы. Но ребята, - не через две же недели после знакомства!      - Ой Иванопулос, - вздохнул я. - Ладно, шут с тобой... Поедем, добудем твои Колчаковские мильярды.   - Лёва! Дружбан! - Радостно загудел Ваня как самолет на взлете. - Вместе у нас точняк все как надо срастется. Считай, мы уже с тобой богачи! Можешь уже сейчас начинать думать, как шиковать будешь!   - Да-да, - скептически хохотнул я.   - Братата! - Иван поставил локоть на стол и раскрыл мне ладонь. - Не журись! Мы едем на встречу приключениям!      Я звонко хлопнул по подставленной ладони. А Иван дурным голосом заголосил нашу старую песню, подслышанную в детстве, в старом сериале. Я подхватил. И мы загундосили вдвоем. Подражая козлиному голосу забытого исполнителя:      - Сталью клинка, владеет рука,   Верный конь ему в подмогу!   И лишь лунный свет озарит букву 'зет',   Как снова пора в дорогу!   Зорро-о - в бою ему равных не-еет!..      Теперь, задним числом я понимаю, - какие же мы были дураки.                  - Ну и где твой хранитель секретов? - Поинтересовался я, разглядывая меню.   Мы с Иваном расположились в кафешке на Грибканале, недалеко от Невского. Именно здесь мы договорились встретится с потомком захоронщика клада. Сейчас мы сидели у окна, с видом на канал, и наблюдали идущих мимо девушек в летних платьях, и проплывавшие мимо крыши белых прогулочных корабликов.   - Да погоди ты. Пять минут от срока. - Пробасил Иван. - Для Питера это вообще не опоздание.   - Где ты вообще познакомился с этим деятелем?   - Его Паша зовут. - Напомнил Иван. - Да так, пересекались по продаже всякого антикварного военного барахла.      Я кивнул. О заработках Ваньки я был осведомлен. Началось это все много лет назад, когда он со знакомыми поехал копать 'эхо войны'. Черным копателем его назвать было нельзя, так как сошелся он с людьми правильными, и останки с со смертными медальонами они отдавали государству. Но и кое-чем из найденного Иван приторговывал. Он и меня вытаскивал на 'выходы', но я тогда как раз увлекся альпинизмом, и больше времени проводил на 'стенке'. Потом уже Ваня приобрел металлоискатель, и шуровал в поисках ценностей по сгинувшим деревням, и тому подобное. Когда пришло время армии, Ваня 'оттрубил' свое в буквальном смысле, - в трубопроводных частях. А меня, как знакомого с альпинизмом отрядили в горнострелковую бригаду. После армейки знакомые по службе как раз и надоумили меня на работу в контору уборщиков, или как сейчас это называли - клининговую фирму. Там я высотной уборкой и занимался. А Иван, после того как уложил армейские трубы, все так же продолжал романтику лопаты и металлоискателя. И вроде, не так уж плохо с этого жил. Ну, пока не собрался жениться.      - ...Был случай, - продолжал тем временем Иван, - он покупал, я продавал. И что-то там почта накосячила. Не дошла до него вовремя посылка. И концов найти не могут. Моего косяка, сам понимаешь, нет. Но я ему деньги обратно перевел. Хоть сам в убыток вышел. А потом посылка нашлась, чуть не через Китай ехала. Так уже он мне деньги вернул. Ну и видишь, проникся ко мне доверием. Я всегда говорил, - честность лучшая политика. Решил он меня в компаньоны взять. А я уж тебя подтянул. Насилу уговорил. Втроем-то веселее, а?   - Ну да, - дежурно согласился я. - Девушка! - Я подозвал официантку в длинном переднике. (у них тут даже парни-официанты в таких ходили).      - Уже что-то выбрали? - улыбаясь поинтересовалась официантка.   - Теряемся от ассортимента, - сообщил я. - Половины названий вообще не знаю. Помогите выбрать. Интересуют чай и плюшки. У вас зеленый чай есть?   - У нас есть зеленый чай, с мятой, с жасимном, с имбирем, с ежевикой, с... - зачастила девица.      Иванов компаньон появился минут через десять. Когда чай с имбирем уже эскортировал пирожное ко мне в утробу. Иван, налегал на черный. Звякнуло, и во входную дверь вошел худой сумрачный парень. Отстреливаясь краткими словами от встречающего персонала, он шарил глазами по округе, и наконец увидел меня и Ивана, который на всякий случай поднял руку.      Парень кивнул, подтянулся к нам, и пожав руки, уселся к нам за столик. Если бы его потребовалось описать одним словом, я бы выбрал - настороженный.   - Здоров, - в своей обычной добродушной манере сказал Иван. - Это Паша. - он указал рукой. - А это дружок мой, - Лев.   - Доверяешь ему? - Поинтересовался Павел, обыскивая меня взглядом.    - Как себе. - Посерьезнев ответил Иван. - В некоторых вопросах, - больше.      Павел кивнул, и наконец протянул мне руку. Пожатие у него было сухим и жестким.      - Тебе Иван рассказал суть дела?   - В общих чертах, - признался я. - Не отказался бы от некоторых подробностей.      Павел помолчал, внутри у него явно шла некоторая борьба. Но к его чести, он не стал обогащать нас своими сомнениями, и требовать каких-то гарантий.      - Все это серьезно. Без дураков. - Наконец заговорил Павел. - Был у меня прадед. Воевал в гражданскую. В войсках 'Северной директории', потов в 'Колчакии'. После войны удрал из Сибири подальше, на юга, где знакомых лиц нет. Здоровье - лошадиное было. Прожил больше ста, даром что инвалид без ноги. Вон, прабабку нашу захомутать смог. Даже мы с братом его еще застать успели. Отец с дедом говорили, пока в силе был, - никогда без дела не сидел. В артель вступил, работал там помаленьку. Но был у него один заскок. Как-то, - это годах в 40х было, - провалился он под лед, и заболел сильно. Думал, будет помирать. И тогда рассказал он своему сыну, - то есть деду моему, - про клад. Типа, довелось ему в гражданскую жить в Сибири, и зарыл он там огромные ценности. А дед мой, - он уже на своей волне был. У него в голове конкретный коммунизм был. Он сразу и собрался побежать, - доложить куда следует. Предать ценности трудовому народу. Но дед даже еще из комнаты убежать не успел, а прадед-то дальше речь завел, - типа, а охраняют те сокровища марсиане, собаки о пяти хвостах, кометы ходят по фиолетовому небу. Что-то в таком духе. Дед-то и офигел. Сообразил он, что бредит предок. Глаза у того - как плошки. Ну, позвал мать. Дед потом почитай всю ночь такую хреноту нес, что уши вяли. Зато на следующее утро - на поправку пошел. Врач сельский сказал - преодолел кризис. Короче, выправился. Ну а прадеду эту историю дед еще потом долго вспоминал. Стало это чем-то вроде семейной байки. Прадед отшучивался.      Дед выучился, после войны начальником цеха был. Там и сгорел на своей работе. Умер раньше прадеда. Отец у меня был уже инженер, тоже совок тот еще... Короче, в 90е, когда Союз развалился, стала у нас Россия, орел там двуглавый, то сё... Прадед аж ожил слегка. Только он уже неходячий был. Жена его уже умерла, привезли его к нам. Нас братом наверно года три, или четыре было. Отец там все в телек смотрел, и на демократов плевался. А прадед в своей комнатке с нами тайком говорил. Рассказал он нам про войну. Что был белым офицером, боролся с красной напастью. Интересно рассказывал. И про клад. Я, говорит, старый. Не довелось. Вы, как подрастете, - найдите, и владейте. Отцу только, говорил, - молчок; он коммуняками замороченный... Брат мой Колька, - трепло, - на следующий день все отцу и вывалил. А отец только рукой махнул, - он семейную легенду про заскоки предка знал. Подумал, типа, обострение. А прадед с тех пор только со мной говорил, тайком. Есть, говорил, богатства. Я в твердом разуме. Ты, говорил, Пашка, про марсиан не слушай. Это ширма все. Притворился я, когда сын мой к властям собрался бежать, чтоб чужим добро не ушло. Сам всю жизнь знал, где клад лежит. А взять не мог. Нет ноги. Здесь при краснопузых от клада толка нет. А за границу на одной ноге не ускачешь... Сам я пожить толком не смог, - так теперь ты поживи, родная кровь! Вот это он все время повторял. Про родную кровь...      Павел на мгновенье задумался, удивился сам себе.      - До сих пор помню. Вот он как в меня все вдолбил. Я тогда мелкий был. Не все понимал. Воспринимал, наверно, как приключенческую сказку, в которую хочется верить. Знаете, как у детей? И неправда. И правда. У прадеда вещей немного было... Не знаю, где он её хранил. Короче, дал он мне карту. Старую. Вся в метках. С лицевой стороны на плане местности знак, с обратной - подробное описание. Храни, говорит, не заиграй. Я её и спрятал, от Кольки особенно. Была у меня такая серо-голубая коробка. Отец с судостроительного завода принес. Сверху надпись 'комплект комбинированный'. Не знаю, что там хранилось. Коробка хорошая, железная, с защелкой карабинчиком. Я в ней свои детские 'ценности' держал. Изнутри, на дне и крышке, коробка была поролоновой прокладкой проложена. Вот я за прокладку карту и спрятал.      Он опять замолчал.      - Ну, - потеребил я его, - а потом?   - А потом, - Павел криво усмехнулся, - забыл я про дедовы сказки. Совсем забыл. Другое интересное вокруг было. Видики, боевики, игрушки компьютерные. Ну и вообще, - жизнь. Девчонки опять же, в старших классах появились. Короче, забыл напрочь. Да мне и не нужно было. Я в то время, как помню, был уверен, что меня и так впереди ждет крутая жизнь. Буду ездить на мерсе, ну и так далее. Все дети так думают. Это после универа я повзрослел. Понял, что можно валандаться всю жизнь, и горбатится на дядю. А выше головы не прыгнешь. Кто в 90е хапнул, - те всегда выше тебя будут. И их дети. Не пробиться. - Павел сосредоточенно и зло посмотрел на что-то нам с Иваном невидимое. - Во-от. А потом, умер отец... Он мать ненадолго пережил. Мы с братом приехали домой, ну типа, вступать в наследство. Там в основном всякое старое барахло было. Вот там-то я и нашел свою детскую коробку. На антресоли. Ну открыл, начал свое детское добро пересматривать. А потом, дернуло меня что-то, залез я под подкладку. Раскрыл карту, и...      Он замялся, подыскивая подходящие слова.      Память занятная штука. Я разворачиваю. А в голове что-то смутное. Обрывочное. А потом, все больше. Будто плотину прорвало. Или залез в давно запертую комнату. Воспоминания. Обрывочно. Вот я. Вот прадед, шепчет, за руку меня трясет. От него плохо пахло... Я карту взял. И потом несколько дней ходил. Вспоминал. По полочкам в голове раскладывал. Понял, - вот он мой шанс, прыгнуть выше головы! Так-то парни.      Весь рассказ Иван весь прямо лучился оптимизмом. Делал мне заговорщические физиономии, и подрагивал на месте, как норовистый конь. Было понятно, что уже прямо с места готов дать спринт к богатству. Я пожевал губу, и обратился к Павлу.      - А ты уверен, что твой дед, действительно был, не 'того'?   - Уверен. Думаешь у меня сомнений не было? Но первое - карта. Это не каракули сумашедшего. Там все четко, подробно.   - Ну и мало-ли. Знаешь, - без обид, - говорят у психов бывает очень проработанный бред. Они даже, кроме своего заскока, во всем остальном совсем как нормальные.   - Не тот случай. Я хоть и мелкий был, прадеда помню. Не был он на психа похож.   - Знаешь, детские впечатления...   - Ты не понимаешь, он мне свою настоящую фамилию сказал.   - И чего?   - А то. Что прожил он всю жизнь с прабабкой под чужой фамилией! А мне настоящую сказал. Я начал искать, и нашел по нему справку. Родился в 1890м, тра-та-та, окончил Александровское Военное. Служба, русской армии. В 18-20х годах, - в белой армии. В 24ом арестован. Вменили 58ю статью. В 25ом, приговором Архангельского губернского суда дали 5 лет со строгой изоляцией. Выпустили через 3 года по амнистии, с трехлетним поражением в правах. Дальнейшая судьба неизвестна... Ну это им неизвестна. А он почти до конца века дотянул.   - Погоди, я не понял чего-то... - Перебил я. - Ему чего, красные всего три года дали?   - А чего?   - Так это, гражданская ж, враг... - Пожал я плечами - я думал там лет по 10 выписывали, если вообще не под расстрел.   Иван со своего места хохотнул.   - Ты как себе это представляешь, старик? В гражданской войне куча народа была по разные стороны. Всех расстреливать - страна обезлюдит. - Иван 'вскочил на любимого конька' - Тогда красные особо не лютовали, как раз потому, что чувствовали себя победителями. А вот позже, в 37ом, в преддверии новой войны, начали зачищать тылы. Там многих 'бывших' - повторно забрали. И вышли уже не все.      Павел кивнул.   - Да. Только мой прадед дураком не был. Он как свой срок оттрубил, сразу из Сибири дал ноги на другой конец страны. Выправил как-то себе паспорт на новое имя. А самое смешное, - еще и пенсию, как революционный боец, потерявший ногу в боях под Перекопом.   - Как это он умудрился?   - Тогда проще было. Компьютеров не было. Кругом бардак. Как я помню, он говорил... Достал бумагу, купил с рук шапку-богатырку со звездой, да шинель с красными клапанами. И вышел на новом месте красным бойцом... Суть не в этом. Суть - в кладе. Он был белым офицером. Он служил там, где везли сокровища. У него была карта. Достаточно, чтобы поверить и рискнуть, а?      - Да, - подумав кивнул я головой, - чтобы рискнуть - достаточно. - Ты мне лучше вот чего скажи. Почему ты на это дело нас с Ванькой подряжаешь? Своих друзей недостаточно?   - Мне не нужны друзья, - отбрил он. - Мне нужны профессионалы. Знаешь, в тайгу как-то стремно одному идти. Это ж не до магазина на угол сбегать... И Иван говорил, ты карту умеешь читать?      Я посмотрел на Ивана.   - Да, в армейке учили. Ты покажи хоть, что за карта.   - В свое время, - мотнул головой Павел. - Сперва доберемся поближе к месту. На качку в поезде, надеюсь, ни у кого аллергии нет?                        Уезжали в субботу.      Встретились, как договорились, на метро Ладожской, на выходе с эскалатора. Я прибыл последним, но тоже уложился вовремя, не опоздал. Говорят, чем лучше человек знает природу, - тем меньше барахла кажется ему необходимым. Я, в принципе, с такой постановкой вопроса был согласен, и сам был не полный профан; но тем не менее, рюкзак мне плечи все равно тяготил. Видать, я еще не добился туристическо-походного дзена...      Однако, мой рюкзак померк по сравнению с тыловым обеспечением компаньонов. Первое, что я увидел сходя наверху с эскалатора, - ваниного ярко-красного рамного монстра, на фоне которого даже сам дюжий владелец малость терялся. Дополнял рюкзачину длиннющий кожух для ружья, где надо понимать, покоилась до времени Ванина 'сайга' 12го калибра, в длинноствольном охотничьем варианте. Синий, с зелеными вставками рюкзак Павла, в общем, тоже внушал. За Ваню я был спокоен, - он если надо и быка на закорках утащит. А вот не сдуется под весом собственного скарба наш компаньон, - это еще будем посмотреть... Иван был наряжен в свою любимую выходную одежу, - костюм из необоримой палаточной ткани, типа горки, с камуфляжными вставками. (Смысл такого сочетания меня всегда повергал в легкое недоумение). Павел щеголял нарядом в лиственном раскрасе, какой вроде бы носили американцы, во время Второй Мировой, а теперь вовсю распространяли китайцы, и им сочувствующие. Сам я был в любимой однотонке от 'Группа 99'.   Короче, нормальные грибники-туристы.   С миру по нитке.      - Здорово, Леван! - Рявкнул Иван.   - Секунда в секунду, - глянув на часы в телефоне улыбнулся Павел.   - Точность, - вежливость меня, - солидно подтвердил я. - Сколько у нас до поезда?   - Пятнадцать ноль-ноль. Двадцать минут до отхода, - Сообщил Иван.   - Погнали.      Задевая рюкзаками двери, мы протиснулись на улицу. У метро, народ, как всегда, мельтешил.   В воздухе висела надоедливая песенка:      От зарплаты, до зарплаты,   Денег вы занять хотите,   В офис к нам вы заходите,   И кредит наш получите!..   - Микрозаймы, без залога и поручительства!.. - Загундел бодрый голос, после куплетов.      - Задолбали, - буркнул я, пыхтя под рюкзаком. - У себя в метро влезал, эта ростовщическая песня. И тут они же.   - Что-то они не поют, - что там дальше, после займа будет, - Громыхнул Иван.   - А что будет?   - Ну... - Ваня на ходу подумал, и запел на услышанный мотивчик:   - А если долг не отдадите...   - То коллектора вы ждите! - Дополнил я.   - К вам домой ворвется он, - снова зачал Иван.   - И паяльник в афедрон! - Поставил точку я.   Мы захохотали, и звонко хлопнули друг-друга по подставленным ладоням.      - Хватит дурковать, - Возмутился Павел. - на поезд пролетим.      На самом деле, можно было особо не торопиться, так как вокзал располагался через дорогу. Наш питерский Ладожский вокзал, - конечно здание откровенно странной архитектуры. Будто между двумя старыми фортами втиснули впритык три гигантских теплицы некоего невменяемого огородника. Много стекла, очень модерново, не слишком красиво. К вокзалу как муравьи к муравейнику тянулись толпы граждан различной степени опоздажа. Наиболее подпираемые временем бежали вприпрыжку, обстукивая себя сумками и громыхая чемоданами на колесах. В Ивна на входе чуть не сбила какая-то сумасшедшая тетка, и попеняв ему, что он не смотрит куда идет, помчалась дальше. Ваня по своему характеру, только улыбался.      У нас, правда, времени рассиживаться тоже особенно не было. Поэтому, сориентировавшись внутри, двинулись сразу к поезду. Наш поезд был именной, назывался 'Новокузнецк'. Из-за этого отрадного обстоятельства билеты на него стоили дороже чем на обычный. Синий, с голубой полосой по уровню окон, он застыл у перрона, ожидая, пока внутрь набьются его временные жильцы. Снулый милиционер оглядывал проходящих мимо, с отрешенным видом. Видать, сильно не выспался.      - Подвезем, подвезем чемоданчик... - профессионально затараторил рядом с нами носильщик, несмотря на то, что мы шли к поезду.   - Спасибо дядя, мы сами силачи. - Объявил Иван.   - Который наш вагон? - уточнил я.   - Третий, - прояснил Иван, у которого были наши заранее заказанные билеты.       У дверей вагона, как всегда в такие моменты, была легкая очередь. Боевитая проводница в красивой форме, проверяла билеты. Уезжающие с провожающими попадали внутрь. Иван предъявил наши права, и нас тоже допустили в бродячий дом на колесах.      Протиснулись, застревая рюкзаками, по узкому коридорчику мимо толп провожающих, до своего купе, и ввалились внутрь.   - Здрасьте, - пробасил первым вошедший в купе Иван.   Я зашел следом, и увидел, что внутри нас уже ожидала попутчица. Женщина средних лет, брюнетка, в меру миловидная, хорошо одетая. Видимо, до нашего появления, она читала книгу, потому что теперь глядела на нас чуть её опустив. На обложке красовалась какая-то взбалмошная девица с двумя перекормленными мопсами; женский детектив.   - Здравствуйте, - поздоровался я. И эхом за мной повторил входящий Паша.   - Добрый день, - женщина чуть кивнула. Несмотря на то, что мы заполонили все купе, поздоровалась она ровно, без неудовольствия. Видать, была опытной путешественницей. И снова уткнулась в книгу.      Мы закрыли дверь, и отгородившись от толпы, устроили обычную пятиминутку хаоса. Рассовывание рюкзаков в лавки, и совещание кому где лежать. За Иваном, как за самым здоровым закрепили нижнюю койку. Нам с Пашей предстояло на ночь вознестись к небесам... Я тем временем успел толком рассмотреть купе. Все-таки фирменный поезд выгодно отличался от обычного. Уютные голубые занавески, скатерть на столике, и обивка диванчиков - все в одной цветовой гамме. На аккуратно сложенном белье, и поставленных уголочком подушках - (не иначе проводницы когда-то служили в той же военной части что и я, привет армейка!) - шли логотипы с названием поезда. Рядом с бельем лежали полотенца, и пакетики с набором, - зубная щетка, паста, влажные салфетки, ложечка для обуви, и что-то еще, - потом посмотрю...      Я машинально провел рукой по белью. Мягкое, приятно не ощупь, новое. Вспомнилась история юности, когда я только вернулся из армии. Был я тогда молод, и горяч. Познакомился в тырнете на сайте знакомств с дюже красивой девушкой. Проблема была, что девушка жила в Москве. Но молодая кровь не знает преград, - поэтому я вскочил на поезд, и покатил на свидание. Поскольку ехал ненадолго, о таких мелочах как смена одежды и не думал. Жара ограничила мою верхнюю одежду одной чёрной майкой, - в ней я и наладился спать. Проснувшись с утра, обнаружил, - не менее половины простыни висит у меня на майке, в виде ниток, ворсинок, и какой-то уж совсем мелкой белой дряни. Выглядел я после этого как распоследний бомж, и от позора меня тогда спасли только сердобольные девчонки из московской кафешки, у которых нашлась липучка на ролике. После липучки на майке осталась всего лишь четверть простыни, и девушка от меня тогда в ужасе не убежала. Тем более, что ночью я уже майку снял...      - Чего застыл? - Хлопнул меня Иван. - Садись.   - Нам тут еще пару дней куковать, - буркнул я. - Успеет все надоесть. И стоять, и сидеть, и лежать.      В коридоре послышался зычный голос проводницы.   Начали разгонять провожающих.                        Что в поездке? Попутчица оказалась нормальной теткой. Правда утром и вечером пришлось несколько раз, по её просьбе, входить и выходить, чтоб она переоделась. Я такие моменты брал свой кошелек и документы, - такое уж наше время... Остальной наш туристический скарб, как я подозревал, тетке при любых раскладах не понадобится. Спрятанный в моем рюкзаке компактный ТОЗ-106 со складным прикладом, женщине не край как нужен. А Ванина 'сайга' и Пашин помповый дробовик, были чуть ли не выше дамы, - так что и не унесешь. Павел же в такие моменты тащил с собой некий пластиковую папку, - и я понял, что скорее всего знаю, где он держит заветную карту. Но в это дело я пока не лез. Незачем нервировать будущего миллионера. Покажет, как придет время.      В начале пути, правда, был момент, когда я решил, что тетка слегка подвинулась крышей, - потому что она несколько раз вскакивала. Выходила из купе в коридор, и тут же возвращалась обратно. Когда дама все же убежала, Ванька объяснил, что теперь в поездах на туалетах висят здоровенные табло, на которых сразу написано - 'занято'. Так что привычная беготня до туалета вхолостую, и попытка оторвать запертую ручку, теперь вышли из разряда модных развлечений. Я этому так прямо и восхитился.      Питание было включено в билет, кормили хорошо. Розеток было много, что облегчало зарядку телефонов. Павел первое время страдал - было видно, что ему хочется обсудить подробности кладоискательства. Поэтому он время от времени тяжко сопел, и бросал косые неодобрительные взгляды на нашу попутчицу. Но потом смирился, заказал у проводницы чая, и уткнулся в свой телефон. Собственно, мы все втроем уткнулись. Павел читал какой-то кровожадный американский триллер товарища Кинга. Про небрежно убитую ведьму, которая теперь восставала, и мстила обидчикам, и всем, кто под руку попадется. Сам Кинг был изображен на электронной 'обложке' Пашиного файла, и увидев лицо автора, я понял почему у того такие страшные книги... Ваня читал некоего Пелевина, про какого-то мужика, которого чуть не насильно пихнули в ракету для полета в холодный космос. Лицо у Пелевина не сильно уступало американскому коллеге...         Я в то время имел в телефоне наполовину дочитанный, 'Де рерум натура' Тита Лукреция Кара. Благо у меня был шикарный скан издательства академии наук СССР 1946го года, где параллельно шел и латинский оригинал, - и русский перевод. К сожалению, тяжеловесные латинизмы пришлось отложить. Раз мы собрались на серьезное дело, - хотелось хоть немного изучить обстоятельства эпохи, во время которой был сокрыт наш клад. Это Ванька мог себе сейчас позволить читать Пелевина. Он по теме гражданской уже забыл больше, чем я когда-нибудь узнаю... Поэтому я начал читать заранее закаченные мемуары генерала Сиднея Грейвса 'Америка'с Сибериан Адвенче'. Их я мог читать свободно, - чай не золотая латынь.      Этот самый генерал Грейвс был командиром американского корпуса интервентов в Русскую Сибирь в 1918-20х годах. Взгляд постороннего всегда интересен. Ну, с поправкой на американский антикоммунизм, конечно. К моему удивлению, никакого особого антикоммунизма в книге не оказалось. Наоборот, американец так описывал зверства своих союзников - белых колчаковцев, что я лишь удивился - как Колчак при такой политике вообще смог удержаться у власти хотя бы эти неполные два года?! Собственно, выходило, что любого крестьянина, который не хотел воевать, колчаковцы нарекали 'коммунистом', пытали и расстреливали. Причем расстрелы были обыденным и массовым делом.   Читать это было тяжко.      Покончив с Грейвсом, я начал читать мемуары британского капитана Девида Тиккерея, который мариновался в тех же местах в британском экспедиционном корпусе. Британец в своих воспоминаниях первым делом облил густым презрением американцев, как никудышных вояк, - с наслаждением приводя конкретные примеры. (По нему, большинство американцев было калифорнийскими добровольцами, которые просто сбежали в армию от беспросветной нищеты, а воевать совершенно не хотели). А во-вторых, автор порадовал меня описанием обязательности и пунктуальности русских сибиряков. По его словам, угрозами добиться чего-то от русских крестьян было трудно. Но если удавалось договорится со старостой, - то не было случая, чтобы заказанные возчики не приехали, или хотя бы опоздали. О колчаковцах британец отозвался по-британски сдержанно, отметив, что некоторые из них были неплохими парнями, но таких было немного; большую же часть колчаковских офицеров губили спиртное, и алчность.      Наконец отложив Тиккерея, я решил отдать честь соотечественникам. Прочитал несколько частных воспоминаний, а потом начал, 'Гражданская война глазами участников и очевидцев'. Читая, я только крякал от удивления. Ситуация в Сибири, в те годы была совершенно шизофреническая. Японские и британские войска вели себя чаще не как союзники белых, а как победители в захваченной стране. Нередко их действия были демонстративно оскорбительными. Если британцам надо было куда-то ехать, или встать на постой, - и местных и колчаковцев выбрасывали из домов и поездов без разговоров. Дело доходило до прямого грабежа. Умиляли воспоминания, как британцы грабили команду крейсера 'Аскольд', натягивая на себя по три пары русских брюк, и рассовывая по карманам серебряные ложечки... Вместо установленного русского гимна на совместных парадах британцы - троллинг начала 20го века! - играли развеселого 'Казачка'.      В действиях бриттов буквально сквозило презрение к 'белым' русским, но честно говоря, и было за что. Колчаковская армия была совершенно разложена. На одного русского боевого офицера, выходило несколько, которые шлялись по кабакам и борделям. Получив прямой приказ отбыть на фронт, такие 'герои' начисто его игнорировали. Наказания были достаточно мягкими, чтобы не пугать уклонистов. На фронт им было страшнее. Но вместо того, чтобы навести жесткий порядок в армии, колчаковцы терроризировали и уничтожали мирно местное население. Заключенные содержались в скотских условиях. Попавшим в колчаковские тюрьмы, еще 'повезло', относительно тех, кого держали в концлагерях. Где тут логика?! О чем думал адмирал, и его правительство?.. Ответов на это воспоминания не давали. В голове только всплывало классическое - 'слишком далеки они от народа'.      На место моей первой мыслишки, что Колчак продержался всего два года, пришла другая: - а попробуй-ка ты в те времена, эти два года пережить. Долгий для местного населения это был срок. Очень долгий.      Стучали колеса. Мелькали за окнами столбы, поля, мосты... Замирали на время станции, и полустанки. Едем, стоим, и снова в путь...                        На второй день малая подвижность начала утомлять. Но поскольку попутчица оказалась действительно нормальной теткой, я с её разрешения начал хвататься за ограничительные ручки на койках верхнего яруса, и использовать их как брусья для жима и 'уголка'. Жить сразу стало лучше. Жить стало веселее.      Ну а Иван и так был всем доволен. Ходил как блаженьенький, и периодически любовался на телефонные фото своей ненаглядной Маши. Я потребовал приобщиться к прекрасному - и не обнаружил на фото ничего особенного. Собственно, это было и правильно - в женщинах друга я и не должен обнаруживать ничего особенного. Говоря точнее, женщина друга - это и не женщина вообще. Короче, на фото было все как он любил, - стройная до полного отсутствия груди. С длинным носом. Но не страшная. Я естественно сказал, что красива, прям спасу нет. Ваня расплылся в блаженстве. Павел же гукнул как филин, и делая страшные глаза вопросил - не проболтался ли Иван зазнобе, куда мы едем? Ваня забожился - что нет так нет! Могила!..      К вечеру второго дня, голова моя уже капитально опухла от реалий гражданской войны. Ваня с Пашей тоже думали, как взбодриться.   - А не выпить ли нам? - Предложил Иван.   Паша горячо поддержал. Попутчица, улыбнувшись отказалась, и снова уткнулась в женский роман. Я вполне согласился. Естественно, как у опытных путешественников, - у нас с собой было. Иван, как главный баталер, водрузил на стол недорогого, но вменяемого испанского вина. Расставили стаканы.      - Погодите, сейчас за водой сбегаю, - я поднялся, взял кружку, и протиснувшись миом Ивана, пошел к выходу из купе.   - А вода-то зачем? - Удивился Павел, который как раз скручивал обертку с горла сосуда.   - А он вино... разбавлять будет, - скорчив ехидную физиономию объяснил Иван.   - Зачем? - Поглядел на меня Павел.   - Так древнеримским грекам положено, - все с той же рожей, елейно объяснил Ваня. - Он это в какой-то книжке вычитал. С тех пор эстествует.   - Так вкуснее, балда, - Протянул я. - Только так настоящий вкус вина и чувствуется.   - Да-да, - махнул рукой Ваня, - беги уже, малохольный. А то пока придешь, винишко-то и кончится.      Я выскочил в коридор, разминулся с озабоченным лысым гражданином, что спешил к туалету, и добрался до проводницкой. Проводница одарила меня водой, и я уже развернулся, чтобы идти обратно в купе. Тут я и увидел в коридоре девушку.      Она стояла у окна, задумчиво глядя в темноту за окном. Свет от проносящихся за окнами фонарей, играл на её профиле. Когда дверь в комнату проводницы закрылась, она коротко оглянулась в мою сторону, и я увидел её лицо. Время застыло. В воздухе повис многоголосый стон. Это рвали души поэты, которым не повезло родиться в других местах, в другие времена. Они не имели шансов написать стихов про эту девушку. И плакал Петрарка. И скулил, свернувшись клубком Катулл. И горевал, сморкаясь в бакенбарды, Пушкин. Где-то пели серебряные колокольчики. А я стоял, и смотрел, ошеломленный красотой. Я был беззащитен пред ней. И это было больно.      А вдруг она уже замужем? Мысль резанула испугом. Но она держалась руками за поручень, - и кольца не было. А вдруг у неё парень... Мысли бестолково напрыгивали друг на друга. Вряд ли я когда-то бывал в таком смятении. Бутылка воды в руках мешала мне, оказалось, что я почему-то держу её в руках двумя руками. Все было как-то нелепо. Но надо было действовать. Я ведь мужчина. И я сделал к девушке шаг, не зная абсолютно, что и как я ей скажу. Мне хотелось сказать что-то важное. Что-то нежное.      - Старик! Ты идешь бухать или нет?! - В открывшуюся дверь высунулся медвежий мордас Ивана. - Водка стынет, пиво прокисает, телки теряют запал!      Девушка посмотрела на Ивана. Потом на меня. Только тряхнула челка над голубыми глазами. Скорчила носиком презрительную гримаску, и развернувшись ушла в купе. Номер три... Я стоял как оплеванный, с бутылкой воды наперевес.      - Ну чё застрял-то, водонос?! - Возмутился Иван.   - Эх, Ваня... - выдохнул я, подходя к нему. Мне хотелось сказать 'твою мать!'. Но у нас, интернатских это было не принято. - Твою ж Ваня, дивизию...   - А чего? - Удивился он.   - Хорошо, Вань, что ты женишься. - Я похлопал его по плечу, протискиваясь в купе. - Что мы без любви? Куда мы без неё?..   - А? Ну, да. - Иван неуверенно посмотрел на меня. - Старик, у тебя все в порядке? Ты какой-то странный.   - Я в порядке. - Вздохнул я. - Разливай, Ваня.                     На третий день мы прибыли Омск. Народ вываливался из купе, обвешанный добром, и толпился на выходах. А я, стоя за Ваней, в очереди, все высматривал вчерашнюю девушку.   - Чего ты башкой вертишь? - Заметил Иван.    - Да так... шею разминаю.      Нет, не увидел я её в вагоне. Уже снаружи, мне показалось, что мелькнул впереди, среди прохожих, русый хвост волос. Но люди шли волной. И я тащил рюкзак, и был не один. И даже русых девушек впереди шло несколько... Я рассеяно плелся, переставляя ноги. Как опытный путешественник знал, - на незнакомом вокзале иди за всеми, не ошибешься. Меж тем, вокзал в Омске был шикарный. Зеленое огромное здание, больше напоминало царский дворец, который кто-то, по недоразумению, воздвиг рядом с поездными путями.   - Довезем кладь, довезем... - бубнили дядьки с тележками.      С вокзала мы вышли через центральный вход, спустившись по широкой лестнице. На площади, как это всегда бывает, стояла туча машин, большая часть из которых принадлежала бомбилам. Здесь нас тут же атаковали живописные таксисты. Иван вступил в бой, с пожилым, солидного вида водителем старой 'тойоты', назвав ему гостиницу, и прощупывая цену. А я стоял, и оглядывал окрестности, все еще надеясь увидеть девушку. И вот, вертя головой на 360 градусов, я вдруг увидел кое-что у себя перед носом. Павел стоял напряженный как струна, глядя куда-то вдоль ряда машин.   - Ты чего? - Я тронул его за рукав.   - Я...      Он повернулся ко мне, и застыл, в полном смятении, лихорадочно размышляя, что сказать.      - Да что случилось-то? - Он встревожил меня не на шутку. Иван тоже обернулся к нам.   - Я брата видел... - Наконец растерянно выдал он.   - Какого брата?   - Моего, - буркнул он, кажется уже сожалея о своих словах.   - И что? - Теперь я знал, что у нашего компаньона есть брат. - Как он тут оказался?   - В том-то и дело, - приходя в себя сбросил с оскалом Павел. - что его тут быть не должно.   - А ты не ошибся?   - Нет. Не знаю... Он вон в ту машину влез. - Он указал на старый темно серый Джип Чероки, который чадя выхлопом выезжал с вокзальной стоянки, машин через двадцать от нас.      - Так, я придвинулся к нему, обостряясь - При чем тут твой брат?   - Не знаю. - Явно нехотя буркнул он. - Он в это дело никогда не верил. Я ему сразу сказал, чтоб он ни на что не рассчитывал...   Я на секунду застыл. Дело обрастало какими-то новыми, непонятным поворотами.      - Так, ну-ка поехали, - я посунулся к водителю Тойоты.   - Дорого! - Возмутился Ваня.   - Плевать, - буркнул я. И повернулся к водиле. - Ну чего, мужик, везешь?   - Залезай, - он махнул рукой, и полез на водительское сиденье.      Машина вырулила со стоянки. Я сидел на переднем, положив руку на обшарканную торпеду. Оборачиваясь назад, я видел Павла, который вертел головой, не то как летчик времен Первой Мировой, не то как человек, увидевший приведенье.      - Твой брат, выходит, нам конкурент, - спросил я у Павла.   - Не знаю... Я ему никогда ничего не обещал.      Я поглядел на идущие за нами машины. Оглянулся на водилу. Зачинать при нем подробные вопросы было не с руки.   - Тебя как звать, командир? - Спросил я таксиста.   - Сергей.   - Слушай, Сергей, можешь сейчас где-нибудь, сделать круг?   Он покосился на меня.   - Зачем это?   - Хотим посмотреть, не едет ли кто за нами.   - Мне неприятности не нужны, - решительно объявил водила.   - А кому они нужны? - Буркнул я. - Накинем четверть косой за круг.   На это он как-то не нашелся что ответить. Через минуту, сбавив скорость, он сказал.   - Здесь можно.   - Давай.      Водила завернул свою Тойоту на улицу с меньшим движением, и медленно покатил вниз. Я глядел назад. Ни одна из ехавших за нами машин, на улицу не свернула. Это, конечно, мало что значило в случае большой слежки. Когда следят несколько машин, меняющих друг-друга. Но в конце-концов, не своя же организация у брата нашего картохранителя?      Водила меж тем сделала очередной поворот. Потом еще один. Несколько машин по этим улицам ехали. Но слежки я не видел.   - Спасибо, Сергей, - сказал я. - Давай к гостинице.                     - Рассказывай, - поймал я Павла за руку, едва мы вкатились в номер гостиницы. - Что за история с братом?   Он сбросил на пол рюкзак, и завозился, отводя взгляд.   - Ну? - Надавил я голосом, подступая.   - Не тяни, Паша, - подтянулся Иван, стараясь сделать сердитое лицо. - что за непонятки?   Деваться ему от нас было некуда. Мы его фактически заперли у низкого комода.      Павел наконец повернулся к нам.      - Мой брат. У меня есть брат.   - И?   - Я вам все как есть рассказывал. Когда мы были на квартире родителей, я нашел карту. На меня столько навалилась тогда... Воспоминания, и прочее, что я застыл. Не догадался сразу спрятать. А он увидел. Спрашивает, что это. Я машинально и ляпнул, что это дедова карта.   - И? - Снова повторил я, когда он опять запнулся.   - Ну, в общем... Подрались мы там из-за неё. Карта осталась у меня. А он пошел нос полотенцем подтирать.   - А тебе что, жалко было с братом поделится? - Нахмурился Иван.   - Да я бы поделился! - Вспыхнул Павел. - Да он наскочил, вырывать начал. Слово за слово, вспомнили детские обиды. По-дурацки как-то получилось.   - Так, - подвел я. - Ну а здесь что?   Павел замолчал, дергая головой, как лошадь которую тянут за разные поводья.   - Не знаю... Кажется, видел брата. Очень похож.   - Так брата? Или похож?   - Да не знаю! - Мучительно выдохнул он. - Далеко. Показалось, что он.   - А что ему делать в Омске?   - В том то и дело, что нечего. Он за всю жизнь из Питера никуда не выезжал.   - Может, по работе? - Предположил Ваня.   - Да он сисадмин. У него все командировки не дальше к холодильнику за пивом.   - Значит, - здесь ему делать нечего? - Положил я.   - Нечего.   - Если только, он не следит за тобой, - покачал головой я.   Паша в ответ нахмурился еще больше, и с силой потер ладонью щетину на щеке, а потом и шею.      - И чего нам делать? - Спросил меня Иван.   - Не знаю. К гостинице за нами никто не ехал...   - А если его брат все-таки объявится?   - А мы чего? - Я кивнул на Павла. - Пусть Павел тогда разбирается. Это его семейное дело. - Я окинул Павла быстрым взглядом, и обратился уже к нему. - И знаешь чего, ты, хранитель карты. Так нельзя. Такие сюрпризы никто не любит.   - Какие сюрпризы? - Хмуро буркнул он.   - Никакие! - Отрубил я. - Речь идет о больших деньгах. Мы компаньоны. Значит, мы должны знать все. А ты нам солгал.   - Я ж не думал, что он может объявится.   - Да, - вы друг другу морду за карту били. Но ты не думал.   - Да это может вообще был не он.   - Без разницы! - Осадил я. - Твой залет. И знаешь чего, - пока не покажешь карту, чтоб я понимал путь, - я с места не сдвинусь.   - Точняк, - согласно кивнув, пробасил Иван.   - Да пожалуйста, - Павел наконец вырвался из окружения, и наклонился к своему рюкзаку. - Я и сам собирался сегодня все показать. Мы уже почти на месте.      Он вытащил из рюкзака уже знакомую мне по поезду папку, и захрустел целлофаном.      - Вот, - он аккуратно протянул мне отделенный от папки файл, с желтоватым листом внутри. - Сможешь разобраться, штурман?      Мы с Иваном притиснулись друг к другу, чуть не стукнувшись лбами. Внутри прозрачного файла просвечивал пожелтевший, сложенный лист. Я аккуратно извлек его, и он развернулся на несколько секторов. Карта. Я подбежал к столу, нашего небольшого четырехместного номера, и разложил лист на столе. Иван и Павел прилипли ко мне, как пажи несущие вуаль невесты. Мы сгрудились вокруг старой бумаги.   - Да не пихайтесь вы, - буркнул я.      Теперь я мог рассмотреть лист подробнее. Карта, отпечатана типографическим способом. Среднего масштаба... ага, вот левом верхнем и пояснительная запись, - числовое значение масштаба в английский дюймах, как гласит надпись с дореформенными знаками. Насколько я помню, дюйм равен 2,54см. Значит выходит... Но надо еще уточнить, не отличался ли чем-то именно английский дюйм тех времен. Мысленно я сделал себе заметочку. Карта была типографской, но дополнительно, порыжевшими от времен чернилами, на ней была нанесена 'улитка', - сетка из квадратов. И череда условных обозначений. Твердость руки у составителя была изумительная, - каллиграфическая ровность и красота букв. Кадровый офицер, штабист?.. Впрочем, часть обозначений была не столь хороша, видимо наносилась впопыхах. Часть из них была сделана и вовсе скверно отточенным карандашом. Все эти знаки, окружали идущую по карте из квадрата в квадрат линию. Изменчивая, несколько раз менявшая направление, она выходила из расположенного на карте населенного пункта, а оканчивалась... крестом в тайге.      - Там еще с другой стороны, - подсказал Павел.   - Я перевернул карту. Здесь уже весь чертеж был от руки. В углу стоял тот же символ, косой, 'андреевский' крест, и новый масштаб - куча нулей в знаменателе, ну ясно. Близкий и подробный план местности, где спрятали... Четкий план, а главное, с отличной привязкой к ориентирам, положенным на стороны света. Несколько невысоких скал, и одна большая. Какое-то строение... Даже если все заросло за прошедшие сто с лишним лет, эти ориентиры не должны были пропасть. Ну, если конечно их не взорвали на стройках ударных пятилеток.      - Ну что - пыхнул жарким дыханием Павел. - Ты можешь? Понимаешь?      Я повел плечом, и перевернул карту обратно. Начал читать названия. Так, все эти яти и еры...   Да, я вполне читал карту. Не все значки создателя карты мне были понятны, - что-то изменилось за годы, устарело, и появилось новое. Но основное я понимал. Вот здесь они вышли из города. Вот тут, взаимное пересечение, - вляпались во встречный бой. Взаимные попытки выхода во фланг. Уход с дороги. Еще бой, уже в тайге. И еще...      - Да, я её читаю, - пробормотал я.   - Отлично. - Иван хлопнул меня по плечу.   - Одного не понимаю, - пробормотал я. - У них было несколько столкновений. Они же шли с грузом. Как они оторвались?..   - Ну раз спрятали, - значит оторвались, - логично заметил Иван. - Перестреляли погоню.   - Нет. - мотнул головой Павел. - Они потому и зарыли, что не смогли уйти.   - Какая разница?! - Махнул Рукой обычно терпеливый Ваня. - Главное, зарыли! Ты к точке сможешь?   Я еще раз глянул на карту.   - Смогу. Только мы нифига не там, где надо. Нам сперва опять нужно ехать на поезде.   - Куда? - Спросил Иван.   - Ну куда... - я опять взглянул на карту. - Вышел конвой из Нижнеудинска... И двигался, видимо в обход, железки, но вдоль неё...   - Имеет смысл, - кивнул Иван. - Незадолго перед пленением Колчака, он как раз застрял в Нижнеудинске. Движение по дороге было блокировано. Пришли вести, что красные заняли лежащий впереди Иркутск. А позади - Красноярск. Это рассекло эшелоны отходящих белых на несколько частей.   - Да, кивнул Паша, - прадед что-то такое рассказывал. Им дали приказ, пробиться...   - Ну и значит вот. Кивнул я. Вышли они из Нижнеудинска, и никакой Иркутск они естественно, и близко не обогнули. Они даже до города Зимы не дошли. - Я все разбирался в каракулях старой карты. - Миновали крупное село, или даже городок... Тулуп... А, нет, Тулун, вроде так. Сколько тут Нижнеудинска, до этого Тулуна по масштабу. Я прикинул... километров сто. Так, дальше Кайтун, но не дошли и до него... Вот тут они и застряли. Чуть дальше и в стороне Тулуна. Не так уж много они прошли.   - Зима, - развел руками Иван. - Груз.   - Да, - я подумал. Вообще пойти в такой поход, - жест отчаянья.   - Пойти да. А послать?   - В смысле? - Не понял я.   - Они же были военные. Приказ, и все.   - Ну да... Нелегко им пришлось.      Я взглянул в окно. Со второго этажа был виден залитый летним солнцем зеленый газон, деревья шуршали зелеными листьями. А перед глазами стоял небольшой отряд. Запорошенные снегом, они медленно уходили вдаль, по белой, снежной целине. И следов за ними не оставалось...         - Самое интересное, - скривил улыбку на одну сторону лица Иван, что им не повезло буквально на пару дней.   - Почему?   - Так, Колчак именно в Нижнеудинске лишился власти. Буквально через несколько дней, после прибытия. Если бы отправка конвоя по каким-то причинам задержалась, судьба экспедиции могла пойти совсем по-иному.   - Тогда они бы не было нашего клада, - протестующе заметил Павел.   - Точно. А он - есть, - я довольно потер ладоши. - Но какого лешего мы приехали в Омск, а не в Нижнеудинск? - Я вопросительно поглядел на Павла.   - Надо было не через Питер, а через Москву ехать, балда - Вмешался Иван. Там поезда по прямой до Владика шпилят. Если бы ты сразу показал карту, мы бы все сделали гораздо быстрее.   - Да, сразу, - Паша ужался. - Должен же я был на вас посмотреть.   - Не доверял, до конца, значит. - Я посмотрел на него с прищуром.   - А ты бы такое сразу доверял? С Ваней я был знаком, на тебя в пути посмотрел.   - И чего?   - Нормально. Я в людях разбираюсь.   - Польщен, - фыркнул я. - Ладно, займитесь чем-то полезным. Мне теперь нужно сравнить нашу древнюю рукопись с современными планами. - Я пододвинул к себе рюкзак, и залез в планшет. Надо привязаться с учетом изменений местности...      Много времени мне не потребовалось. Иван успел принять душ, Паша готовился его сменить, когда я оторвался от электронных карт на планшете.   - Так, братцы, - дело упрощается. - Относительно недалеко от точки теперь есть какой-то поселок. Называется 'Алгатуй'. На старой карте его нет вообще, видимо уже появился при советской власти. Сейчас там какой-то угольный разрез.    - Э! Они не могли там наш клад выкопать? - Встревожился Паша, завинтив от тревоги в руках полотенце.   - Я же сказал, относительно недалеко. Это значит ближе всех других. А пешком ты еще офигеешь тащиться. Тут Тайга, знаешь ли... От Нижнеудинска до Алгатуя идет местная железка. Это нам все сильно упрощает.   - Значит, - на Алагатуй?! - Ероша влажные после душа волосы, провозгласил Иван.   - Да, ближайшим транспортом. - Согласился я. - А пока бы, схарчить чего, а мужики?   Мужики поддержали.   - Пожрать, я сейчас организую, - пообещал Иван, и повернулся к Павлу. - А ты давай пока, в душ. А после еды, давай еще раз, во всех подробностях, чего тебе рассказывал прадед. Вдруг чего еще важное вспомнишь?                        Мороз стоял лютый. Крупья снега под ногами не сминались, а хрустели, будто битое стекло. Гулять в такую погоду было удовольствием сомнительным. И тем не менее, на улицах было полно народа. Городок был переполнен людьми. Красные напирали, будто поршень шприца вколачивая в тонкую 'иглу' сибирской железной дороги всех от них бегущих. Части русской армии, союзники, мирное население, - все бежали на север, заполонив дороги, станции и полустанки. Бардак был дичайший. Местные жители рвали с беженцев бешенные деньги за постой. Беженцы проклинали, но платили - куда деваться? Часто их проклятия сбывались раньше, чем сами они могли предположить - в дом вваливались военные, и вышвыривали на улицу и постояльцев и хозяев.      У Медлявсого с Гущиным было где преклонить голову. Их вагон был прицеплен к одному из литерных эшелонов Верховного. Конечно это был не пульмановский пассажирский вагон, в основном эшелоне Колчака. А всего лишь грузовой четырехосный, - но по нынешним временам, и это было много. Беда была в том, что эшелоны верховного правителя, уже почти неделю как застыли на месте. Чешские союзники - заслуживали ли они такого слова? - объявили район от Новониколаевска до Иркутска операционной зоной своего отступления. Свои эшелоны они пускали первоочередно, а поезда верховного стояли. Ситуация была взрывоопасной. Нередко вспыхивали драки, переходящие в стрельбу, между русскими и чехо-словаками. Верховный отдал приказ проявлять сдержанность, - потому что чехи формально все еще были союзниками. А неформально, по-военному, - на этом участке у них было полное преимущество.         Медлявский и Гущин выбрались из вагона, просто чтобы согреться. Запасы дров к буржуйке таяли, вагон выстывал. Долгая неподвижность вводила в оцепенение и ум и тело. Вот они и вышли, движением разогнать в жилах кровь. Чтобы не бродить бесцельно, спросили у местного, нет ли в городке какой достопримечательности? Мужик в треухе объяснил, что достопримечательность в городе есть, в виде арки построенной в честь наследника престола царя Николая. А еще есть базар, ныне шумный... Царя нет, а арка есть, - заметил Гущин. Давайте приобщимся к местным памятникам, а Медлявский?.. Увольте, уж лучше к базару...      Ни до арки, ни до базара офицеры, впрочем, не добрались. На улице, рядом с торговой точкой у костерка в бочке, столкнулись с безобразной сценой: - Торговка молоком не могла сойтись в цене с беженкой. Беженка, интеллигентного вида дама, с муфтой для рук, упирала на распоряжение о предельной цене. Торговка задирала. Беженка, пригрозила обратиться в милицию, за спекуляцию. Рядом тут же действительно объявилось два милиционера. По их рожам было видно, что они более озабочены не охраною законности, а возможностью пощупать кошелек торговки. Но баба-торговка пошла на характер: - 'раз власть цену ставит, пусть-д-ка она молоко и делат!' Баба выставила нагретый бидон из тулупа, сильно толкнула ногой, тот рухнул - и побежало молоко по грязному снегу, отдавая тепло густым парком. Вслед за бидоном тут же рухнула и сама торговка - без передних зубов, - только кровянка по снегу брызнула. Это вдал проходящий мимо солдат, - как увидел бегущее молоко, побелел. 'Люди на холоде и голоде дохнут, а - ты!'.. Товарищи солдата тоже навалились. Били ногами, прикладами. Торговка верещала звериным воем. Кто-то из солдат сдернул со спины винтовку, снял с дула перевернутый по-транспортному штык, и зажав его в руке сунулся в кучу-малу. Животные стоны торговки переросли в утробный хрип. Окрестные бабы гомонили. Милиционеры оттягивалась от драки подальше, старясь слиться с бревенчатой стеной жилого дома.      - Прекратить! - командирским голосом рявкнул Медлявский, выпустив тепло из горла, осевшим дымным парком. - Он сбросил рукавицу, повисшую на ремешке, и оставив руку в тонкой вязанной перчатке, вытянул из кобуры 'Наган'. - Прекратить, я сказал!      Медлявский вытянул руку вверх, и нажал на спуск - сухо и хлестко грохнул в морозном воздухе выстрел.      Солдаты бившие торговку обернулись. Было в их позе что-то от хищников, застигнутых за трапезой. - Стерегись, офицерьё! - крикнул один. И всей толпой они рванулись в ближайший проулок, снимая с плачей винтовки. На утоптанном снеге, в уже подмёрзшем молоке осталась лежать неподвижная торговка, свернутая в калачик штыковым ударом. Беженка в шляпке застыла статуей, белее снега, полуприкрыв лицо руками с муфточкой. Со стороны послышался свист - по дальнему концу улицы бежал чехословацкий патруль. Милиционеры отлепились от стены, и приняв распорядительный вид двинулись к трупу.      - Проверьте бабу, может жива, - Приказал Медлявский милиционерам.    Милиционер, коротко наклонившись над телом, вытер руки.   - Отмучилась...      - Милиционер Кружкин, - прибросив руку к козырьку, обратился к Медлявскому второй, тот что был ближе, - Акт бы составить, ваше благородие.   - Узду в пизду, тебе, - Кружкин. - Отозвался на предложение из-за спины Медлявского Гущин, демонстративно не засовывая в кобуру свой небольшой 'Сэвэдж'. - Ты скотина, порядок охранять поставлена, а не к стенкам жаться. И без твоих актов жить душно. - Пойдемте, Андрей Севастьяныч, - он обернулся к Медлявскому.   - Но как же - Замялся Медлявский. - Порядок требует...   - Где вы видите порядок? - Поморщился Гущин, глядя на приближающийся патруль. - Вам угодно пообщаться с чехословацкими лыцарями? - Уходим, я вам говорю.      Гущин схватил Медлявского под локоть, и протиснувшись мимо дамы с муфтой, - пардон мадам! - увлек его через толпу, в проулок противоположный тому, где скрылись солдаты.      - Главное, - непонятно кого в этой ситуации жалко, - продолжал рассуждать Медлявский, пока они пробирались между двумя глухими стенами в проулке. Из-за холода он был так закутан в башлык, что черты его лица полностью скрывались, кроме торчащего носа и заиндевелых усов. - Солдаты озверенели. Но эта дура тоже хороша. Выливать молоко...   - Верно говорят, 'жадность крестьянская', - согласился Гущин. - Это она за какие-никакие деньги не хотела отдавать. А представляете, - если фуражировка? Не зря Верховному пришлось продолжить продразверстку. Эти нас скорее голодом уморят, чем от себя лишний кус оторвут. - Он помолчал несколько шагов. - Заметили, какой части были солдаты?   - Нет, - мотнул головой Медлявский. - У Унтера звание на рукаве. Беспогонники. Явно из дальних частей. Куда теперь?   - Черт нас дернул на эту прогулку, - Поправляя папаху выдохнул Гущин. - Давайте уж обратно к составу.   - Согласен, поручик. Пойдемте.                     Станция жила. Горели разведенные железнодорожниками костры, для прогревки состава. Горели костры в бочках, у которых грелись патрули и часовые. Готовились пропускать очередной чехословацкий состав. Союзники высовывались из вагонов, и переговаривались с часовыми на похожем, - и все же чужом языке. Гущин с Медлявским миновали здание станции, и выйдя на пути, пошли к обходным колеям. Русские эшелоны загонные на обходную колею, выглядели как гигантские замерзшие змеи. Картину оживляли только дымки, вырывающиеся из труб вагонных печурок. Пути никто не расчищал, за неделю они обледенели, и закрылись снегом. Железнодорожных рабочих не хватало. Миновали эшелон Верховного. Там горели окна, и хотелось верить, что правитель там находит какой-то выход из сложившейся ситуации... Часовые в тяжеленых постовых шубах, стоявшие у вагонов, напоминали детских снеговиков; - занесенные снегом, и расширенные внизу. При приближении офицеров они отдавали честь. Снег при этом сыпался с папах, и становились видно что верхушка, иначе 'дно', у папах красное, - отличительный признак конвоя главкома.      Миновали главный поезд. У второго состава вагоны пошли попроще, обычные грузовые. И папахи у часовых были обычного, армейского цвета. Отдали честь проходившему мимо грузному полковнику. Состав растянулся, а их вагон был почти в самом конце. Крики стали слышны еще на подходе. В середине состава, кроме часовых, в ряд смирно, была поставлена команда солдат, перед которой выхаживал коренастый, широченный в плечах старший унтер.      - Как?! - Вопил унтер дико пуча глаза, на одного из рядовых. - Как я тебя спрашиваю?! Образина мразоскотская! Свиное рыло!!! Как можно вставить в винтовку пачку не той стороной?! Конструктор специально для таких ущербанов как ты сделал на её верхней стороне оребрение! О-ре-бре-ни-е! Это значит, что она морщинистая как харя твоего забулдыги-отца, и старый зад проститутки, которая была твоей мамашей! Макака! Чурбаноголовая! - Лицо рядового было уже влажным от слюны, которой брызгал начальник. - На кой мне во взводе тупарь, который не может запомнить, чем отличаются два конца у железки?! На кой ты в армии?! Пока ты в строю, весь взвод в опасности! Вся, так твою, Россия-матушка в опасности; боже нас храни!!! У тебя дети есть?! - Неожиданно взвизгнул унтер, не снижая тона.   - Что? - Ошарашенно вякнул Рядовой.   - Дети! Есть у тебя, козлина?!   - Я... - Рядовой отчаянно цеплялся за австро-венгерскую винтовку, которая видимо, и была причиной всех его текущих бед.   - Что ты бормочешь, чушкарь! Я задал вопрос!!! Следует отвечать, "да" или "нет", рядовой!   - Нет, господин старший унтер-офицер!   - И не будет!!! - Зловеще пообещал унтер. - Такой как ты в первую брачную ночь даже срамное место у девки не найдет! А если отыщешь, - случайно! - все равно вставишь свою крохотную висюльку не тем концом! Одна радость, что ты плесень сырая, не сможешь размножаться! Ты слишком туп даже для этого! У таких как ты дети всегда на соседа похожи! Раньше деревенские девки баловались с ослами, - так и то из их отпрысков можно было сделать нормальных солдат! А тебя мамаша не иначе понесла от лягушачьей икры! Жаба ты!.. Пупырчатая! - Унтер был красным как свекла. Наверно нормального человека от такого напряжения давно бы хватил удар...      - Что за неукротимый идиот? - Шепнул Гущину на подступах к строю Медлявский.   - Наверно у него очень здоровые сосуды, - вяло отметил Гущин.      - Но пока ты здесь, под моим началом, - продолжал голосить унтер, наседая на рядового - я заставлю тебя быть добросовестным, исправным солдатом! Если у тебя в черепушке куча дерьма вместо мозгов, ты у меня будешь делать вид, будто твоей коровьей лепешкой можно думать! Какой стороной нужно вставлять в винтовку пачку?!   - Э... Правильной стороной, господин старший унтер-офицер!   - Я тебя в нужнике утоплю, рядовой!!! Ты что издеваешься, остолоп?! Что значит "правильной", вошь казарменная?!   - Той... которой... втыкать без... ореберения!..   - Втыкал ты на гражданке в древесное дупло! Потому что нормальная девка от тебя как от оспы бежит, слякоть! Пачку в винтовку следует что?! - Заглубить! Заглубить в приемное гнездо магазина! Каким концом?!   - Без ореберения, господин старший унтер-офицер!   - Без! Ореберения!!! Оребрение ты должн чувствовать сверху, положив на пачку свою ладонь. Даже у такого как ты, руки не могли загрубеть настолько, чтоб не чувствовать разницу; - хоть ты до основания свой вялый хобот сотри, рукоблуд! Конструктор специально позаботился, чтобы солдат мог даже наощупь найти нужную сторону пачки, хоть в темноте, хоть после попойки! Он только не мог знать, что винтовка попадет в руки к пеньку в поганках вроде тебя! Если еще раз вставишь пачку не той стороной, я тебе её в рот загоню! Так чтоб ты из неё все патроны проглотил и сзади по одному выстрадал!!! Ты меня понял, Васюков?!   - Так точно, господин старший-унтер офицер!      - Щас саданет, - лениво отметил Гущин.      - Ну а вот тебе для памяти, корыто ты скотное!.. - Унтер придвинулся, и коротко, с точно отмеренным усилием вложил рядовому под дых. Шинель не спасла, рядовой крякнул на выходе, и сгорбился.      - Смирно рядовой! - Заорал унтер, свирепо потрясая усами.      Рядовой с трудом распрямился, опираясь на винтовку, , и подергиваясь, заставил себя стоять смирно. Унтер снова придвинулся, придирчиво оглядел. Дернул ремень, поправляя подсумок.      - Голову выше! - Рявкнул унтер. - Живот втяни! Прибери зад! Что ты его растопырил, как жена лавочника?! Бурдюк! Штафирка! Я недостаточно уделял тебе времени, Васюков. Но теперь-то уж...      Зловещее обещание унтера осталось незаконченным. Краем глаза он увидел подходящих офицеров. - Смирна-а! - Словно фигурка на постаменте, будто подсолнух к солнцу, унтер повернулся к офицерам, и отточенным идеальным движением отдал честь. Во всем виделся кадровик старой, довоенной, школы. Как называли их на военном жаргоне - 'отчетливый'. 'Странно, что его не повысили до обер-офицера, когда мы угробили почти весь свой состав в Великой Войне', - подумал Медлявский.      Медлявский и Гущин небрежно сбросили снег с папах.   - Унтер, как фамилия? - Спросил Медлявский.   - Старший унтер-офицер Погорелов, ваше благородие! - отбил безупречную скороговорку унтер.      Медлявский оглядел застывших солдат. Лица были коровьи, тупые. Может быть, даже слишком тупые. А в глазах тлел злой огонек.      - Вольно.   - Вольна-а! - Эхом гаркнул унтер.   - Занимаетесь с личным составом? - Уточнил Медлявский.   - Так точно, ваше благородие! - Кивнул Погорелов. - Извольте, выдали нам австрийские винтовки, где их только достали на нашу голову. Так у них вместо обоймы - пачка. Вставишь не там концом - и затык. А эти, деревенские... Попризывали сброд на мою голову.   - Да... А без лупцевания, не пробовали?   - Как же? - Растерялся унтер. - Ведь дисциплина! Не доходит до них, без мордобоя. Сколько раз объяснял, - а этот снова винтовку в клин. Только кулаком слово и подпихнешь.      Медлявский вздохнул. Определить грань просто проходя мимо было нельзя. Не зная, что и как происходило до этого. Это мог - и должен был - знать непосредственный командир унтера. Некоторые рядовые, призванные из деревень, и правда были непроходимо дремучи, - спасибо отечественному 'просвещению'. Искать командира и пытаться выяснить у него, что из себя представляет Погорелов, - глупо. Но в голове стояли сказанные когда-то ему - тогда еще сопляку - слова штабс-капитана Дымова: - попробуйте понять солдата; это не так трудно. Дымов был мертв, наверно уже года четыре как. Медлявский уже успел сравняться ним в звании...      - Распустите солдат, старший унтер-офицер, - Приказал Медлявский. - Слишком холодно для занятий. Пусть греются.   - Слушаюсь!      - Бедлам какой-то. - Двигаясь дальше переговаривался с Гущиным Медлявский. - Солдаты бегут от нас целыми полками. Кто по домам. Кто к красным. Верховного чехословаки на неделю стерножили. А этот драит рядовым морды, - будто сейчас начало 14го.   - Думаете, - там не чистят? - Поинтересовался Гущин.   - Где?   - У красных. Там ведь унтера из тех же самых школ.   - Не знаю, не видал. Этот Погорелов рискует. Ведь разбегутся так все. В лучшем случае. А в худшем - словит в бою в спину.   - Реликт. - Резюмировал Гущин.   - В смысле?    - Погорелов этот.   - У меня иногда ощущение, что все мы - реликты. - Как-то устало признался Медлявский. - Динозавры, после похолодания. Как жить знаем. Только вот в новых условиях это не работает. И вроде никто не виноват. По крайней мере из тех, кого знаешь лично.      За разговором добрались до своего вагона в конце состава. Гушин дернул за сдвижную деверь.   - Да, черт его... примёрзло что-ли? Помогите, штабс-капитан...   Вдвоем дернули дверь, и стронули с места.      - Кто там? - Крикнули изнутри, голосом Гарткевича. - Гущин, вы? Закрывайте же дверь господа! Не выстуживайте остатки тепла!      Гущин полез в вагон, поскользнулся по снегу, снова чертыхнулся. Забрались, и закрыли дверь.      - О, - сказал Медлявский, распуская на шее полосы башлыка. - После улицы здесь кажется премило и тепло.   - Разве? - Отозвался прапорщик Краузе. - Не замечаю... Тоже что-ли пойти прогуляться? Что там снаружи, господа?   - Бардак, - отозвался Гущин.   - Бардак - в смысле женщины? - По профессиональной привычке оживился гусар Азначеев, подскочив с нар, где он штопал дыру в перчатке.    - В смысле - хаос. - Объяснил Гущин.   - А-аа, разочарованно угас Азначеев. - Тоже мне, новость...   - Как вы можете думать о женщинах в такой холод, Азанчеев? - Поинтересовался с другого конца вагона Гарткевич. Сидя на нарах, он разложил на тряпице разъятый на части манлихеровский пистолет-карабин, смазывая в нужных местах оружейным салом.   - Женщины согревают-с, - отозвался Азанчеев. - Попробуйте хоть раз, и узнаете.      Гарткевич безобидчиво улыбнулся, продолжая смазывать оружие. Большелобый, плотный, крупный лицом и телом. Он бы уникально спокойный в своей ограниченности, человек.      - А кроме того, - продолжал Азанчеев. - Раз уж мне выпало быть единственным гусаром среди вас, я должен поддерживать реноме полка. Пятый Гусарский, не оставляет после себя полных бутылок и опущенных юбок. Откупориваем всё! Ах, господа, знали бы вы, какие женщины в Самаре...   - Уймитесь, поручик, - отозвался Краузе, плотнее кутаясь в полушубок. - Мне противны ваши представления о женщинах.   Азанчеев ухмыльнулся.   - Вам противна правда жизни, Краузе. Тем хуже для вас. Красивая женщина как солнце, - она не может светить одному.   - Прекратите, господа - бросил от печки прапорщик Эфрон. Горящие отсветы из окна буржуйки, плясали на его резком лице. - Ваши разговоры как надоевшая книга, которую читал раз двадцать. Я могу до буквы сказать, что будет дальше. Нам что, опять вас придется растаскивать? Сейчас у нас для этого дефицит спиртного.      Эфрон был прав. Это происходило почти на каждой дружеской попойке. В крайний раз разговор начался вроде бы... с обсуждения знакомого Гарткевичу поручика Синицина. Во время позиционных боев Великой войны, группа Синицына пробороздив носом распутное поле, ворвалась на линию вражеских окопов. Где-то при переползании, Синицын таки зачерпнул в дуло своего пистолета системы Пипера грязи, - и не заметив того, нажал на спуск. Пороховые газы, не найдя выхода из ствола вырвали крепеж подвижного затвора, каковой отделился от пулевика и со страшной силой влетел Синицину прямо в лицо. Синицин сразу же лишился глаза, а позже и жизни, потому что пока его тащили к своей линии все та же проклятая вездесущая грязь попала в рану, и он умер в госпитале от общего заражения.      Начали бурно обсуждать. Сошлись на том, что в условиях окопной войны, кроме огнестрельного оружия пластун был обязан иметь еще и холодное. Или, как выразился Азанчеев, стукнув по столу: - Сабля не изменит тебе никогда, огнестрел - может быть, женщина - непременно!   У Азанчеева афоризмы на все темы сводились к женщинам.      Подобные высказывания глубоко оскорбляли чувства прапорщика Краузе, который оставил в тылу, - теперь уже и не нашем - молодую жену. Как говорили, - редкую красавицу. С красотой которой могла - как говорили - сравнится лишь её ветреность. Говорили, - (не иначе, что сам Краузе в подпитии слишком много болтал, иначе как бы это узнали?) - что Краузе долго и безуспешно её добивался. А когда добился, тут же был призван на фронт. На вокзале, провожая Краузе на войну, молодая жена печально смотрела на него своими прекрасными черными очами. И тревожный вздох высоко поднимал её прекрасную грудь, слишком хорошо подчеркнутую выгодным фасоном платья, куда нескромно пялились все встречные мужчины. Краузе уезжал в вагоне, а жена и нескромные мужики оставались на перроне...      Тревожимый своими мрачными мыслями, обычно меланхоличный Краузе, заслышав очередной афоризм Азанчеева, начал, сопеть, и ерзать на месте. Наконец, хлебнув еще чарку, он не выдерживал вскакивал и вопил, что Азанчеев есть самый испорченный офицер во всей русской армии, который не имеет никакого уважения к святости женщины, и что - тысяча дьяволов! - если Азанчеев не заткнет свой рот, то - клянусь сердцем матери! - это сделает сам Краузе. Азанчеев в ответ наливался красным цветом, и бормоча что-то о немецких щенках из Поволжья, начинал вырастать из-за стола. Краузе хватали, Азанчеева хватали, снова заглубляли под стол и наливали еще по кружке, обычно это помогало. Но слушать те же спектакли сейчас, да еще по трезвости?..      - А где Штаб-Ротмистр Гиммер? - Поинтересовался Медлявский, все еще возясь с башлыком.   - Вызвали к начальству, - отозвался Эфрон.   - Что-то намечается?   - Увидим.   - А Жемчужин?   - Вон, дрыхнет в углу.   - Казак не дрыхнет... - сонным голосом отозвался из угла Жемчужин, ворочаясь под английской военной шубой. - Казак набирается сил перед боем и пьянкой.   - Определенно так, - легко согласился Эфрон.      Медлявский наконец размотал башлык, и сбросил его на плечи, открыв лицо. Штабс-капитан внешним видом напоминал пухлощекого голубоглазого херувима, по недоразумению обзаведшегося усиками. Впечатление это портил только большой рваный шрам, на левой стороне лица. Словно бы херувим был выписан в старой церкви, и на лице отвалилась часть фрески.      Гущин тоже окончил вертеться, сбрасывая снег со своей великолепной 'шведской' куртки, - коричневой кожи, с меховым подбоем, (которую он реквизировал у кого-то из местных в Омске). Сдвинув папаху и поддетый под ней шерстяной шлем со лба, он яснее открыл свое правильных черт, иронического склада лицо.      - Прапорщик, - обратился Гущев к Эфрону, - найдется горячей воды?   - Только что вскипятил, - Эфрон показал на венчающий буржуйку чайник, - давайте налью вам в кружку, поручик.      Гарткевич тем временем закончил с обслугой оружия. Его огромные руки ловко заскользили по частям, вставляя их на места, возвращая конструкции Манлихера цельность.      - Гарткевич, вы ловкий манипулятор, - Похвалил со своего места Азначеев, как вам это удается? - Я от холода едва могу держать иголку.   - это потому что у вас пальцы худые, - объяснил Гартевич. - А у меня толстые. В них свободнее ходит кровь.   - Помилуй бог, вы правы. Создатель специально породил вас для сибирских морозов. Остается вопрос, - что здесь делаю я?      Азанчеев тоже закончил орудовать иголкой, и довольно посмотрел на зашитую перчатку. Среди правильных офицеров вообще нерях не водилось, но Азанчеев выделялся даже в общей среде. Долговязый длиннолицый молодец, словно вытянутый по вертикали, единственной горизонтальной 'доминантой' которого были роскошные, будто две сабли привешенные под носом, усы. За особенности тощей фигуры и принадлежность к полку 'черных бессмертных гусар', Зиновий Азанчеев получил за глаза прозвище 'Кощей бессмертный'. Другая кличка - 'Три сабли', (две под носом, одна на поясе).      Будучи оторван от рассеянного вихрями войны и смуты полка, Азанчеев отчаянно пытался сохранить о нем любое напоминание. На его обычной пехотной папахе, вместо кокарды была прикреплена большая 'адамова голова' - череп над скрещенными костям, - отличительная эмблема пятого гусарского. В те - лучшие времена - он носился как отличительный признак на гусарской парадной шапке. До последней возможности по теплу Азанчеев таскал черные обтягивающие штаны-чачкиры с нашивными гусарскими узлами, и 'ботики' - низкие сапожки с розетками. Короткие сапожки, не сказать, чтоб очень шли Азанчееву, так как еще больше подчеркивали его долговязость. Но кто бы осмелился ему это сказать?! Только лютый холод заставил гусара сменить чачкиры и ботики на теплые шаровары с подбоем, и меховые унты. Это было отступление от того немногого памятного, что осталось у Азанчеева из счастливого прошлого. Кажется, он страдал по этому поводу больше, чем Краузе о своей невесте. Чачкиры и ботики должны были вернутся с теплом.      - Спасибо, прапорщик, - Гущин сидя у буржуйки, обхватил ладонями протянутую Эфроном кружку, перенимая её тепло. Подул, покачал кружку чуть выстуживая. Осторожно отхлебнул, оберегая зубы.      Медлявский, меж тем, расположился на топчане, поближе к керосинке, повозился со своим походным мешком, извлек оттуда книжицу, достал карандаш, и начал что-то заносить скорописью на бумагу.      - Опять пишете свои мэмуары, - поинтересовался Гущин, иронически налегая на 'э'.   - Как видите, - коротко подтвердил Медлявский.   - Зряшное дело, - бросил Гущин, баюкая свою кружку.   - Почему, позвольте? - Медлявский на миг оторвался от дневника.   - Потому что, если мы победим, - вам никогда не позволят это опубликовать. А если те победят, - ваш дневник целиком вошьют вам в дело. А Избранные места зачитают по приговору.   - Ну, с таким настроением вообще нечего не нужно делать, - улыбнулся Медлявский. - Ляг, да помирай. Он снова заскрипел карандашом. - Черт, совсем рук не чувствую, рву бумагу...         Загремела откатываясь дверь, и в вагон снова ворвался наружный холод. Все обернулись на вход. Там, у входа, стоял штабс-капитан Гиммер, рядом - представительный полковник, и еще пара офицеров.   - Прошу, господин полковник, - Гиммер отошел в сторону, пропуская старшего по званию.   В вагоне все встали с мест, отставляя кружки и прочие вещи. Краузе толкнул Жемчужина, и подхорунжий выскочил из-под шубы, сонно щуря глаза, и оправляя 'ермаковку'.      - Господа, помогите подполковнику, - Распорядился Гиммер.   - Позвольте, ваше высокоблагородие! - Краузе подскочил ко входу, и протянул подполковнику руку.   - Благодарю... прапорщик, - кивнул подполковник, после того как Краузе втащил его внутрь. Следом залезли штабс-капитан Гиммер, и двое офицеров, - оба в звании прапорщиков. Форма последних, красные шаровары и верха папах, портупея белой кожи, - показывали на принадлежность к конвою Верховного.      - Вольно, господа. Вольно, - отмахнул рукой подполковник. На лице у него были доминантами три круга, - круглое лицо, с водруженными на нос круглыми очками. Он остановился, оглядел присутствующих. - Господа-офицеры, - наконец снова заговорил он. - Для вас есть приказ. Исходит он, с самого верха. - Подполковник со значением ткнул пальцем в закопченный потолок вагона - Достаточно сказать, что меня о нем информировал сам генерал-лейтенант Занкевич. Как вы знаете, господа, в данный момент обстановка складывается для нас самым неблагоприятным образом. Движение по дороге блокировано. Несколько станций захвачено крупными силами противника. Неприятностей добавляют и деликатные отношения с союзниками. Нет сомнений, что мы преодолеем эти трудности, и отведя войска сможем закрепиться на новых рубежах. С тем, чтоб с наступлением тепла снова повести наступление на красных... Однако, в данный момент, нам нужно думать о отступлении, и сохранении вверенных нам государственных ценностей.   Он сделал паузу.      Чрезвычайные обстоятельства содвигают нас к чрезвычайным мерам. Господа, - вам как заслуженным боевым офицерам, ставка ставит задание особой сложности и важности. Вам будет доверено конвоирование особо ценного груза. В связи с блокированным железнодорожным путем, вам придется совершить пеший переход, обогнув станции занятые противником, и снова выйти на дорогу, севернее, - на контролируемой нашими войсками территории. Содержимое груза является строго секретным. Ящики будут опечатаны. Каждый из вас отвечает за целость и неприкосновенность ящиков. Любой, - даже старший по званию, кто попробует вскрыть груз, является изменником присяге и Родине, - и должен быть расстрелян на месте. В случае, если по каким-то причинам, действительная обстановка сделает невозможным выполнение приказа, - ваш груз категорические не должен попасть в руки к большевикам, или иным лицам. По крайней необходимости груз должен быть захоронен с полной надежностью. С тем, чтобы когда обстановка снова станет для нас благоприятной, груз мог быть найден, и возвращен государству.      Подполковник сделал передышку.      - Еще одно, господа, - вновь заговорил он, - Понимая сложность и ответственность возложенного на вас задания, ставка приняла нетипичное решение, - наградить вас не после, а до его выполнения. Как признак полного к вам доверия, и уверенности, что вы безусловно выполните свой долг. В системе наград русской армии нет наград, для такого случая. Поэтому мы решили наградить вас особенным образом.       Подполковник призывно махнул рукой, - и подошедший офицер конвоя раскрыл кожаный футляр. Там внутри лежали необычные ордена. Форма ленты и награды была привычной, необычным был цвет. Изумрудно-зеленый крест, с двумя перекрещенными золотыми шашками, на бело-зеленой ленте. По центру креста были цифры '1918'.      - Эти кресты были подготовлены к нашему прошлогоднему наступлению, - объяснил подполковник. - Когда мы теснили красных. Как мне известно, ваша разъездная охотничья команда, прекрасно проявила себя тогда. Кресты так и называются 'За освобождение Сибири'. Позднее, Верховный Главнокомандующий принял решение вернутся к традиционным наградам русской армии, и награждение этими крестами не проводились. Мы решили вручить их вам, - как памятные знаки. Кто-то может сказать, что вручать награды с таким названием, в момент нашего отступления, нелепо. Но ставка, наоборот, сочла, что именно такие награды напомнят вам, что красных можно бить, что мы их били, и что окончательная победа будет за нами. Простите, что нет времени обставить награждение с подобающей торжественностью, - обстоятельства диктуют спартанские условия. Прошу построиться!      - В шеренгу по одному, - скомандовал Гиммер. И сам встал рядом, когда другие построились. Смирно! Полковник пошел вдоль ряда офицеров. Начиная с Гиммера. Каждому он прицеплял на грудь крест, и жал руку. - Поздравляю наградой... Подправляю Наградой... Поздравляю Наградой...      Окончив, подполковник отошел от строя.   - Все, господа. Остальное вам объяснит штабс-капитан Гиммер. Храни вас Бог.   Дверь за полковником и конвойными с лязгом закрылась.   Гиммер обернулся к офицерам.      - Вот так господа. Надеюсь, приказ всем понятен. Выступаем завтра. Наш конвой - двадцать пять лошадей с горными седлами для перевозки грузов. Плюс несколько заводных, и те что несут припас. С каждой пойдет поводырь. Для этого нам придано два взвода солдат, под командой унтер-офицера. Два часа вам на отдых и подготовку. Потом пойдем смотреть лошадей, и знакомится с солдатней. Вольно! Время пошло, господа.      Все рассыпались, зашарили по походным мешкам. Краузе взял чехол со снайперской винтовкой.   - Куда веселее, чем сидеть здесь, и ждать у моря погоды, - заметил он, развязывая ремни на чехле, - не правда ли, судари мои?                        Лошадки в конвое были добротными. Неказистые, да. Невеликого роста, коротконогие, косматые. Не орловские рысаки. Не призовые гончаки. Но эти монгольские лошадки, были умны, выносливы, тягловиты как черти, а главное, умели сами находить подножный корм под снегом. Медлявский знал, потому что они сами сидели на таких. Гиммер в свое время выбил им 'монголов'. Другие кавалеристы, незнакомые с Сибирю, посмеивались - ровно до того момента как наступили холода.      Медлявский ласково погладил между ушей своего 'Букефала'. Назвал его так в честь знаменитого коня Александра Македонского. Это не было насмешкой, так как известно, это имя в переводе с греческого означало 'быкоголовый'. Маленькому коняшке, с крупной головой, оно вполне шло. Конек в ответ на ласку довольно фыркнул.      Конвой стоял у состава. Лошади растянулись в ряд. Солдаты-поводыри подводили их по одному ближе к вагону, откуда выгружали ящики, и найтовали их к горным вьючным седлам. Вокруг зоны погрузки стояло оцепление. Оттеснившее гражданских зевак, и прочих. Пикантность была в том, что в оцеплении стояли солдаты, а грузили ящики - офицеры. Это было так... необычно, что и сами солдаты нередко оборачивались глянуть внутрь. Зеваки посмеивались. От офицеров уже валил пар.         - Все-таки вьючное седло утомляет лошадей, - заметил Гарткевич, критически оглядывая конвой. - Начальству надо было озаботиться волокушами.   - А если придется свернуть с дороги? - Возразил Азанчеев. - Ваши волокуши хороши до первого ветровала. Нет уж...      Медлявский осмотрел стоявших рядом товарищей. Все были в полной сбруе. Сам Медлявский в дополнение к нагану на поясе, навесил на грудь косой ремень с кобурой, в которой лежал большой автоматический 'кольт', калибра четыре с половиной линии. За спиной висел проверенный кавалерийский карабин образца 7го году. Гущин был со своим трехлинейным мушкетом системы Винчестера, со скобовым рычажным затвором. Краузе - страдалец по невесте, и самый меткий стрелок в команде - имел у седла чехол с мосинской винтовкой, пристрелянной без штыка, с приставленным к ней на самодельный кронштейн немецким оптическим прицелом. Эфрон на своем полушубке подбитым волчьим мехом, (как сказал однажды Азанчеев, - 'волк в волчьем'), имел два перекрестных ремня, на которых висели две громадных деревянных кобуры; в них скрывались двадцатизарядные пистолет-карабины системы Маузер. В кавалерийских наскоках Эфрон выдавал с них поистине шквальный огонь.      Но главной огневой силой команды был Гарткевич, - за спиной у него висело кавалерийское ружье-пулемет системы Мадсена. Гиммер, Азанчеев и Жемчужин тоже были с карабинами седьмого году. Азанчеев был увешен дополнительным патронташами, внахлест, через грудь. А у Жемчужина запас патронов, кроме поясного патронташа, хранился под шубой, на 'ермаковке', - в отличие от многих собратьев-казаков, носивших на рубахах пришитые патронташи с традиционными, и ныне бесполезными газырями, у Жемчужина на рубахе были пришиты кармашки под современные трехлинейные патроны. Венчал его образ длинный кавказский кинжал, трехдольный, отличной ковки. Вообще холодное оружие при поясе, кроме Жемчужина носили только еще двое. Гиммер носил при поясе шашку, украшенную знаками Георгия и Анны. Азанчеев, как гусар, естественно, тоже был не без клинка, - сабля образца 27 года, была его неотъемлемой частью. У остальных, шашки были приторочены не к поясу, а к лошадям. На случай если придется рубануть с седла. В последнее время это стало редкостью, - сабельный бой умирал под натиском огнестрела.      Рядом с Гиммером так же сидел на лошади старший унтер-офицер Овчинников. Именно он был командиром приданного команде ездового отряда. На его узком, сужавшимся к низу лице, было написано недоумение. Ему тоже не часто приходилось видеть корпящих под погрузкой офицеров, и отдыхающих солдат.         Очередную лошадь подвели к вагону. Офицеры снизу приняли первый ящик, и стали приторачивать его к правой стороне седла. Понесли следующий. Тут у офицеров вышла осечка. То ли подающий из вагона фельдфебель не так подал, то ли прапорщик внизу не так принял, - ящик выскользнул из рук, и с высоты вагонного пола рухнул углом на мерзлую землю. Раздался сухой треск, в морозном воздухе это было похоже на дальний взрыв. Ящик распался, оковывающая его полоса лопнула, крышка с грохотом раскрылась. Брызнуло золотыми искрами. На землю блестящей рекой, будто рыбья чешуя посыпалось золото. Монеты бренчали. Толпа за оцеплением глухо ахнула.      - Золото!... - Загомонили в толпе. - Золото... Смотри, Авдей... Сколько ж... Никогда не... Золото! Золото! Золото!..      - Идиот! Раззява! - К оцепеневшему прапорщику подскочил руководившей погрузкой капитан, и потряс тому перед лицом судорожно сжимавшимся кулаком. - Что встали? Собрать! Быстро! Войцех! Всех назад! Продвиньте цепь! Дальше тесни!      Прапорщик рухнул на карачки, и неуклюже начал загребать тяжелые, неподатливые монеты обратно в ящик. К нему присоединился еще один офицер. Сверху из вагона на шум выскочил человек в чиновничий форме, с ведомостью под мышкой, , и запричитав, неловко полез вниз.      - Вот это секретность, - громко процедил Гущин. - Интересно. Через полчаса найдется в Нижнеудинске хоть один зевака, который не будет знать, что мы везем?   - Неудачный пассаж. - кивнул Гарткевич.   - Неудачный? - Фыркнул Гущин. - Сдержанный вы человек, Гарткевич!   - Да, дело осложнилось, - покачал головой Краузе.   - Тихо, господа! - Приказал Гиммер.      - Не стоит ли поговорить с начальством, Клементий Максимыч? - Оборотился к Гиммеру Медлявский. Секретность нарушена. Имеет смысл изменить условия конвоя.   - Ждите здесь, - скрипнул зубами Гиммер. Он тронул своего конька, и поехал, огибая конвой.      На дальнем конце оцепления, со стороны перрона, говорили на повышенных тонах. Офицер в чехословацкой форме, с характерным акцентом, наседал на русского полковника. А рядом стоял тот самый подполковник, в круглых очках, что приходил к команде вчера.   - Жаловаться... - с неправильным ударением доносило голос чеха, порывами ветра, - Генерал Жанен... Не разумно нарушать...   - Жанен не имеет... - прерывал его резкий голос полковника. - Напротив, подчиняется Верховному... И должен... Вам стоило бы подумать... Сами довели нас... Если не пропустите, будем посылать еще...      Тем временем, злосчастный ящик собрали, и утащили обратно в вагон. На его место вынесли новый, целый, и приторочили к седлу.   - Последний! - Крикнул прапорщик.      Команда тем временем наблюдала, как Гиммер подъехал к спорящим офицерам, слез с седла, откозырял, и что-то говорил полковнику. Вместе с ним они отошли от чеха, которого не пускало дальше оцепление. Минуты полторы они стояли, затем Гиммер откозырял, и снова взлетел на коня.      - Изменений не будет, - подъехав с ходу сказал он - выступаем.   - Умоемся мы на этом деле, - покрутив ус, предрёк Азанчеев. - А ну, веселей, господа!   - Овчинников! - Гиммер обратился к приданному унтеру. - Ваши люди, случаем, не золотоискатели?   - Они солдаты, - Ответил Овчинников. - Нас не зря отобрали.   - Скоро увидим, - Гиммер дернул плечом, словно ему внезапно стало зябко.                     Старый тракт тянулся в прорези подступавшей к нему со всех сторон тайги. Краузе, Азанчеев и Жемчухин ехали молча, без разговоров, - их назначили в головной дозор. Лошади шли ровным шагом, хрустко продавливая снег. Иногда, звякал металл упряжи или ременного карабина, хрустели задубевшие на морозе ремни. Иных звуков не было. Это давило на разум. Летом в тайге не бывает тишины. А зимняя тайга была царством белого безмолвия. Абсолютной тишины. Любой, даже самый малый шум, был слышен неестественно отчетливо, а потом, гас, растворялся, умирал. И шум, и сами люди казались абсолютно чужими здесь.      Дорога впереди забирала вправо, лишая дальнего вида. Может быть Жемчужина смутило это. Может быть, он услышал впереди чужой, едва уловимый звук, - подхорунжий слышал лучше всякой кошки. А возможно, - это было то, что Жемчужин важно называл кОзацкой чуйкой, сильно налегая на 'о'. Времени выяснить не было. Потому что Жемчужин вдруг напрягся, и остановив лошадь, предупреждающе поднял руку вверх. Азанчеев и Жемчужин тоже остановились.   - Что? - одними губами выдохнул Краузе.      Ответить Жемчужин не успел, - спереди ударили выстрелы.      Это был не стройный залп. Грянуло одиночным, - и покачнулся в седле Жемчужин. А секундой позже кто-то спереди, из леса крикнул 'огонь!' и затрещало, гулко разрывая морозный воздух. Именно в эту секунду, Краузе, успел ловко спрыгнуть с падающей лошади, и скакнув гигантскими шагами ввалился на обочину в снег. А Жемчужин и Азанчеев, - кавалеристы от бога, - бросили лошадей к деревьям.      Краузе барахтаясь в снегу, подобрал упавшую при падении с головы шапку-колчаковку, и прижался к толстому стволу дерева, сдернул с ремня винтовку, сорвал с прицела чехол. Руки, привычные до автоматизма, все делали сами, прапорщик в это время успевал вертеть головой. Его лошадь так и лежала на дороге недвижной массой, пуля прошла наповал. Рядом с ним, с той же стороны дороги, в паре метров ржал конь Азанчеева: поручик уже тоже спешился, и пытался усмирить объятого болью коня, у которого кровь хлестала из задней бабки. На другой стороне дороги - не было времени сговариваться кто-куда - с седла тяжеловато, без привычной молодцеватой легкости, слез в снег Жемчужин, и неловко возился, налаживая в руки карабин.      'Засада, - провернулось в голове Краузе. - Ждали на дороге. Подъехали б мы ближе, сняли б махом, может и без шума. Как увидели, что мы встали, - пришлось стрелять как на руку легло. Жемчужин спас...'. - Краузе мельком глянул на пояс, где среди прочего скарба в кобуре висела британская латунная ракетница фирмы 'Уеблей и Скотт'. На случай сигнала основному конвою, она была снаряжена красной ракетой. Но теперь, в сигнале не было проку. Штаб-ротмистр Гиммер и остальные уже конечно услышали пальбу...      Дерево рядом глухо вздрогнуло от удара пули, посыпалась сбитая в снег кора.   - Жемчужин, цел? - Крикнул Краузе.   - Живой... - глухо отозвался Жемчужин, проворачивая пуговку предохранителя на карабине.      Азанчеев тем временем вытащил свой револьвер, и уткнув метавшемуся коню в подбородок, выжал спуск. Конь рухнул в снег, взметнув пыльную дымку. - Прости Бончик... - выдохнул Азанчеев, и бросился к ближайшему дереву, ругаясь безобразным казарменным матом.      - Краузе выдохнул, и высунулся с винтовкой, стараясь едва отставать от дерева. Дорога была пуста. Лес закрывал вид, - в прицеле и втором, свободном глазе мелькали стволы, сучья, снег. Но вот, наискосок через дорогу, в нескольких десятках метров мелькнул ствол винтовки, и рукав, - а мгновением позже мозг разобрал полускрытую за еловой ветвью фигуру. Краузе аккуратно подвел прицел, и вложил противнику пулю в лоб. В прицеле было прекрасно видно, как пуля снесла тому пол-лица, и тело ничком рухнуло на землю.      - Краузе, - крикнул Азанчеев, - видишь их?   - Да.   - Кто они?   - Черт разберет...      Хлестанул короткий карабин Жемчужина, - кто-то в лесу отчаянно закричал.      - Бойцы! - Заорал кто-то в лесу хорошо поставленным командирским рыком, - разворачивай фронт перпендикулярно дороге! - Голос замялся. - То есть поперек дороге разворачивай! Ну, пошли!      Краузе попытался найти хозяина голоса, - пустое дело, звук метался в лесу, перебиваемый частым треском выстрелов. Деревья трещали принимая пули. Хлопнуло где-то над головой - перебитая тяжелая ветвь рухнула на голову, сбив прицел, сыпанув за шиворот снега. От случайно выжатого спуска пуля ушла в землю, метрах в десяти перед ним. По шее растекся влажный холод. Краузе шепотом выплюнул матерок, и снова заводил своей оптикой.      Задача дозора была, - обнаружить врага. Это они сделали. По уговору, в случае нападения на передовой дозор, Гиммер на этом участке уводил конвой в лес, по правую руку. Действия дозора были на усмотрение. По возможности задержать врага, и дать конвою время. Старший по дозору - Азанчеев. Об отходе он пока молчал. Значит... ищем цели дальше.      В прицел попал еще один, - белый офицерский полушубок, без погон. Мелькнула на рукаве нашивка, - две простых красных полосы. Краузе подвел острие пенька оптики, и выжал спуск, - фигура на секунду застыла, нелепо скрючив руки, и в корчах осела на колени. Краузе отработал затвором стрелянную гильзу.   - Комода ранили!.. Ткаченко, ранили!.. - Заголосили впереди.      - По-моему это красные! - Хрипло крикнул Жемчужин.   - То-то чую, дерьмом несет! - Отозвался Азанчеев.      Краузе держал в прицеле дергающеюся в снегу фигуру в полушубке с нашивками. Слева, сшибая снег с еловых лап подскочил человек, и наклонился к раненному. Краузе выжал спуск, и человек рухнул на обладателя полушубка внахлест. Все как учили во французской снайперской школе...      - Пулемет сюда! Пулемет! - Басил кто-то впереди.      В стороне от дороги, уже в глубине леса мелькнул чей-то силуэт в мужицком тулупе. За ним еще один. Краузе вскинул ствол, и влет - как рябчика - пустил пулю. Тулуп рухнул с ног, и впилился в молодое дерево так, что сбил с него весь снег. Второй упал сам, и исчез из видимости.   Однако, их обходили...      - Азанчеев, - обходят справа! - Лаконично сообщил Краузе, и открыв затвор, полез в патронташ за патронами. Немецкий прицел был хорош, но после его установки винтовка не заряжалась махом, обоймой. Каждый патрон требовалось вставлять по одному. Пальцы в тонких перчатках немели, и теряли ловкость. Патроны выкарабкивались из патронташа трудно. Проклятый холод. Плохое время для стрелка...      Азанчеев обернулся к Жемчужину.   - Жемчужин! Жемчужин! -и Когда Жемчужин обернулся, резко махнул рукой к себе. - Махом!      Жемчужин хмуро кивнул, - закусив губу поднялся, и отвалился от дерева. Лицо его было бледным. Поднял под на ноги коня, который все это время смирно лежал за ним. Азанчеев отставил карабин, и снова достал из кобуры Наган. Не бог весть какой залп, но все же быстрее чем винтовкой...      Жемчужин подхватив Карабин, и потянув коня за узду, тяжело рванулся через дорогу. Азанчеев начал методично выжимать спуск Нагана туда, где ему виделось или чудилось движение. После восьмого выстрела, револьвер издал сухой щелчок. Снег на дороге рядом с бегущим Жемчужиным вздыбился дымкой, но он проскочил, и тяжело привалился к стволу недалеко от Азанчеева. Коня он хлопнул по крупу, шепнул ему что-то, и тот как дрессированная собака, отбежал от него на десяток метров вглубь леса, и снова упал с ног.      - Будем отходить, - сказал Азанчеев, и выстрелил из карабина. - черт разберет, сколько их тут. Но лупят плотно. Рядом хлестанул второй выстрел, - Краузе закончил перезарядку, и снова был в работе.      - Ша! Шабаш стрельба! Послышалась спереди о тпротивника. - Щас будет слухач! Слухач! Слухач... - покатилось по лесу разными голосами. - А вы забирайте левее!..      Краузе водил взглядом по мешанине из ветвей и просветов между ними. Что-то наискось, на другой стороне дороги привлекло его. Человек с каким-то непонятным аппаратом возился в снегу, стараясь докопаться до твердой земли. Краузе на секунду замешкался, глядя на агрегат. Тут же сообразил, - нечто вроде бомбомета, каких он навидался еще в той, окопной войне. Только очень маленького, почти без станины. Человек сунул в жерло бомбомета гранату с оперением на конце. - Краузе, подводя пенек ему под сердце иронически улыбнулся. - Выпускник 'Михайловского Артиллерийского', он представлял какую точность даст этот аппарат без нормальной станины, прицела, и механизма точной наводки. В белый свет как в копеечку - наверно краснопузых бодрит сам грохот...      Левее него, за спиной, хлопнул карабин Жемчужина. Человек с бомбометом в прицеле Краузе будто охотничий пес повел головой, и чуть подвернув свой агрегат что-то нажал. Бабахнуло, аппарат подскочил в клубах дыма, лес наполнил гнусный вой, знакомый Краузе еще по полям Великой Войны. И тут же сзади, за его спиной что-то жахнуло. Краузе сбился, и обернулся. Бомба попала в дерево, аккурат рядом с Жемчужиным, метрах в двух от земли, и начисто вынесла часть ствола. Дерево с наклоном, и протестующим треском древесины ломилось в месте взрыва. Азанчеев испуганно пригнулся. Жемчужин... Жемчужин валялся на земле, нелепо подвернув руку и ногу. Краузе с холодной свирепостью обернулся обратно, снова поймал человек с бомбометом в прицел, вывел пенек ему в лоб под надвинутой папахой, - и выжал спуск.      Человек с бомбометом поймал свою пулю, так что из головы только брызнуло. Но перед тем, он успел поднять голову, и Краузе увидел его лицо. И узнал. И ужаснулся.      'Не может быть, - растерянно мелькало в голове Краузе, пока руки заученно провернули и дернули завтор. - Это не он. Не может быть он. Не должен быть он!'.      - Краузе! - Эхом кричали откуда-то из-за спины. - Краузе!. Александр!..      Краузе машинально и тупо смотрел в прицел. К лежавшему ничком человеку с бомбометом посунулся какой-то бородатый здоровяк. Краузе почти машинально нажал на спуск, - и... бородатый схватился за ногу. На такой верной дистанции это был почти промах. Краузе вдруг заметил, что у него откровенно трясутся руки.      'Это не он...'. - Вертелось у него в голове. - 'Но ведь только он и мог попасть с одной гранаты...'.      - Краузе, тяни тебя по лавке! - Его дернули сзади за плечо, и оторвавшись от винтовки он увидел свирепое лицо Азанчеева, - Прапорщик! Очинсь! Уходим!   - А Жемчужин? - Пытаясь вернуть ясность спросил Краузе.   - Готов казак. Щепа в метр под сердце, - чертов бомбомет! Аппель, и ходу отсюда!      Краузе хотел сказать, что бомбомет он подавил. Но в голове опять поплыло 'это не он', и он промолчал.   - Слушай сюда, прапорщик, - дернул его Азанчеев. - Наши уходят в лес, по этой стороне. Бери коня Уходи обратно по дороге, постарайся добраться до них. Только этих с собой на хвосте не приволоки. Так-то след конвоя они увидят, но может в лес и не пойдут.   - А вы?   - Возьму коня Жемчужина, и попробую увести их в сторону от конвоя. Ты с ним не совладаешь, он без хозяина норов покажет... Если эти тут шли случайно, может и втянутся за мной. А конвой пока подальше в лес уйдет.   - Что же, поручик, я вас тут брошу? - Возмутился Краузе.   - А вы хотите как тамплиеры: вдвоем на одного коня, чтоб нежно обнимать меня сзади? - Фыркнул Азанчеев. - Отяжелим коня, и погибнем. Дуйте к нашим, прапорщик. Это приказ. А уж я этим покручу хвосты. Ну, идите.   - Слушаюсь, поручик. Удачи.   - Удача, - второе имя гусара. Увидимся, Краузе!      Краузе поднял винтовку, и побежал назад, проваливаясь в снег и стараясь огибать деревья, чтоб не скользить на занесенных снегом корнях. Азанчеев подтянул к себе карабин. Поправил, взятый у Жемчужина старый длинноствольный Смит-Вессон одинарного действия, и начал сколь можно быстро перезаряжать свой Наган. Противник бодро стрелял, поражая окрестные ели. Похоже он пока не заметил, что ему не отвечают.                  Коновой растянулся по дороге длинной змеей. Упрямые работящие лошадки, нагруженные ящиками, всхрапывали, таща поклажу. Тихонько переговаривались между собой соседние солдаты поводыри, пуская из рта облачка пара. Те что поопытней, молчали, берегли тепло.   - Гиммер, Гущин, Эфрон, и Овчинников ехали верхом в голове конвоя. Медлявский с Гарткевичем замыкали походную колонну сзади. На них была охрана тыла.      - Я никак не могу вникнуть в суть нашего приказа, - осматривая окрестности, между делом бросил Герткевичу Медлявский. - Такой ценный груз, а людей дали, всего ничего. И сам наш маршрут... Окрестности просто переполнены бандами. Видимо наверху совсем в отчаянии. А вы что думаете?   - Я понимаю приказ. - Лаконично отозвался Гарткевич. - Этого мне довольно.   - Гарткевич! - Раздраженно приподнялся в седле Медлявский. - Нельзя же, право слово, быть таким... бездумным.   - Вы говорите, будто бы я бездумный, только оттого, что подобно вам, я не вхож в досужие домыслы.   - Ох, Гарткевич. Вас бы в лабораторию к профессору Павлову на опыты. Чтоб собак не портить. Дивное дело, человек за всю жизнь выработал только один условный рефлекс, - жать на пуговку спуска. Вы автоматон, гарткевич! Вы бездумный придаток к своей манлихировке и пулемету.   - Лучше быть полезным придатком, чем бесполезным балаболом. - Отбил Гарткевич.   - А, зряшное дело!.. - Махнул рукой Медлявский. Однако, какой мороз...   - Разве? Не чувствую. - Удивился Гарткевич, и самодовольно продолжил. - Видно это из-за моей шубы. Еду в ней будто в персональном вагоне. А? Посмотрите какой мех. Приобрел по случаю в магазине купца Володина в Пинеге. Люблю хорошие вещи. Не зря деньги уплачены.   - Почему Володина? - Удивился Медлявский. - Там же вроде два брата?   - Одного убили. Бандитский налет. Давно уж как было.   - А-а.      Медлявский хотел спросить еще что-то, но его прервали раскатистые звуки далеких выстрелов. Стреляли нестройно, но часто, - впереди был бой.      - Головной дозор! - Воскликнул Медлявский.   Гарткевич перетянул свой пулемет из-за спины,   - Ну началось, помогай Боже!                     - Твой хозяин выбыл, но и я наездник не из последних, - Азанчеев ласково хлопнул коня Жемчужина по шее, и залез в седло, - вставай малыш!   Он поднял коня уздой, - конь протестующе всхрапнул, дернулся, но буянить не посмел, почуяв над собой твердую руку. Азанчеев развернул коня, и тот пошел, рыхля копытами снег. Выйдя из-за деревьев Азанчеев рывком дал в галоп, и направил коня через дорогу, на ту сторону, откуда они сам недавно помогал выбраться покойному Жемчужину. 'Здесь и положат',- мелькнула мысль, но - обошлось. Пара запоздалых выстрелов вспорола воздух за спиной. Войдя в лес Азанчеев дал чуть вглубь, и начал забирать вправо, выходя параллельно дороге и копошившейся в лесу засаде.   Разбегавшиеся деревья вдруг открыли ему человека, в треухе, с японской винтовкой, и тут же - дальше, цепью увидел еще нескольких.      Человек испуганно раззявил рот и начал поднимать винтовку. Пистолет Жемчужина был уже в руке, - Азанчеев направил его в грудь противнику, и выжал спуск. Все перед Азанчеевом заволокло сизым дымом, - револьвер был на дымном порохе - а человек уронил винтовку, и кулем рухнул вниз. В цепи закричали. А конь уже нес Азанчеева дальше. Он неуклюжей в перчатке рукой, снова взвел револьверный курок Смит-Вессона. За что казак любил эту неуклюжую архаичную конструкцию?.. Где-то рядом хлестнул выстрел.      - Вон оне! По правую руку! - Закричали справа. Жемчужин чуть довернул коня, увидел еще одного, - хотел выстрелить, но конь шел, - помешало закрывшее просвет дерево. Миновал ствол и снова вытянул руку, быстро с лету нажал на спуск. Снег рядом с человеком взметнулся белым фонтаном - промах. Снова взвести курок.      Он уже должен был миновать цепь, когда лес, расступившись еловыми ветвями, внезапно вынес ему навстречу еще двоих. Настолько близко, что Азанчееву прочти не пришлось целиться, - ткнув стволом, он закатал пулю в того, что был по правую руку, - тот выронил винтовку и охнув осел на мягко принявшие еловые лапы. Второй, - в полной британской форме, лишь с красной нашивкой на шапке, - ('дезертир' мелькнуло в голове поручика) - вскинул винтовку, и сунул ствол в Азанчеева нажал на спуск. Ащанчеева будто ударили дубиной, он разом оглох на левое ухо. Однако не теряя мига, он дал коня на завозившегося с затвором винтовки 'британца'. Кадровик на месте противника сунул бы коню в морду винтовкой, даром что был штык. Этот, однако испугался, попятился, и свалился на пятую точку, глядя на Азанчеева испуганными глазами. Азанчеев за это время успел наново взвести курок, и - глаза в глаза - всадил свинцовый заряд. 'Британец' замер. Азанчеев повернул голову ко первому, - тот еще хрипел и слабо шевелился на еловых лапах. В ухе звенело, левый глаз слезился. Азанчеев поморщился, хорошо прицелился и добавил свинца - замер и тот. Поручик отбросил в сторону опустевший Жемчужинкий револьвер, - (тот зашипел горячим стволом в сугробе) - и вытянул из кобуры свой 'испанский Наган'. Левой рукой он тем временем щупал по голове, - но нет. пуля прошла мимо, просто слишком близко. 'Прошла девица мимо, да не поцеловала - мелькнула мысль в звенящей голове. - Не моя...'.      Красные в лесу загудели как растревоженные пчелы. - Там видел!,.. Справа обошли!.. Раздался выстрел, - бог весть куда стреляли, явно и близко не Азанчеева. Поручик ухмыльнулся.      - Силы не распылять! - Раздался где-то слева поставленный командирский голос. - Все ко мне, и по коням!      Азанчеев осмыслил услышанное. Отряд был конным, летучим. Сейчас красные начнут стягиваться к коноводам. Хаос лесного боя их мало интересовал, значит у них была цель поважнее - конвой. Не случайная засада... Поручик дал пяток коню, и решительно направил его примерно на голос. Он не отпустит мерзавцев. Им не удастся просто повернуться и уйти. Где-то впереди мелькнула спина, другая. Однако, не успел конь сделать и десятка шагов, как дерево рядом с поручиком глухо вздохнуло, поймав пулю. Азанчеев дернул повод, меняя направление - главное, не стоять - и завертел головой, выискивая стрелков. Размытым силуэтом слева меж веток шел всадник, который явно не спешил на сбор, а взялся за самого Азанчеева. Бегут - рубай, бьют - убегай- пробормотал себе под нос Азанчеев старую кавалерийскую мудрость, и развернул коня. Ударил еще один выстрел, осыпая снег и хвою.      Показывать врагу спину, Азанчеев, все же не собирался. В поле еще можно было дать коню волю, и отстреливаться назад. Но здесь, конь мог заехать не туда, а тебе тем временем вставят пулю в спину. Поэтому Азанчеев повел коня вкруговую, 'волчьим охватом', забирая влево, чтобы сподручнее было стрелять одесную. Заодно он пока отводил себя от района, где по его представлению сейчас стягивался основной состав красных. Уместно было попробовать свести все к кавалерийской дуэли. Сниму этого голубчика, и... поглядим.      Противник принял игру. Тоже пошел в круг. Мелькал в просветах еловых лап размытый силуэт, и вдруг, на открытом месте поручик увидел врага отчетливо. Конь - изумительный золотисто-гнедой 'гунтер' с черными чулками, совершенный во всем, от роговых башмаков копыт, до холки. И всадник на нем, - в офицерском полушубке, сидевший с грацией природного кавалериста. На пути всадника лежал ветровал, и конь с седоком взяли барьер будто девушка платком махнула, - с изящной красотой, безо всякого видимого усилия. Азанчеев искренне восхитился выучкой и красотой этой пары, и поймав в следующий просвет всадника на мушку, нажал на спуск.      Промах. Противник продолжал двигаться дальше. У поручика мелькнула мысль, что когда он убьёт всадника, хорошо бы взять его коня как заводного. Его собственный 'монгол', доставшийся от Жемчужина, - ростом несколько выше чем 'конь Пржевальского', и к тому же косолапый в бабках, особых восторгов у Азанчеева не вызывал. Хлопнул выстрел, - свистнуло где-то рядом. И то верно, не дели шкуру неубитого...      Всадники кружили вокруг друг-друга, медленно сближаясь по спирали. Выстрелил противник. Выстрелили Азанчеев. Раз, другой. Промах. Близко! Промах. Вот! Опять мимо!.. Стрельба с бегущего коня тяжела. Сейчас все решала выучка, хладнокровие, чутье, и главный над всем - его величество случай. Вот момент - Азанчеев поддернул руку, и поймав полушубок спустил курок. Предчувствие уже говорило - попал! И правда, - попал. Только почему-то рухнул не всадник, а бездушной массой, - как шел так и пал - гунтер, вонзившись на ходу головой в сугроб. Всадник же, - отъявленный гимнаст! - успел выдернуть носки сапог из стремян, и взлетев над конем как над гимнастическим снарядом, приземлился на ноги. Впрочем, дальше инерция снесла его с ног, и он покатился кубарем через голову, теряя папаху и еще что-то. В душе Азанчеева мелькнуло острое мимолетное сожаление, за красавца-коня.      Поручик пришпорил своего лохмата, стремясь скорее подскочить к павшему противнику на расстояние точного выстрела, пока тот не очухался от удара. Но снизу грянул выстрел, и сам Азанчеев почувствовал, как тяжело вздрогнул его конь, и прерывисто заржав вдруг ломким шагом пошел боком. Азанчеев попробовал сдержать поводом, но почувствовал, как конь запнулся и начал валиться на бок. Он сдернул ноги из стремян, и попытался соскочить - поздно - конь увлек его за собой и придавил ногу, хорошо еще не в бедре, а низко по голени. Снег обжег. 'Два за день - слишком...' - пронеслась отрывистая мысль. Поручик вдохнул, возвращая в грудь выбитый ударом о землю воздух, машинально хлопнул по папахе, поправляя на место. И рывком подтянул к руке револьвер, улететь которому далеко не дал предохранительный шнур. Он приподнялся на локте, и глянул через тело коня. Враг, на ходу стряхивая с лица снег бежал к нему, выставив вперед руку с револьвером. Конь Азанчеева пал на правый бок, и ему никак не удавалось толком привстать, чтобы выстрелить, потому что для этого нужно было подпереться как раз на правую руку. Как-то исхитрившись, и привстав напряжением мышц тела, он все-таки пальнул, - без меткости, только чтоб осадить натиск, и выиграть себе мгновенье. Противник и правда замешкался, и чуть пригнувшись стрельнул в ответ. Пуля шлепнула в коня, и тот вздрогнул безмолвно, уже отходя. Поручик меж тем, смог таки выпростать ногу, и приподнялся, используя тело коня как бруствер.      Враг был уже совсем рядом, прикрывался стволом дерева, недостаточно впрочем, толстого, чтобы укрыть весь силуэт. Поручик холодно прицелился, и выжал спуск. Сухо щелкнуло, - боек ударил по пустой гильзе - вышли патроны. Нажал еще раз, - и щелкнуло еще. Девять патронов 'испанского нагана', это было на два больше, чем в обычном, офицерском. Пару раз это выручало, но сегодня, кончились и они... Поручик лапнул себя по плечу, выискивая ремень карабина, - но ремня не было, - разомкнулся за ветвь при падении?.. А враг, услышав щелчки, - он был скор не решение, и не робкого десятка, - мигом выскочил из-за дерева, и подскочив так, чтоб ему не мешало лошадиное тулово уставил ствол в Азанчеева. Поручик глянул в уставленное на него дуло. Но вдруг, вместо выстрела раздался тот же самый сухой щелчок.      Человек перед Азанчеевым, коротко глянул на свой револьвер. Он был красив, круглолицый, с силой во взгляде, наверно нравился женщинам... Без потерянной папахи уши его покраснели от мороза. Ситуация будто бы потеряла запал. Как греческая трагедия, в которой отыграли решающую сцену. Азанчеев шумно выдохнул, прошелся правой рукой по борту полушубка.      - Оба, значит, до железки, - без явной неприязни сказал человек, спокойно засунул свой наган в кобуру, а затем плавным движением вытянул из ножен саблю. - Значит, придется по старинке. Вставайте поручик, лежачего бить не буду.      Азанчеев присмотрелся. С поправкой на местность и тяжелую одежду, противник стоял практически в классической стойке. Это была не казачья размашистая удаль, а европейская школа фехтования. И оружие, - не клыч, не шашка, годные только рубать, а кавалерийская офицерская сабля образца 27го года. С клинком несильного изгиба, и довольно развитой гардой, которая позволяла колоть, оберегая руку от встречи. Такая же сабля была у самого поручика. Ну-ну...      Азанчеев поднялся, утер лицо рукавом, вытащил свою саблю, и перейдя коня встал перед противником.   - В каком полку служили? - Спросил он.   - Семнадцатый гусарский; 'красные фуражки', - лаконично ответил противник.   - Пятый гусарский; 'бессмертные', - отрекомендовался Азанчеев, и невесело усмехнулся. Ну здравствуй, собрат... А училище?   - Александровское.   - И я, Александровское... - Перед внутренним взглядом поручика мелькнул вид родных стен. Корпус роты, огромный колонный зал, в котором идеальными рядами стоят заправленные койки, с приставленными к оножью табуретами... Свисающие с потолка лампы на длинных шнурах... Уютная библиотека, с низким сводчатым потолком. Бесконечный классный коридор, с высоченными дверями. Гимнастический зал в летнем лагере. Молебны на плацу. Сцены из счастливой юности. Сцены из другой жизни...   - Какого году выпуск? - Спросил Азанчеев, и тут же прервал себя, - хотя... не надо. - Стоявший напротив был младше, на год, может два. И Азанчеев не хотел знать. Потому что не хотел вдруг вспомнить это лицо другим, юным, - мальчишкой из прошлой жизни. Вместо этого он тихо спросил.   - Как ж ты?.. С этими?   - Нет, брат-гусар, - упрямо мотнул головой человек напротив - Это ты как? С этими?   - Что мелешь?! - Вскипел Азанчеев. - На мне погоны русского офицера! А ты что? Все предал!   - Зато солдаты от вас к нам бегут, - в английской форме. - Рявкнул круглолицый. - Привели в старину иноземцев. На тебе погоны русские, - а при мне честь! Русского офицера!   - Ты!.. Про честь!.. - Азначеев до крови закусил губу. - К черту! В позицию!   - И правда. А то уши мерзнут.      Но сабельный бой не терпит горячей головы, поэтому Азанчеев выдохнул ярость, и подступая уже, холодно пообещал:   - Убью тебя. Встречу кого из 17го полка, - расскажу, что смысл с их мундира пятно.   - Не говори гоп... - Ответил противник.   Азанчеев ударил первым.      Сабельный бой стремителен и скоротечен. Редко, когда сходка длится больше двух трех ударов. Правда сейчас, противников тяжелила зимняя одежда. Меньше маневра ногам, все решит кисть. Азанчеев встретил твердую руку. Выпускник Александровского должен был быть хорош, - на меньшее нельзя рассчитывать. Сам Азанчев знал себе цену, - сильно выше середняка. Сильно выше. Сейчас перед ним обнаружился соразмерный противник. Клинки перекликнулись звоном голоменей, - раз, два, три! - Соперники развалились на шаг в сторону.      - Может последний холодный бой? - ухмыляясь спросил красный. - Сабля умирает. Жалко.   - Божий суд. - Вымолвил поручик. - Кто победит, тот и прав.      Снова сошлись, раз-два-три-четыре!..      Грохнул выстрел, и в дерево рядом с головой Азанчеева вонзилась пуля. Оба противника замерли, машинально разорвали дистанцию, и посмотрели на звук. В нескольких десятках метрах тяжело дыша стоял солдат с красной лентой на папахе, и тяжело дыша передергивал затвор.   - Ах ты бес, дыхалку потерял... - буркнул солдат, загоняя новый патрон. - Держись краском! Щас я его!...   - Отставить Латкин! - Гаркнул стоявший перед Азанчеевым, не выпуская его из вида. - Ты почему здесь? Был сигнал сбора!   - Малость, поотстал, товарищ Резнов, - выдохнул солдат. - Так чего, мне?..   - Догоняй наших, Латкин. Я здесь... приберу. Ты меня знаешь.   - Известное дело, - кивнул солдат. - Разрешите?   - Бегом!      Латкин кинул, и развернувшись закосолапил к дороге.   'Даже честь не отдал, - подумал Азанчеев. - Банда, одно слово... А ведь не уйдет этот Латкин. Сядет где-то рядом. И даже если я выиграю... Одна надежда - мазила. Но уж этого я всяко с собой заберу'.      - Готов? - Хрипло спросил Азанчеев.   - Жду вас, поручик.      Дзынг-дзынг! Раз-два!..   Раз-два-три четыре!..      Клинок под грудиной сперва обжег чужим холодом, а потом растекся вспышкой непереносимой убийственной боли. Азанчеев выронил саблю. Змея в груди шевельнулась, и полотно клинка вышло из него, но лучше не стало. Азанчеев попятился, столкнулся спиной со стволом, и обламывая старые сучья, осел в снег. Все вокруг как-то перевернулось, будто он смотрел не своими глазами, слушал не своими ушами. Левая рука царапала по груди, пытаясь найти рану, остановить убегающую жизнь.   - Туше, - хмуро произнес краском Резнов, - и отсалютовал саблей. Перед глазами Азанчеева на миг снова встало училище, фехтовальный зал... Другое время, другая жизнь, когда после поединка, все уходили на своих ногах.   - Ку де метр... - выдохнул Азанчеев. - Ловко, краском...   - У вас было немного шансов, поручик, - пояснил Резнов, - я чемпион выпуска.   - Ну, тогда... вот тебе... приз...      Рука Азанчеева скользнула в правый карман тулупа, и нашарив там, вышла наружу с маленьким жилеточным 'браунингом'. Рука Азанчеева почти не дрожала. Краском побледнел, лицо его вытянулось.      Азанчеев махнул рукой, и пистолетик кувырком улетел в снег.   - Бери... Мне, теперь... вроде, ни к чему...   - Почему сразу не стрелял? - подойдя, тихо спросил краском.   - А ты почему... своему солдату... стрелять... не дал? - В Свою очередь спросил Азанчеев.   - Неловко было. Вроде как, у нас поединок.   - А я... сперва не успел... вынуть... А потом как ты с саблей встал, тоже... неловко... На свое мастерство... понадеялся...      Резнов помолчал.      - Подарок, возьми... - Выдохнул Азанчеев, мотнув головой на пистолет. - Не оставляй... Не хочу, замерзать... А самоубийство... грех.   - Хорошо, - кивнул Резнов. - Папаху твою возьму. А то моя, черт знает куда закатилась.   - Кокарду только... оставь... Моего полка...      Краском Резнов кивнул, подошел, вытер со своей сабли кровь, о штаны Азанчеева. Выудил из сугроба жилеточный пистолетик. Разобрался, как он снимается с предохранителя, сунул в карман. Затем снял с Азанчеева папаху, и немного повозившись, скрутил с неё 'адамову голову. Знак он вложил Азанчееву в руку. Азанчеев не чувствовал холода непокрытой головой, и почти не чувствовал знак в руке. Он судорожно сцепил бесчувственную кисть, чтоб не потерять святыню. Резнов достал крохотный пистолет, щелкнул предохранителем.   - Готов? - Спросил Резнов.      Азанчеев кивнул. Все темнело, Резнов плыл и растворялся. Перед глазами Азанчеева встал полковой сбор. Не те, - набитые в чуждую им форму 'скороспелы', жалкие подделки под оригинал. А кадровый состав, почти весь оставшийся на полях Великой Войны. Все были живы. Светило солнце, сияла парадная одежда, и оружие. Ветер развивал стяг. Полковой хор тянул: 'кто не знал, не слыхал, про гусар бессмертных?..'. Громыхнул вдалеке невесть откуда гром. Ветер взметнул полковое знамя, и оно бережно укрыло Азанчеева.   Будто мать-птица крылом.                     Лежали цепью. После того как головной дозор упредил стрельбой, и не вернулся Гиммер распорядился свернуть в лес. Лошади трудно шли, пробираясь по снегу и старому ветровалу. Когда начало темнеть, конвою дали пройти вперед, и начали обустраивать ночевку, оставив позади заставу, Гиммер, Гущин, и Эфрон, Медлявский, Гарткевич, и взвод солдат-поводырей, легли в лесу. Если противник пошел по следу конвоя, он должен был выйти сюда. Темнело, лежать без движения было стыло, опытные солдаты растирались, ерзая в снегу. Погони не было.      - Черт бы драл эти шакельтоновские сапоги, - бурчал Гущин, осатанело покусывая ус. - Стынут ноги.   - Я вам говорил, что валенки лучше, - отвечал Эфрон, поудобнее укладывая на импровизированный снежный бруствер свой пистолет-карабин. - Все вас тянет на иностранное.   - Да ведь как хвалили... Говорили, создатель специально сделал их для полярных исследований...   - Это потому что он валенок не знал. Вот и приходилось ему вилкой суп хлебать, изобретать квадратное колесо... Не лежите просто так, шевелите пальцами ног. А то обморозите.   - Да я шевелю... Т-сс! - Гущин напрягся, глядя в расплывчатый сумрак. - Кто там? Видите?   - Да. - Эфрон приложился к своему 'Маузеру', - Кто-то идет... Вы видите? Сколько их?   - Определенно я видел не менее двух. - Прошептал Гущин. - А вы?   - Не знаю. Все плывет в этом мареве... Может, наши?      Оба напряженно вглядывались в мелькающий между деревьев расплывчатый сумрак.      - Мне кажется... красная лента на папахе. - Пробормотал Гущин.   - Значит, догнали собаки. - Эфрон повел стволом пистолет-карабина. - Чертовы сумерки, я совсем теряю мушку... Ну, лови большевичок!   Выстрел разорвал тишину, человек вперед упал как срезанный.   - Кажется, попали, - пробормотал Гущин.      - Прекратите палить! - Раздался спереди из снега хриплый голос. - Это я! Краузе!   Эфрон опустил карабин. Это был редкий момент, когда его можно было видеть растерянным.       - Пардон муа, портэ-итондард! - От смущения Эфрон перешел на французский - Лёр онтр шья и лю; же не ву реконетр па!   - Уи, уи! Тьюи ле тус, дью реконетра ле сьен!.. - Отозвался Краузе. - Эфрон, вы? Вы случайно не папский легат?   - Я же извинился, прапорщик. - Эфрон уже оправился. - Хватит греть сугроб, давайте сюда!      Краузе показался из снега, поднялся, и заковылял к позиции.      - Вы же говорили, что видели красную папаху?.. - Укорил Эфрон Гущева.   - Вы тоже были здесь, и тоже смотрели, - не принял упрек Гущин.   Краузе тем временем подошел, и присел у дерева рядом с ними.      - Я вас не задел, прапорщик? - Спросил Эфрон Краузе. - Мне было бы дьявольски неловко.   - Нет, слава богу. Но где же ваша хваленая меткость?   - Помилуйте, я даже не вижу прицельных. Всегда говорил, что не разделяю моду на эти тонкие мушки.   - А я так теперь их самый большой сторонник, - пропыхтел Краузе.      По цепи лежащих людей, слева к ним пригибаясь бежал штаб-ротмистр Гиммер.      - Что там? - На ходу присмотрелся он. - Краузе, вы?   - Так точно, Штаб-ротмистр.   - А Жемчужин и Азанчеев?   - Жемчужин - все. С Азанчеевым мы разошлись. Значит... он не вернулся?   - Нет.      Все тягостно помолчали.      - С кем вы столкнулись? - Продолжил Гиммер.   - Черт разберёт. Кажется, красные.   - Много их?   - Не знаю. Судя по интенсивности огня, минимум, не меньше нас. У них был ручной бомбомет, и возможно, пулемет.   - Зачем приняли бой? Почему не отступили?   - Это был не встречный бой, - засада. - Устало объяснил Краузе. - Мы сразу потеряли двух лошадей, Жемчужина ранили. Если б не он, нас бы всех там разом положили. Спас казак...   - Что еще можете сказать?   - Более, ничего. Правда...   - Да?   - За мной не было погони. Я пошел не назад, а вам наперерез. Знал, что вы свернете вправо. Прикинул, что так или иначе, выйду на ваши следы. А свои замел ельником, вы знаете как я умею. Но в лесу я видел кого-то...   - Кого?   - Не знаю. Человек. Мелькнул и пропал. Я потом долго лежал, но больше никого не видел.      Гиммер на мгновенье напряженно замер, осмысливая.      - Красные на нас до сих пор не вышли... Может, случайная засада?.. Не именно на нас?   - Кто знает. Но мы их довольно сильно потрепали. Я сам точно снял несколько человек. Раненные могли их замедлить. Могли вообще переменить их планы.   - Да... - Гиммер неопределенно кивнул - Категорически мало данных... - Он обернулся к Эфрону и Гущину. - А вы своей стрельбой прямо-таки хотите вывести на нас погоню. Гущин!   - Я, штаб-ротмистр!   - Идите к конвою, и скажите унтер-офицеру Овчинникову, чтоб он прислал сюда второй взвод, а этих - в лагерь, греться. Слишком лютый мороз. Мы не сможем долго держать заслон, иначе поморозим людей. Надеюсь, у всех врагов в округе та же проблема. Между боем с людьми и погодой, всегда лучше второе. К ночи оставим только часовых...   - Думаете, сегодня обойдемся без визитов? - Спросил Гущин.   Гиммер поднял глаза к холодному небу.   - Темнеет, луна будет ущербная. Идти ночью в лесу, - оставить глаза на первом суку. Выполняйте.   - Есть! - Гущин Вскочил, и побежал к лагерю, по лошадиной протопке.   Гиммер повернулся к Эфрону.   - Борис Викторович. Прошу об одолжении: пройдите аккуратно округ лагеря. Посмотрите, нет ли рядом с нами чужих глаз. А уж потом на отдых.   Эфрон гибко поднялся.   - Сделаю, Клементий Максимыч.                        Шли с перекатной арьергардной заставой. Это значило, что конвой шел своей скоростью, медленно бредущих груженых лошадей. А Медлявский, Гарткевич и Гущин, отставали, устраивали засаду, и ждали некоторое время - не догонит ли более ходкий, не связанный грузом противник. А потом снова пускались по оставленным конвоем следам. Было ясно. День блестел, пронизывая солнечными лучами дыры в еловых ветвях, создавая резкую картину светотени.      Медлявский поглядел в стороны, справа и слева, где лежали компаньоны. С трудом отодвинул толстый рукав полушубка, и посмотрел на большие наручные часы. Пора.   - Встаем, - тихо сказал он.      Трое поднялись, похрустевшая снегом, и отряхиваясь, и пошли к оставленной конвоем тропе. Гарткевич шел первым. Из-за толстой одежды он косолапил, и казался похож на медведя.   'Наверно, у меня такой же нелепый вид' - подумал Медлявский.      - Что думаете, Андрей Севастьяныч, - обратился к нему Гущин. - Уже второй день пошел. А не следа погони. Полагаете, оторвались?   - Не знаю, Эдуард Васильевич, - Медлявский поддернул сползавший с плеча ревень карабина. - Оторваться мы не можем. У нас слишком тихий ход, из-за груза. Если только там, - на дороге была случайная засада. И нас не преследуют.   - Когда же выйдем снова на дорогу? Гиммер что-то говорил об этом? - Гущин непроизвольно поежился. - Признаюсь, ненавижу здешнюю Тайгу. Эта тишина... У меня здесь ощущение, что я давно умер и стал призраком. Или того хуже, - никогда и не жил. Всегда слонялся между здешних деревьев, а все мои воспоминания; городская жизнь, балы... Будто это чья-то чужая память. Обрывок чужих дум, которые я случайно поймал.   - Вы тонкая натура, Гущин, - заметил Медлявский. - Однако, тише, поручик. Мы в дозоре.   - Простите, штабс-капитан. Однако...   - Тихо! - Медлявский поднял руку и замер.      Гарткевич обернулся, и вопросительно округлил глаза, мол, - что?   Медлявский глядя ему в глаза так и стоял, подняв свободную от оружейного ремня руку, в жесте ветхозаветного пророка.   И тут сзади стал слышен шум. Лошадиные шаги, тихое похрапывание, звон узды.   Все трое потянули с ремней оружие.      - Стрелять по первой надобности - прошептал Медлявский.   Он тихо показывал пальцем в грудь товарищу, а потом на место, куда тот должен был пойти. Гущина он послал левее. Себя направо. А Гарткевича, с его ружьем-пулеметом, положил в центр, у двух больших, сросшихся низом елей.      Медлявский стал на колено у дерева, сокрывшись за ним, положил ложе карабина на толстую ветвь у основания, и аккуратно провернул диск предохранителя. Посмотрев краем глаза он увидел, как Гарткевич аккуратно, без шума разложил сошки своего ружья, и поправив башлык, чтобы не прижиматься щекой к стылому прикладу, повел пулеметным стволом. Гущин, лежавший дальше, тоже стоял на колене, его скорострельный винчестер было не очень удобно перезаражать лежа.      Лошадиный шаг становился слышнее. Медлявский напряженно вглядывался в контраст снега, зелени елей, света идущего сверху, и теней таившихся под деревьями. Вот, мелькнул впереди силуэт - нечто непонятных, нечеловеческих очертаний. Но секунду спустя стало понятно, что это все-таки человек, на лошади, и в меховой шапке столь пышной, что она почти сливала его голову с плечами. За ним ехали еще... Медлявский вложился в карабин, совместил мушку с целиком. Выстрел ударил слева, - Гущин опередил, - и почти сразу послышался характерный двойной 'клац' его быстрого винчестеровского затвора. Человек в огромной шапке, безо всякого звука склонился к шее коня, будто хотел что-то сказать четвероногому товарищу на ухо. И тут заработал 'Мадсен' Гарткевича. Шквал огня пролетел к неприятелю, конь человека в большой шапке заржал, взвился на дыбы, сбрасывая с себя безвольное тело, и рухнул в снег. Следующий за ним всадник отчаянно коротко вскрикнул, хватаясь руками за грудь. Заржала испуганная нежданной болью лошадь. Медлявский поймал на мушку смутную тень всадника, и тоже нажал на спуск. Пробежала куда-то в сторону, мелькнув в просвете деревьев, лошадь, которая тащила за собой застрявшего ногой в стремени человека. Человек волочился за лошадью неживой куклой, лицом вниз, сгребая снег как плугом полами полушубка, и шашкой в ножнах.   - Амба! - Запоздало-испуганно крикнул кто-то впереди.   Хлопнул выстрел, чужой, - с той стороны. Незамедлительно на звук, лупанул очередью Мадсен Гарткевича. И потом еще одной.   - Ай!.. - Как-то совсем по-детски, - крикнул некто за еловым занавесом.   - Братва, тикай назад! - Густым басом донеслось с той стороны. - Гнись к седлу, дубина!      Забили глухо по снежному покрову копыта. Судя по перестуку, коня два-три, уносили своих невидимых седоков. Гарткевич проводил их еще одной очередью, - на добрую память.      - А, наелись! - Рявкнул Гущин. - Кому десерта?!      Хлопнул выстрел. Оттуда. И непонятно куда. Видать кто-то, удирая, пальнул с седла, для самоуспокоения и острастки. Со стороны лежки Гарткевича металлически клацало, - тот менял расстрелянный магазин, и заправлял новый, работая рычагом затвора. Стало тихо.   Медлявский настороженно продолжал смотреть. Гущин прав. Чертова тайга, - зеленый ад, где за одним занавесом деревьев всегда встает другой. Здесь толком не видишь ни боя, ни своей победы, ни тел врагов. Здесь увидишь только свою смерть, - когда она уже придет, и вцепится.      - Гарткевич, Гущин, - Медлявский показал рукой на след, оставленный конвоем, и сняв ствол своего карабина с ветви побрел по снегу к тропинке. - Сменим позицию, пока у врага паника, - тихо объяснил Медлявский, догнавшим его офицерам. - Сейчас чуть сократим до конвоя, и снова встанем.   - Думаете, - эти еще сунуться? - Вопросил Гарткевич.   - Увидим.      Шли по утоптанной коновоем протопке ходко. Потому и не взяли в арьергард лошадей. Тем могли выдать шумом, а основной конвой, который пробивал дорогу в снегу шел так медленно, отстать было практически невозможно. Из разгоряченного ходом нутра валил пар. Оружие держали в руках.      - Вон, неплохое место для заставы, - Гарткевич показал рукой на плотную группу елей, перед которыми деревья как раз радели, открывая место для взгляда и огня. - Что скажете, штабс-капитан?   - Да, полагаю, - кивнул Медлявский. - Встаем.      Снова залегли, затаились. Было тихо. Никто не догонял.   - Похоже, они все-таки наелись свинцом. - Пробормотал Гущин.   - Утомила меня эта партизанщина, - Буркнул Гарткевич. Бегаем как бабы по деревне. Хлопнули друг друга тряпками по рожам, да разбежались. Ни фронта нормального, ни позиций, ничего.   - Да уж, не война, а польский бардак. - Прошептал Медлявский.      Все они, тем или иным способом думали об одном и том же. Никому не нравилась эта война. Впрочем, Медлявский вспомнил ту 'Великую Войну', и понял, что в то время офицеры ругали её не меньше. Никому не нравилась та война, что жарила тебя именно сейчас.      - Однако, тише господа, - приказал Медлявский. - Слушаем.      И они услышали. Стрельба была частой, заполошной, и... раздавалась у них за спиной. Там, где шел основной конвой.      - Дьявол! - Рявкнул, подскакивая на колено и разворачиваясь назад Гарткевич.   - Это конвой! - Высказал очевидное Гущин.   Все переводили друг-на друга растерянные лица.   - Встали! Бегом! - Рявкнул Медлявский.      Бежали по тропе медленной трусцой. Быстрее было нельзя, сдохнешь в тяжелой одежде и валенках. На ходу растягивали башлыки, раскрывали верхние крючки полушубков.      'Кто там?.. - думал Медлявский, - Другая банда?.. Или те же, чей передовой дозор мы сбили сейчас?.. Они ткнулись в нас, и могли сделать в лесу крюк 'косым маршем'... Они нас обхитрили... Нет... мы все сделали правильно... Просто нас слишком мало... Черт побери того, кто сунул нас сюда!'      - Стрельба была все ближе. Сухие, хлесткие винтовочные выстрелы. На их фоне тише, другим тоном, сыпало другое оружие, - Медлявский узнал голос Маузеровских пистолет-карабинов. Наверняка - прапорщика Эфрона. И судя по тому, как тот швырял боеприпасы, - положение было отчаянным.      Распаренные, будто в бане, они вывалились к конвою. Деревья разошлись, и они увидели цепь навьюченных лошадей. Солдаты-поводыри лежали и стояли за деревьями, по левую руку от лошадей, и палили куда-то влево. Некоторые уже застыли в снегу неживыми грудами полушубков. Показалось, что видит торчащие из сугроба ноги Гиммера, в британских штанах... Маузеры Эфрона громыхали где-то впереди. Медлявский окинул коновой глазами, но не смог найти Гиммера. Заметил только унтера Овчинникова, который ютясь у дерева, пытался отдавать какие-то приказы, судорожно сжимая в руке наган.      - Так, господа. - Медлявский поднял левую руку, словно закрывая товарищам путь. - К конвою не побежим. Нечего нам лезть на пристрелянную позицию. Обойдем слева, и ударим нападающим во фланг. Зажмем их угловым огнем.   - Не попасть бы под огонь своих, - буркнул Гарткевич.   - Вот поэтому, вглубь и не суйтесь. Ну, пошли!      Пыхтя, и стараясь смирить дыхание, они забрали влево от конвоя. Медлявский шел впереди. Вряд ли, в такой густой тайге нападающие дальше чем в 50-70 метрах. Все, - можно свернуть параллельно конвою... И они действительно вышли на врага. Выстрелы выдали тех раньше, чем увидел глаз. Фигуры в тяжелой одежде, при стоящих рядом лошадях. Они прятались за деревьями, и стреляли в сторону конвоя. Три. Пять. Дальше, кто-то еще.   - Гарткевич, - распорядился Медлявский. - Причеши! Гущин - левее!   - Минуту... - Гарткевич, встал на колено, пытаясь выровнять дыхание.      Медлявский поднял карабин. Навел одной из фигур в центр - бок, под поднятую руку, чуть выше косого патронажного ремня. - и нажал спуск. Человек выпустил приклад своей винтовки, однако, второй рукой удержал её за цевье, и нелепо балансируя с разведенными руками, рухнул в снег.   Затарахтел пулемет Гарткевича. Дерево рядом с еще одним взорвалось щепой. Человек тут же упал - обученный - завертел головой, и схлопотал еще одну пулю. Может, постарался Гущин.   - Обошли! Справа! - Заголосил кто-то. - Пулемет!..   Кто-то уже спрятался за деревом, переориентировавшись в сторону троих офицеров. Раздался выстрел. Взвизгнуло выше голов. Еще. Глухо застонал ствол.   - Без паники! - На миг перекрыл все незнакомый командирский голос. Первый эскадрон! Заходи с фланга! Окружай! Второй эскадрон, - отсекай, чтоб не убежали!      Медлявский про себя испуганно крякнул. - 'Два эскадрона?! Тут же одернул себя. - Да нет, где же тут силы огня на два эскадрона? Лукавит красный. На испуг хочет взять. Чтоб дрогнули и побежали. Ну, на тебе, красный черт! Я сегодня тоже щедрый!'      - Пе-еррвая рр-оота! - Завопил Медлявский - Пулемет на позицию! Вторая рота! Заходи во фланг, чтоб ни одна сволочь не ушла!      Гарткевич прекратил стрелять, и посмотрел на Медлявского осоловелыми глазами. Вообще, в лесу все как-то настороженно притихло. Грохнуло лишь два редких выстрела.      - Что ты трындишь, вошь колчаковская? - Донесся из глубины леса командирский бас. - Откуда у тебя две роты?   - А у тебя-то откуда два эскадрона, красный олух?! - Отозвался Медлявский. - Урежь осетра! Пулеметы-ы, огонь!   И повернувшись к Гарткевичу шикнул.   - Ну чего вылупились, прапорщик! Огонь!   - Куда? - Уточнил несколько изумленный Гарткевич.   - Хоть куда!!! Весь магазин по фронту, до железки.   - Слушаюсь! - Гарткевич повел плечом. В лесу загрохотал свинцовый дождь.      - Медлявский! - Раздался на надрыве связок голос унтера Овчинникова! - Штабс-капитан, вы?   - Я! - Завопил Медлявский. - Мы слева от вас! Обошли этих гадов! Щас окучим пулеметом!   - Славен бог! Сейчас мы их прижмем! - Уже теряя голос на сиплоту, орал Овчинников. Ребята! Цепью! Вперед!   'На кой вперед? - мелькнуло в голове у Медлявского. - Он схлопнет нашу систему огня, и подведет солдат нам в сектор...'      - Братва! - Решительно завопил незнакомый командирский бас. - По коням! Отход!      В лесу замелькали тени. Гарткенвич сменил магазин, и давал туда короткими очередями.   - Не потеряй два эскадрона!.. - на излете выдохнул Медлявский, но из-за стука пулемета его вряд-ли кто услышал. Его потряхивало. Руки и ноги от возбуждения тряслись.   Лес гудел удаляющимся топотом копыт.                        Они отогнали красных. Но здесь, в этой лесной войне, где не было фронта, и не было участков, которые нужно захватить, победа или поражение определялась тем, кто потерял больше солдат. И если в первых стычках победа была за отрядом, то на последней, красные все отыграли, может даже с лихвой. Медлявский оглянулся на идущий за ним конвой. Они потеряли почти половину солдат-поводырей. Многим лошадям приходилось идти самим 'по-табунному', и пока спасала только выучка коньков. Даже переправа по замерзшей реке прошла спокойно. Но стоило случиться ситуации, когда нужна рука на поводе - например близкая волчья стая, или иной лошадиный страх, - кони побегут, и некому будет их остановить...      Медлявский машинально хлопнул себя по планшетной сумке Гиммера, которая теперь была у него. Скоро надо опять остановиться на привал. Людям надо согреться и поесть горячего. Обходя идущих по снегу лошадей, к Медлявскому в голову конвоя подъехал Гущин. Пристроил своего коня рядом.   - Как Гиммер? - Спросил Медлявский.      Там, в прошлом бою, Медлявский не ошибся, когда увидел Гиммера лежащим в сугробе. Позже выяснилось, что его выбили в самом начале нападения, он получил две пули в грудь, и не успел отдать ни одного приказа. Теперь Он, и еще несколько раненных ездовых, ехали на привязанных к лошадям самодельных волокушах, в конце колонны.   - Плохо, - дернул плечом Гущин. - В городе, при врачах, может выходился бы. А здесь... не жилец. - Гущин оперся рукой на луку седла. - Хорошо еще, что у нас достаточно лошадей. Кстати, вы заметили, в бою почти не постреляли наших лошадей? Попали только в трех, скорее всего случайным порядком. Как вы себе это объясняете?   - Очень просто, - Медлявский наклонился в седле, уберегаясь от тяжело нагруженной снегом еловой лапы, повисшей у него на пути. - Они знают, что мы везем. И собираются увезти наш груз, куда нужно им. А как это сделаешь без лошадей? Поэтому и стреляют осторожно. С их точки зрения, лишние здесь только мы.   - Именно что знают, - согласился Гущин. - Если бы тот проклятый ящик при погрузке не рассыпался. А так, о нашем грузе наверно и в Петрограде шепчутся. Как все бестолково, прямо нет слов!      Некоторое время ехали молча.      - Послушайте, Андрей Севастьяныч, - с каким-то внутренним трудом заговорил Гущин. - С выходом Гиммера, вы как старший, встали на командование. Хочу спросить, - что вы думаете делать? Положение у нас аховое.   - Сам знаю.   - Нас было слишком мало еще до начала движения. Секретность нарушена. Враг... не уверен что он сбежал, может быть снова идет по нашему следу, и ждет момента. Штабс-капитан Гиммер получил пулю только потому, что у нас даже не было людей, чтоб пустить боковое охранение. Нас послали на убой. Создается впечатление, что этим - Гущев вскинул глаза наверх - не жалко ни нас, ни нашего груза. Какая-то чудовищная, совершенно невероятная нераспорядительность!   - Что же вы предлагаете Эдуард Васильевич? - Медлявский повернулся в седле к Гущину.   - Еще одна такая стычка. Любая стычка. И нам всем конец. - Закусил губу Гущин. - У нас нет ни единой возможности для исполнения возложенного на нас приказа. Мы не дойдем.   - Я все это знаю. Так все же, что вы предлагаете?   - Надо... Надо избавляться от груза! - Вскинул на него глаза Гущин. - Спрятать, захоронить! Отметить место, и уходить. В нашем положении нас никто не осудит.   - И куда прикажете спрятать? - Дернул щекой со шрамом Медлявский. - Под елочку положить, с запиской: 'подарок Мороз Иваныча'? Или ямку в земле копануть? Так у нас малые пехотные, и две большие саперные лопаты. Даже лома нет. А земля промерзла в камень. А красные как? Мы положим, а они через полдня возьмут?   - А может, они совсем отстали?   - А если нет? То-то обрадуются.   - А черт бы его побрал, это золото, - Гущин потер лицо. Мы с вами, как пират из старого романа. Корабль разбило, а тот тонет, и пытается плыть с сундуком. Только сундук тяжелее. Иногда надо просто бросить, и отпустить.   - Вы хоть представляете, сколько стоит, что мы везем? Это часть государственной казны. И я не отдам её красным.   - Да ведь погибнем, Андрей Севастьяныч, - с какой-то усталой определенностью сказал Гущин. - Без всякой пользы погибнем. А золото красные так и так возьмут. А не красные, так кто-то еще. Мало что ли шаек по лесам шастает? Разве не глупо? Ну возьмут они это чертово золото! Ну так наши потом отобьют. Мало оно из рук в руки ходило? Золоту все равно. Его никто не бьёт, ему всякий хозяин рад... О наших жизнях речь. Умрем - так без пользы. А выживем, - так, может, еще послужим отечеству. Я вот иногда еду, и думаю: - открыть эти чертовы ящики, по горсти в каждый карман, и... А лошадей постреляем, - пусть красные его на своем горбу из тайги вывозят.   - Больше при мне попрошу таких разговоров не заводить, - холодно отчеканил Медлявский. - При повторении буду вынужден рассматривать по закону военного времени.   - Да я... - Замялся Гущин, - Я же Андрей Севастьяныч, только...      Окончить Гущин не успел. Ветви впереди зашевелились. Медлявский дернул руку к кобуре своего 'Кольта', но узнал черный с серым офицерский полушубок. Это был прапорщик Эфрон, посланный в головной дозор.   - Что случилось, Прапорщик? - Медлявский настороженно поддернул к себе на грудь карабин.   - Вам нужно это увидеть, господин штабс-капитан. - Голос у Эфрона был слегка... необычным. - Признаюсь, такого я не видел.   - Что там?   - Там впереди крепость.   - Что? - Медлявскому показалось, он ослышался.   - Старая крепость. - Повторил Эфрон. - Вам нужно взглянуть самому.                        Все-таки у Эфрона был изумительно острый глаз. Это действительно была крепость. Но крепость настолько поглощенная природой, слившаяся с ней, - что можно было проехать буквально в ста метрах, и принять её за часть ландшафта. Лес здесь стоял свободнее, потому что заросли елей сменили сибирские кедры. Окоем чуть раздвинулся, и в однообразии леса стали видны две доминанты. Первой была скала, которая хоть и невысоко, но поднималась над окружающими деревьями, будто остров в бело-зеленом море. Вторая - крутой холм, метрах примерно в пятиста. Этот залешенный соснами холм, и венчала крепость.      Коновой оставили внизу у подножья холма. Наверх пошли Медлявский, Эфрон и Краузе. Сперва казалось, что на вершине холм теряет свою природную гладкость, и часть его как-то неестественно выдается вверх. Ближе стало понятно, что там, наверху, находится мощный насыпной вал, высотой больше чем в два человеческих роста. А поверх вала шла деревянная стена-частокол, из огромных бревен. Темные, заточенные на конус верхушки стволов не принимали на себя снег, и потому сразу явно обнаруживали человеческую руку. По углам крепостных стен, находились 'башни' - с натяжкой так можно было назвать эти чуть приподнятые и закрытые навесам площадки за все тем же частоколом, в которых когда-то видно переживала непогоду во время дежурств стража. Ясно было видно, что крепость давно покинута. Прямо на валу, разрушая его, уже выросли деревья, причем не только малые ели и сосенки, но и несколько больших, возрастом во много десятков лет. Не было видно людских следов. Холм был занесен снегом. На ближайшей башне снег лежал внутри крыши, давно провалив сгнивший навес.      - Занятный форт... - пробормотал пробираясь по снегу Краузе. - Смотрите, господа, ров!      Действительно, крепость окружал ров, так же не уберегшийся от деревьев, и потерявший глубину.      - Все по правилам фортификации, - заметил Эфрон. - Возвышенность, вал, ров... Облей зимой стены водой, чтобы вал встал в лед, - и в свое время крепостица выдержала бы любую осаду.   - Да, все сделано по уму. - Согласился Медлявский, вертя головой. - Но по правилам какого века? Крепость не подземная. Явно не рассчитана на защиту от мощной артиллерии. Это даже не 19й век...   - Сколько ж ей лет? - Неизвестно кого спросил Краузе.   - Кто знает... - Покачал головой Медлявский. - Обойдем вокруг. Попробуем найти вход, господа.      Со входом повезло, пошли в нужную сторону, и он обнаружился сразу за поворотом. В центре этой стены были ворота, с небольшим навесом над частоколом над ними. Ворота стояли настежь открытыми, распахнутыми внутрь, во двор. Одна из створок давно просела и перекосилась под собственным весом. Вторая вообще частично развалилась, и лежала на земле.   - Странно, - заметил Эфрон. - Как раз перед входом ров совсем теряет глубину...   - Потому что здесь похоронен подвесной настил, - объяснил Медлявский. - Он вставал через ров, когда надо было проехать, а будучи поднятым, дополнительно прикрывал собой ворота. А теперь вон, лежит внизу... Проберемся внутрь, господа. Может быть, это место будет хорошей стоянкой.      Помогая друг-другу, чтоб не скользить по снегу, спустились в утративший свое значение ров. Поднялись с другой стороны, и вошли в оставленные открытыми ворота. Двор был пуст, занесен снегом, больше у стен, меньше по центру. Деревья смогли одолеть стены, и несколько кедров и елей росло внутри периметра. Оплывшие вырезы в теле вала показывали, где шли лестницы на площадки у стен. Никаких построек во дворе не было. Однако, ближе к центру двора виднелась яма, с остатками накрывавших её некогда бревен. А обвалившийся навес, от которого остались только столбовые бревна и контур крыши, уводил под укрепленную деревом арку, в самом земляном валу. Ход был почти по колено занесен снегом.      - Медлявский подошел, достал запрятанный под полушубком, чтоб не вымораживать батарею, электрический фонарик, и посветил в арку. Желтый луч заметался   - Ход во внутренние помещения, или потерна... Не разобрать...   Он задумчиво похлопал по держащему арку дереву.   - Думаете зайти внутрь? - Скептически поджал губу Эфрон. - Помилуйте, штаб-капитан, здесь все ветхое. Не дай бог эта галерея сядет вам на голову.   Медлявский сильно ударил кулаком по арке. Дерево отозвалось твердо. Он оглядел двор, кое где-дерево человеческих построек сдалось, видны были белые разводы и черная гниль, схваченные до лета морозом. Но основной частокол стоял. И он, и перекладина арки были неестественно серо-желтого цвета. В свое время их чем-то пропитывали, выстаивали на совесть. Он еще раз ударил по арке, в другом месте, - и снова кулак встретил твердую преграду.   - Рискну, пожалуй, - решил Медлявский. - Схожу внутрь, посмотрю, что там.   - На кой вам это надо? - Удивился Эфрон.   - Считайте это... инстинктом кладоискателя. - Улыбнулся Медлявский.      Эфрон глянул на Медлявского, неожиданно, его спокойное лицо будто бы треснуло, и он громко захохотал.      - Что с вами, Борис Викторыч? - Удивился Медлявский.   - А-ха... Простите, штабс-капитан. - Эфрон старался унять смех. - Но это правда... смешно... Сколько пудов золота мы который день тащим у себя на закорках?.. Инстинкт... Кладоискателя... Ха-ха-хаа!   Эфрон заразил. И теперь засмеялись уже все втроем. Искреннее и душевно. Даже меланхоличный Краузе заходился тоненьким, коротким смешком.      - Инстинкт кладоискателя... - Эфрон вытер с глаз выступившие, и тут начавшие замерзать слезы.   - Ну, тогда считайте это просто любопытством. - Разгладив усики усмехнулся Медлявский.   - Я с вами, - Краузе тоже достал фонарь.   - А я уж, увольте, подожду здесь - развел руки Эфрон. - Никогда не хотел быть засыпанным заживо, бррр. Меня уже как-то прихоронило немецким снарядом, в блиндаже... - Он посмотрел вслед удаляющимся в темный ход двоим, и крикнул вслед. - Хоть пистолеты в руки возьмите! Вдруг там какой зверь логово себе устроил!      Медлявский и Краузе, меж тем, шли по темному коридору, освещая его фонарями. Почти сразу он свернул, сообразно расположению вала. В стенах виднелись остатки световых колодцев, ныне замусоренных и полностью заплывших землей. Обустроенный по стенам и потолку мореным деревом, коридор был пуст, и шел на снижение. Через несколько десятков шагов он вышел в коридоре появилось ответвление вправо. Медлявский глянул туда, и увидел вдалеке свет.    -Выключите на секунду фонарь, Краузе, - попросил он попутчика, сам щелкая пуговкой на своем.   Искусственный свет погас, и в ответвлении впереди более явственно забрезжило.   - Свет? - Удивился Краузе.   - Ну ясно, - Медлявский вновь включил фонарь - это та самая яма, что мы видели во дворе. - Потолок провалился, - вот и светит.   - Однако Эфрон прав. - пробормотал Краузе. Ветховато тут. Как бы не присыпаться...   - Там потолок был накатный. А здесь сделан свод.   - Ну да...   - Идемте дальше по главному ходу.      Они двинулись дальше. Ход расширился, и превратился в комнату. Лучи фонарей выхватывали фрагментами из тьмы старый длинный топчан у стены. Не выморенный как свод, он казался совсем ветхим. С другой стороны, шел некий деревянный стеллаж, с торчавшими из него стержнями. На стене были устроены полочки, на которых стояли какие-то миски.   - Общее спальное место. - Заметил Краузе. - Что-то вроде казармы.   Медлявский тронул рукой миску на полке, посветил внутрь.   - Лампада, - до сих пор фитиль торчит. Окаменело все...      Краузе посветил в другую сторону, на стеллажи. На одном из стержней что-то висело, смотанное кольцами, то ли веревка, то ли еще что. Краузе тронул, и та хрупко развалилась кусками, опав на пол. В углу стеллажа стояло... - Краузе подошел поближе.   - Копье! - Он осторожно тронул бурый наконечник. - это ж сколько тут всему лет? Выходит, еще до появления огнестрельного оружия! Это ведь, может, научная ценность. Сюда бы археологов.   - Вы больше все руками хватайте, чтоб оно совсем развалилось - ехидно посоветовал Медлявский. - То-то археологи вас потом поблагодарят.   Краузе одернул руку от копья.   - Впрочем, - Вздохнул Краузе - какие уж теперь археологи...   - Ничего прапорщик, смута не вечна. - Медлявский осветил фонарём вокруг. - Когда-нибудь война кончится, заживем как прежде... Будут вам археологи. Может даже, наши имена в науку попадут, за открытие.   - Думаете? - Оживился Краузе.   - Ну, на краеведческом уровне, точно. А пока пойдемте, посмотрим дальше.      Они двинулись в ход в дальнем конце подземной 'казармы'. Там он свернул вправо.   - Поворачиваем, сообразно ходу вала наверху, - заметил Краузе.   - Вы правы... Что тут?...      Ход вывел еще в одну комнату. Это помещение было так же укреплено деревом, но не все. Одна из стен была каменной. Не искусственный, а природный камень. В нем зияло отверстие, - так же скорее природного характера - неровных скальный ход уходил вниз. Кое где, в самых крутых местах, впрочем, явно облагороженный человеческой рукой, сделавшей ступеньки.   - Экий вертеп... - Посветил в ход Краузе. - Холм-то, выходит, скальный.   - Так ведь и снаружи недалеко видна скала. Помните?   - Да. Полезем?   - Ну... - Медлявский глянул внутрь. - Вы же хотели увековечить имя в науке? Вдруг там самое интересное? А то, представьте, сообщим мы о находке. Так и так, нашли древнюю крепость, а вниз не пошли, потому что испугались... Товарищи засмеют.   - Идемте! - Краузе решительно шагнул в зев пещеры.      Они начали осторожно спускаться вниз.   - Воздух с землистым духом, но терпимый, да? - Сказал Краузе на ходу. - Я вот только сейчас подумал, что в пещерах могут быть ядовитые природные газы.   - Поздно подумали, - отозвался Медлявский. - Но да, вроде дышится нормально.   - Как вы думаете? Это русская крепость? - Спросил Краузе.   - Не знаю. Может и нет. Тут и до русских люди веками жили. Если не ошибаюсь, это земли бурят-монголов. А до них еще кто-то был...   - Так ведь, то дикари.   - Дикарь - понятие условное. Крепости-то они строить точно умели. Сибирь был край дальний, но от мира не оторванный. Были у них связи с разными землями.      Ход тем временем окончился, и вывел в большую скальную пещеру.      - Пусто, - Разочарованно водя лучом фонаря, констатировал Краузе.   - А вы чего хотели?   - Не знаю. Чего-нибудь.   - А мне эта пещера, так очень даже нравится, - задумчиво осмотрелся Медлявский.   - Чем же?   - Не забывайте, что мы не ищем сокровища. Мы их спасаем.   - То есть вы думаете?.. - Переспросил Карузе.   - Да. Пойдемте-ка наверх.                     Гиммер открыл воспаленные глаза, и попытался оглядится, тяжело и вяло ворочая бессильной головой. Над собой он видел только низкий потолок, со старыми деревянными скрепами, на которых играли отблески освещавшего помещение живого огня.   - Где?.. Я... - Просипел Гиммер, пытаясь двинуться под давившей будто плита, неподъёмной шубой.   В поле зрения появилось расплывчатое лицо солдата в папахе. С трудом сфокусировав взгляд, Гиммер разглядел на папахе кокарду русской армии. Затем, вглядевшись, вспомнил и лицо. Это был один из солдат-поводырей, из команды унтер-офицера Овчинникова.   - Очнулись, ваше благородие? - Спросил солдат. В поле зрения появилась оловянная кружка. - Воды хотите? Теплая.      Гиммер кивнул, и разлепил потрескавшиеся от мороза губы. Солдат одной рукой поднял Гиммеру голову, другой аккуратно прислонил кружку к его губам. Вода смочила губы, горло, потекла по щеке. Это было хорошо. Миг хорошего в нескончаемом мутном мареве лихорадки. Солдат осторожно напоил его, вытер какой-то тряпицей что пролилось с лица. Действовал солдат с привычной ловкостью няньки. Видно, доброе сердце, и долгий уход за животными породили в нем деликатность, которой позавидовала бы иная медицинская сестра. Гиммеру каким-то оттенком мысли стало стыдно, - не должен офицер быть в таком виде перед солдатом. Но ему было так плохо, что и эта мысль отошла. Другие думы, поважнее, всколыхнули сердце.   - Спасибо, солдат... - Ворочая непослушными, будто чужими губами, просипел Гиммер. - Как... фамилия?   - Докукин я, ваше благородие. Рядовой 5-го обозного парка.   - Докукин... - Гиммер опять попробовал приподняться. - А... где мы?      - Лежите, лежите, - ваше благородие, - мягко толкнул его в грудь солдат. - Мне их благородие, штабс-капитан Медлявский велели тут же сообщить, коли вы очнетесь. Чичас, током его позову, вы и побалакаете.      Солдат поднялся, подхватил от стены звякнувшую ремнем винтовку, и куда-то побежал. Только и затих топот его сапог. Гиммер заворочался. Руки под накинутой шубой двигались будто он был в какой-то морской впадине, на многокилометровой глубине, и на каждое движение приходилось преодолевать давление толщ воды. Дотянулся до кобуры, провел рукой по клапану. Оружность на мгновение уняла тревогу.      Снова послышались шаги, на этот раз парным перестуком. В поле зрения появилось лицо Медлявского. Озабоченный грустный херувим, с обмороженными щеками и шрамом.   - Как вы?   - Медлявский... Где мы?.. - Повторил свой главный вопрос Гиммер.   - В старом заброшенном форте, Климентий Максимыч. Обнаружили его прямо посреди тайги. Бог знает, сколько ему лет... Я оставил здесь отряд на отдых. Какие-никакие стены, и можно спокойно развести костер.   - А красные?   - Дали им отлуп.   - Преследуют?   - Бог весть. С того боя, где вас ранило, пока не появлялись.   - Плохо... - Прошептал Гиммер.      Медлявский на минуту задумался, что означает это 'плохо'. Впрочем, в какой-то мере, да: неизвестность, - худший враг военного...      - Клементий Максимыч, - Медлявский наклонился ближе. - О главном хотел с вами поговорить. Положение наше, бедовое. Людей осталось мало. Напоремся на добрый отряд неприятеля, - груз уйдет к нему. Но здесь, в этом форте, есть очень хорошее место. Крепость стоит на насыпном холме, а под ним, - скальная пещера. Ход к ней проложен через земляной вал. Я приказал расторочить лошадей, и перенести все ящики с грузом, в эту пещеру. Вход в неё, как раз справа от вас, - видите, дыра идет в скалу? Думаю, нескольких гранат, что у нас есть, хватит, чтобы обрушить вал. Так мы основательно запечатаем пещеру, и надежно захороним груз. Здесь он спокойно пролежит до лучшего времени. А там, дай бог, снова начнем наступать. Сюда придет нормальный отряд, и по нашим отметкам извлечет клад. Что думаете? Это самое лучшее, что мы можем сделать в нашей ситуации.   - Нет... - Гиммер отрицательно замотал головой. - Нельзя... У нас же приказ. Понимаете? Приказ... Идти, с грузом... Прорываться...   - Так ведь дурацкий приказ, Клемент Максимыч, - ласково-усталым заметил Медлявский. - И отдали его, - дураки, наши беспросветные. Это я как, честный офицер, перед любыми чинами скажу. Нас послали чтобы уберечь золото. Но не дали для этого никакой возможности. Значит, нам надо самим позаботится о ценностях отчизны, вверенных нашему попечению. Лучшего варианта, чем предложил, я не вижу. Уйдем отсюда, - больше такого шанса не представиться.   - Приказ... - Горячечно прошептал Гиммер. - Приказы... не... обсуждаются... Штабс-капитан. Отдохнуть... затем. Сниматься с грузом... и идти... идти!      Медлявский закусил губу.   - Ладно, Клементий Максимыч. Мы только встали на стоянку. Время подумать у нас еще есть. Вы... отдыхайте пока.      Медлявский поправил сползшую с плеча Гиммера шубу, и встал.   - Докукин, - позвал он солдата. - Следи за штаб-ротмистром. Я попрошу унтер-офицера Овчинникова потом прислать тебе смену, чтоб ты тоже отдохнул.   - Да я ничего, Ваше благородие,- отозвался Докукин. - Дело привычное.   - Ну-ну. Как костер-то? Не травит тут, под сводом?   - Не-а, ваше благородие. Как оконца под потолком заново пробили, - все в них идет. Умные мужички эту крепость строили.   - Да уж, не дурнее нас. Ну так ты следи, Докукин.   - Есть, ваше благородие!                        Медлявский вышел из старой казармы, где разместили Гиммера, подсвечивая фонарем прошел старым туннелем, и вышел наружу, во внутренний двор крепости. Дело шло к вечеру. Там пофыркивали освобожденные от груза лошади. У большого костра, в который пошли старые бревна от рухнувшего навеса и мертвые нижние ветви елок, грелись и готовили еду солдаты. Ворота загородили засекой из срубленного дерева. На старой стене караульные уже успели протоптать тропинки. Старая крепость снова ожила. Пусть и короткой, призрачной жизнью, на краткий срок стоянки.      Медлявский поднялся по расчищенному и подновленному ступенчатому склону вала к стене, и разминувшись с часовым, прошел к одной из башен. Там, разметав часть снегового заноса, и очистив место под не обрушившейся частью крыши, караулил прапорщик Эфрон. Тот повернул голову, заслышав шаги Медлявского.   - Ну как тут? - Спросил Медлявский.   - Все тихо. - Отозвался Эфрон. - Хотя, видимость конечно не идеальная. Слишком много леса подобралось к стене.   - Такой лагерь лучше никакого.   - Правда.   - Но Краузе не зря ушел, - Медлявский посмотрел на дальнюю скалу, торчавшую примерно в полукилометре. - Интересно, как он там? Мне перед ним неловко. Мы тут в тепле, а он...      Краузе ушел днем, вскоре после того как встали на стоянку. Он отпросился оседлать соседнюю скалу. Все-таки на данном участке она была главной доминантой, возвышающейся над лесом. С неё можно было издалека увидеть чужой стояночный костер. При этом, с неё был и неплохой вид на старую крепость. Когда крепость строили, такое соседство не было критичным. Но теперь, для снайперской винтовки Краузе, - крепость была в досягаемости. И если бы кто-то напал на стоянку, свой снайпер в тылу оказывался весьма полезен при обороне.      - Не беспокойтесь, Андрей Севастьяныч, - произнес Эфрон, прервав раздумья Медлявского. - У Краузе феноменальная холодовая выносливость. Все-таки, - между нами, - какой-то из его немецких предков-поселенцев согрешил с местной самоедкой. Лежит сейчас, завернулся в шубу, снегом сверху присыпался. Вернется как всегда, будто в баньку попарится сходил.   - Да уж, - коротко улыбнулся Медлявский. - Но меня больше волнует его моральное состояние.   - В каком роде? - Удивился Эфрон.   - Перед тем как уйти на скалу, Краузе признался мне. Он узнал одного из красных, которые нас преследуют. Оказался его однокашник по училищу. Даже фамилию твердо помнит - некто Сенцов. Прапорщик закатал ему пулю в лоб.   - Может, обознался? - Усомнился Эфрон. - Игра нервов.   - Может... В любом случае, это его мучает. Когда Краузе рассказывал, у него были больные глаза. Видимо, они дружили...   Они помолчали.      - А что штаб-ротмистр? - Спросил Эфрон.   - Гиммер плох. Впрочем, очнулся. Я с ним говорил. Но я даже не уверен, что он вполне понимает ситуацию. Моему предложению отказал. Порывается нести груз дальше.   - Самоубийство, - лаконично бросил Эфрон.   - Да. И почти гарантированная сдача груза врагам.   - Вам не надо слушать его. - Решительно сказал Эфрон. - Гиммер не в состоянии трезво оценить обстановку. Вы должны принять командование. При любом разбирательстве я буду вашим свидетелем, и разделю ответственность. Что думаете сами?      Медлявский задумался. Растворил пуговицу на полушубке, и сунув руку под полу, коснулся георгиевского креста на груди.   - Знаете, за что я получил 'георгия', Эфрон? И вот этот 'кольт'? И этот шрам, кстати... Они мне достались одновременно.   - Хм... - Эфрон помедлил. - Как-то не было случая спросить. Но раз вы сами завели разговор... Говорят, что в великую войну, вы чуть ли не в одиночку остановили полковую походную колонну австрияков. Правда?   - Нет. - Медлявский покачал головой. - Это была батальонная колонна. И мы их не остановили. Разве только замедлили. Ненадолго. Они раскатали нас, как скалка тесто.      - Медлявский помолчал, потер шрам.      - Я тогда был совсем сопляк. Служил в артиллерийском парке. Мы стояли в тылу, рядом с госпиталем. А австрийцы прорвали фронт. И получилось, что между госпиталем и ими - только лес. Поднялась, конечно, паника. Раненных грузили на подводы, а мне с горсткой солдат и добровольцев, дали приказ - задержать австрийцев сколько сможем. Там был один госпитальный раненный, Петр Дымов. Штабс-капитан, теперь я с ним уже сравнялся в звании... Он был опытный, сказал, что в лоб мы австрийцев не удержим. Предлагал завлечь их огнем, и отступая, отманивать от госпиталя. Но я боялся, что австрийцы не втянуться за нами, поэтому жестко оседлал дорогу, и дал бой. Мы продержались минут десять. Почти все там легли. Меня оглушило гранатой. А вскоре, наши части подошли, и встречным боем, заставили австрийцев отступить. Это был мой первый бой. И вот, за то, что я угробил почти всех солдат и офицеров, что пошли за мной, - мне дали 'Георгия'.   - А 'кольт'? - Спросил Эфрон. - Подарок?   - Нет. - Медлявский машинально сжал рукоять - Это как раз кольт того самого, штабс-капитана. Дымова. Я взял, потому что ему он стал не нужен... Понимаете, Эфрон? Я выполнил приказ, разменял людей на награду. Но если б я тогда немного подумал, послушал этого Дымова, - я мог бы задержать австрияков дольше, а потерять людей -меньше. Дымов, Васильчиков... Я даже не знаю фамилий всех, кто там был. И кто там лёг.   - Не вините себя, Андрей Севастьяныч, это война. На ней гибнут.   - Да. Только вот, я больше не хочу выполнять приказы как попка. У меня голова не только чтоб кокарду носить. Я не хочу за просто так угробить вас, и солдат. Поэтому... Я захороню наш груз. И совесть моя будет спокойна.                     Краузе лежал, удобно устроившись на каменистом скальном выступе. Холод не слишком его беспокоил, - спасибо длиннополой овечьей бурке, что он всегда возил с собой при коне, и сейчас взял с собой на скалу. Шитая из белой овечьей шерсти, здесь она была одновременно и обогревом, и укрытием. Одну её часть он расстелил на скале, второй накрылся, почти завернув себя в рулон. Вкупе с теплой одеждой, это защищало его от холода скалы.      Он оказался прав, - скала была прекрасным наблюдательным пунктом. Более того, когда-то и её использовали люди. Видимо - те, из покинутой крепости. Потому что, когда Краузе забрался на верх, он обнаружил явные, пусть и давние следы человеческих рук. Кто-то, долгим, упорным трудом, расчистил на скале наблюдательную площадку. Заглубил небольшую горную складку, превратив её в своеобразный каменный окоп на 'боевом гребне': Камень видно горячили костром, а потом обливая его водой. Следы создания, это неприметной снизу площадки, здесь были видны до сих пор. Заглубление до сих пор хранило на стенах следы сколов. И направленна эта площадка была как раз к старой крепости.... По прикидке Краузе, получалось, что где-то у вершины скалы, должны были быть и другие площадки, стерегущие другие стороны света. Но он не стал лазить вокруг вершины, довольствуясь тем, что сразу нашел подходящую ему позицию.      Винтовка лежала рядом, а Краузе периодически просматривал местность вокруг крепости с помощью цейсовского бинокля, да проводил нехитрую гимнастику пластуна, - напряжением мышц, не вставая, разгонял застывавшую кровь по жилам. Крепость была как на ладони. Краузе видел поднимающийся от разведенного во дворе костра, дым, и фигурки ходящих по земляному валу часовых. По валу прошел Медлявский, и поговорив о чем-то с Эфроном, снова спустился вниз. Все фигуры были в пределах действительного огня. Странное чувство, глядеть на знакомых, в которых не собираешься стрелять, через снаряжение снайпера.         Краузе был высококлассным стрелком. Он знал об этом без гонора, со спокойным достоинством. Еще до войны он неоднократно побеждал на армейских соревнованиях по стрельбе. На любом месте своей службы, он сходился с местными охотниками. Не теми - опереточными, время от времени вылезавшими из городских домов, дабы похвастаться друг перед другом дорогущими ружьем от 'Голанд энд Голанд', и убив полторы утки, вновь вернутся к привычному быту. А настоящими - которые жили промыслом. Ловцами, которые для того чтоб добыть зверя, сами почти превратились в зверей. Он охотился с самоедскими добытчиками, с древними морщинистыми лицами, и неутомимыми телами. Некоторые из них до сих пор стреляли из дульнозарядных ружей, к которым сами лили пули. Были и такие старики, кто полагался на лук, и смеялся, глядя на ружья... У них он учился красться, таиться, ждать. Самое трудное, - ждать, перетерпеть засадой осторожность зверя.      Во время Великой Войны он оказался в составе 'русского легиона', который был отправлен на помощь союзникам во Францию. Там он прошел курс в составе французской снайперской школы. У французов дело было поставлено с размахом. Винтовки оснащались телескопическими прицелами, которые приближали к тебе врага. На дальней дистанции мушка больше не закрывала тело противника, достаточно было насадить его на 'пенёк' прицельной марки. Использовались передвижные бронещиты. Искусственные маскировочные укрытия, вроде полых пней, внутри которого мог сокрыться стрелок. Были и мохнатые шотландские костюмы, облачившись в который человек начинал напоминать лешего, и действительно мог буквально раствориться в лесу.      Краузе учился, смотрел, сравнивал. Телескопическими прицелами ему случалось пользоваться и раньше, правда те были длинной почти во всю длину винтовки, здесь же они были значительно менее громоздкими. Стреляли французы весьма метко, но, пожалуй что, по русской мерке слишком долго целились. Однако сам французский подход, при котором стрелки были обеспечены многими фабричными полезностями, которых вовсе не было на родине, заставлял Краузе испытывать чувство неловкости и досады. Почему в небольшой Франции могли сделать то, чего не могла изготовить огромная Россия?.. Единственное, что несколько утешало, немалая часть этих кундштюков было по происхождению британскими. И к британским снайперам, французские стрелки питали примерно те же чувства, что и он сам к французам.      Ему доводилось встречаться с немецкими снайперами. Самая опасная добыча - человек. Однажды какой-то умелец с той стороны заставил его почти весь световой день просидеть в заполненной стылой водой воронке. Это было плохо, но лучше чем у напарника, который раскидал мозги в грязи... Краузе пробовал высовывать из воронки свою маскировочную скатку, - самым краешком - и тут же получил в ней дыру. Краузе еще шерудил скаткой, но тот больше не стрелял; - ждал настоящего, живого. Они - тот и Краузе - прекрасно поняли друг-друга. Удивительно чувство близости с человеком, который хочет тебя убить.      А в другой раз Краузе перехитрил немца. Тот неделю терроризировал передний край. Краузе вышел против него, - и поймал. Меткая стрельба на войне отличалась от соревнований тем, что призов за неё часто не было. Сидевшая в окопах пехота так наоборот покрыла Краузе матом, потому что снайпер убивал только неосторожных, а за его гибель позицию батальона закидали снарядами размером с чемодан. Но в тот раз приз все-таки нашел Краузе. Через три дня штурмовая команда, ходившая на ничейную землю, нашла труп немца, и честно принесла Краузе его винтовку. Маузер был поврежден, - пуля Краузе сперва вошла в ложу у затвора, и только потом расколотила немецкому коллеге голову. Но прицел был в полной исправности. Краузе оглядел его, и приятно удивился чистоте и четкости немецкого стекла. Этот прицел он снял, и увез с собой, в Россию. Уже здесь умельцы из полковой мастерской, помогли установить прицел на отобранную Мосинскую винтовку, и сделали загнутую козьей ногой рукоять затвора, чтоб та не стукалась при перезарядке в прицел. Говорят, вещи взятые с мертвецов, приносят несчастье. Краузе не замечал. Прицел не подводил. Немецкое качество. Но теперь с этой винтовкой ему пришлось охотится на тех зверей, который он никогда не мечтал добыть - на соотечественников. Это была плохая война. Плохая охота.      Сенцов. Однокашник по училищу. Все-таки это был он. Но если даже такие люди как Сенцов, шли служить к красным... Нет, думать в это сторону не хотелось. Думать в эту сторону было нельзя.         Жена... Мария... Эта мысль и грела Краузе, - и тревожила его. Он встретил её, до войны, когда был переведен в Екатеринбургский Пехотный полк. Когда попадается зверь? - Когда не чует опасности. Где зверь больше всего уязвим? - На чужой местности. Краузе встретил Марию, черноглазую красавицу, - и почувствовал, что в него попали. Проблема была, что в данном виде охоты черноглазый ловец не добирал добытого зверя, - а просто бросал его. Выстрел из спортивного интереса, - и подранка оставляют в лесу умирать. Краузе подранком амурных дел быть не собирался. Он решил, что и сам должен отнестись к этому, как к охоте. На зверя сложного, неведомого, живущего в сказочном лесу. И такого можно добыть.      Экипировка для охоты была непривычной. Вместо винтовки приходилось использовать букеты роз, бонбоньерки, и билеты в театр оперы и балета, что стоял на Дровяной Площади. Оперные певицы раздражали Краузе неимоверно, - во время их высоких нот его руки машинально тянулись к отсутствующей винтовке. Балерина, прыгнувшая на пуантах в грациозном прыжке, сильно напоминала косулю, и непроизвольно включала в голове Краузе расчет упреждения до точки нажатия на спуск. Но, первая добродетель охотника - терпение.      Ухажёров у Марии было много, редкий зверь, притягивает охотников. Большинству хватало перекинуться с Краузе взглядом. Он был спокойный человек, не ругался, не буянил, просто разговаривая с субчиками, мысленно представлял, куда лучше положить пулю. Ухажеры почему-то терялись от его спокойного взгляда. Впрочем, был горячечный студен-социалист, который надумал стреляться. По семь патронов, барабан до железки! Студент взопрел еще до стрельбы, и дрожащей рукой кинул куда-то один выстрел. Краузе в ответ навертел в шапке студента шесть дырок - чтоб голова проветрилась. Один на всякий случай оставил в барабане про запас. Студент все понял, и испарился грызть гранит науки.       Что-то попало в цель. То ли букеты. То ли дуэль (оказалось, что это 'так романтично'). То ли войсковые стрелковые соревнования, где Краузе опять взял приз. Приз вручали сам августейший государь-император. Милостливо изволили обсудить с Краузе некоторые тонкости стрельбы и сравнить некоторые новейшие винтовки, - это попало в газеты... Мария согласилась. Они обвенчались.      И все же, это была не охота. Здесь ничего не оканчивалось удачным выстрелом. Здесь им все только начиналось. Краузе не был белой костью. Сын почетного гражданина, сам не дворянин. Был небогатый офицерский быт, - не то чего она хотела. Она тяготилась. И в какой-то степени, брак спасла война. Краузе попал на фронт раньше, чем они окончательно разругались. Жене солдата, терпения нужно не меньше, чем охотнику. Сидеть и ждать мужа с войны... Мария, не отличалась терпением. Слишком хороша, слишком горяча.      Все же, когда он вернулся из Франции, она встретила его страстно. Плохое успело забыться. А ему было что рассказать про Париж, что питало её возвышенную душу. На какое-то время этого хватило. Это было почти счастливое время, пока все вокруг рушилось. Кончено, он бы снова надоел ей, но опять спасла война. Теперь уже гражданская. Он уезжал. Единомышленники по белому делу сперва стягивались на окраины. Мария провожала его на перроне. Она была прекрасна как никогда. А невозмутимого молчуна Краузе одновременно тянуло смеяться и плакать.         Какое-то движение в окулярах отвлекло Краузе от сердечных воспоминаний. Он привстал на локтях, поудобнее вложился в бинокль. Да, движение! Кто-то шел между деревьев. И заметив одного, он тут же различил рядом других. Несколько конных. Шли цепочкой по полузанесенным следам конвоя. Сколько точно - трудно было сказать. Несмотря на редколесье, на таком расстоянии деревья все же слишком много скрадывали. Фигурки появлялись в просветах между стволам, и снова исчезали за ними. И все же, их было немного. Десять-пятнадцать, самое большее.      Краузе отложил бинокль, и подтянул к себе винтовку. Снова нашарил неизвестный отряд, - теперь уже через оптический прицел. Краузе внимательно вылавливал всадников идущих по лесу. Красные ленточки на папахах. Красные, - немного же их осталось... Краузе довольно усмехнулся. Такое количество он уложит даже в одиночку. А уж с поддержкой из крепости...         Тут Краузе коротко задумался. Однако, - когда же лучше открыть огонь? До крепости было метров шестьсот. Всадники шли мимо его укрытия значительно ближе. Сейчас до них было... метров триста. На такой дистанции вероятность попадания была высока. Но были нюансы. Во-первых мишени двигались. А поскольку, двигаясь они по следам конвоя, и сейчас как раз начали забираться на холм, - то лошади двигались вверх рваным шагом, что затрудняло точное упреждение. Вкупе со стволами деревьев это осложняло стрельбу. Потом, - даже если он попадет. Что сделают остальные? Логично, - что они развернутся к нему, и начнут бой. Около дюжины человек, на трехста метрах. На такой дистанции даже не нужно быть снайпером. Если среди них найдется хотя бы несколько хороших стрелков, - они его пристрелят. Или прижмут огнем, пока их товарищи вскарабкаются на скалу, - и опять же его пристрелят. Как говорили римляне, - 'нек Херкюлес контра плюрес'. Или как у нас, - 'один в поле не воин'. И пока товарищи в крепости сообразят, что за пальба в лесу, и придут на помощь, - тут ведь можно и не дожить. А хотелось.      Но есть другой вариант. Дать красным двигаться дальше на холм, и обнаружить крепость. Тогда, они вступят в бой с конвойным охранением, залягут в лесу. Расстояние до них будет уже больше, - но все равно, - рабочее. Для него, - вполне рабочее. И вот там, когда они будут лежать спиной к нему, и в горячке боя не слышать его выстрелов сзади. Вот там он их пощелкает, - как куропаток. Красные будут зажаты. И у них не будет ни единого шанса.      Однако... не проворонили бы приближение красных часовые на стенах. Не должны. И все же... Краузе решил вопрос так: - наметил себе точку, на которой он сам откроет огонь, если часовые проворонят угрозу. Но лучше конечно, чтоб не проворонили.   Тогда это будет идеальная охота.                     Медлявский критически осмотрел свой блокнот. Когда-то, в другой жизни, он был каллиграфом. Друзья шутили, что ему надо было бросить службу в армии, с её скудным жалованием, и устроится к какую-нибудь солидную фирму секретарем... Да. он был каллиграфом. В той другой жизни, где были теплая комната, письменный стол, хорошее перо. Медлявский оглядел свои каракули. Здесь, у костра во дворе крепости, на английской офицерской планшетке вместо стола, нечуткой от мороза рукой, он все же выводил свои записи. Дневник прошедших событий, некоторые мысли, и наблюдения. Юношеская привычка. Когда-то, отец подарил ему первый блокнот. Сказал, что, перенеся на бумагу прошедшие за день события, ты можешь взглянуть на себя со стороны, объять случившиеся события более непредвзято, как сторонний наблюдатель, и через это яснее понять свою суть. Отец был прав. В этом, и многом другом.      Дневник не подвел и на этот раз. Изложив свои размышления на бумаге, Медлявский еще раз уверился, - иного выхода, как захоронить сокровища здесь, у него не было. Поэтому, следовало все приготовить. Отложив дневник, Медлявский принялся составлять карту. Для этого он использовал фабричную карту из имущества штаб-ротмистра Гиммера. Сперва, как можно более точно, доотметил на ней маршрут конвоя. Затем, перевернул карту, с помощью линейки и карандаша, разбил на ней артиллерийскую 'улитку' по пронумерованным квадратам. С помощью компаса сверился со сторонами света. И как можно более точно нанес план местности. Отметил особо приметные доминанты, сопроводил все это сколь возможно подробными пояснениями. Возможно, - вытаскивать этот клад придется уже не ему. Возможно, его к тому времени даже не будет на свете.      Сидевшие рядом солдаты тихонько гомонили. Вспоминали дом, семью, довоенное время... Медлявский закусил кончик уса, и задумался. Вспомнились все те книжки о пиратах, что он с упоением читал в детстве. Настоящие и выдуманные. Черная борода, рыжая борода... Эдвард Тич, и Френсис Дрейк... Капитан Кидд, и капитан Флинт... Пятнадцать человек, на сундук мертвеца! Йо-хо-хо! В детстве, он мечтал стать пиратом. Благородным, конечно же. Бороздить просторы семи морей, срывать кокосы с пальм, нырять в лазурную воду, фехтовать на шпагах, спасать от злодеев смуглых красавиц, и принимать их благодарность, которая в те годы ему представлялась довольно смутно...      Глупая, детская мечта конечно же не могла сбыться. Ушли времена каравелл и галеонов, ушли времена пиратских республик, которые могли жить лишь на противоречии мировых держав. Глупая, детская мечта, не имела на шанса, - все чего ей хотелось, умерло еще до её рождения. И все же - сбылась! Потому что капитан, - пусть не пиратский, а штабс-капитан - Медлявский, сидел и ломал голову: как бы ему половчее захоронить звонкий золотой клад?      Все семьдесят пять не вернулись домой; они потонули в пучине морской...      Да, частично, извращенно, зло, - но детская мечта сбылась. Бойтесь своих желаний, детишки. Медлявский сидел, и что-то происходящее с ним, не казалось ему романтичным. Интересно, у тех, - карибских пиратов, пела в груди романтика, когда они прятали свои сокровища?.. Ну вот, план был полностью готов. Медлявский указал точную дату составления. Не стоит ли ему нарисовать на карте парочку каких-нибудь щекастых Аквилонов или Бореев, выдувающих ветер? Или подписать карту подписью в виде какого-нибудь морского узла? Ладно, не будем форсить...      Выстрел ударил по ушам, разом взвинтил нервы. Карандаш вдавился в карту, и сломал грифель. Солдаты вокруг вскакивали, хватая оружие. Меделянский тоже вскочил. А выстрелы уже сыпанули вдогонку первому, - два, три, пять!..   - Тревога! - Испуганно крикнул часовой с северной стены.   - В ру-ужье! - Трубным голосом закричал унтер-офицер Овчинников.   - Унтер! - Приказал Медлявский - Людей на стены, махом!      И сам побежал, засовывая на ходу карту в планшетку, доставая из кобуры Наган.   А в голове все вертелась какая-то дурь про рундук Дэви Джонса.                     Прапорщик Эфрон все так же сидел в угловой башенке, наблюдая присыпанный снегом кедровый лес за стеной. От выстрела он вздрогнул. Повернул голову на звук: - часовой на валу, стоял приложив винтовку к плечу, из дула вился дымок. Тревога! - крикнул часовой. Эфрон перевел взгляд туда, куда смотрел часовой, за стену, - и ничего не увидел. Пока снизу не хлопнул выстрел, тут же отделив полускрывшегося за стволом кедра человека на склоне. И тут же ударили еще, несколько стволов. Эфрон услышал, как рядом стегануло и тяжело шлепнуло в дерево.   - В ружжье! - Заревел где-то в стороне унтер Овичнников.   - Ах вы курвы бардачные!.. - бормотнул Эфрон, спрятавшись за частоколом. Он нажал кнопку правой кобуры, вытащил Маузер, присоединил его к кобуре-прикладу, взвел курок, и распрямился, - Маузер уже вложился в плечо, он прицелился, и выстрелил в ближайшего человека, видневшегося в лесу. Из леса вперемешку с ответной пальбой забористо заругались, складывая слова так, что Эфрон еще не слыхал. Эфрон восхитился, мастерству. И методично выпустил еще четыре пули. Кто-то внизу вскрикнул. Частокол рядом с Эфроном задрожал от выстрелов. Он снова нырнул под защиту вала.      Слева загудели шаги, - Эфрон дернулся стволом на звук. Но это на стену заскочил Медлявский. Эфрон отвел Маузер. За Медлявским бежали солдаты. Один из них тут же посунулся к стене, выглянул, - и без звука осел, сползая по частоколу, винтовка его кротко звякнула о землю.   - Пригибайтесь, оглашенные! - Рявкнул Медлявский. - Тут вам что, служба воскресная?! - Он обернулся к Эфрону. - Сколько их?   - Черт знает. - Эфрон пожал плечами, и коротко выглянул за частокол. - Судя по огню - немного. Сейчас мы их задавим. Главное, не отвлекающий ли маневр?   - Я не снимал людей с других стен, - отозвался Медлявский. - Гарткевич в резерве с пулеметом. - Штабс-капитан собрался у частокола, готовясь распрямить тело под пули, крепче сжал карабин. - А ну ребята! Всыпим им горячих!       Медлявский поднялся, коротко прицелился, и пальнул из карабина куда-то вниз. Его поддержали ставшие рядом солдаты. Зимний воздух трескал гулкими выстрелами.                  Все шло по плану... Краузе поерзал локтями, поудобнее выставляя винтовку. Приложился к мешочку на прикладе щекой, вгляделся в прицел. Отряд красных спешился на подходе к крепости, был замечен, и теперь перестреливался с людьми на стене. Они прятались за самыми толстыми деревьями, высовываясь для выстрела, и юркая обратно, под защиту стволов, чтобы передернуть затворы. Нескольких Краузе видел очень хорошо. Пришло время работы.      Краузе подвинтил тихонько щелкнувший барабанчик поправки, подвел пенек прицела на спину одного из приближенных телескопом противников, и будто стебель цветка качнул, нежно нажал на спуск. Приклад отдал в плечо, пенек прицела прыгнул вверх, теряя цель. Но Краузе тут же вернул его на место, чтобы увидеть, как человек в прицеле выронил винтовку, вздернул руки, будто делая зарядку, на мгновение так застыл, а потом рухнул безвольной кучей на землю. Шапка упала, обнажив на секунду соломенного цвета волосы, которые тут же скрыло в падении сугробом.      - 'Это раз', - Отметил себе Краузе, чуть повернувшись, правой рукой подняв, и передернув затвор. Он снова провел прицелом по лесу. Нашел другую спину, подвел марку, снова стронул спусковой крючок, - цель осела тряпичной куклой. - 'Это два...'.      Краузе не позволил себе усмехнуться, но внутри его проскользнуло снисходительное чувство. Слишком просто - как стрелять по прикормленным уточкам в парке. Впрочем, - это вам за Жемчужина, и Азанчеева. Отдал должок. Сейчас еще и в кредит наберу...      Следующий был виден не так хорошо, лишь часть плеча, почти скрытый ветвями небольшой молодой ели. Ничего. Досягаемо и так. Тронул спуск. Ель на пути между ним и целью сбросила с лапы снег, а человек задергался, пытаясь ухватить себя за грудь, и справится с болью. В прицеле мелькнуло совсем молодое лицо. Подранок. Пусть повизжит пока...      Краузе был готов продолжать дальше, но основательность профессии требовала выполнять процедуру. Надо было осмотреть окрестности, и удостоверится, что его огонь не привлек ничьего внимания. Пусть даже они были в таежной глуши, без единого жилья на многие километры округ. Краузе отодвинулся от прицела, чтобы окинуть взглядом окрестности, и... похолодел. Лес между ним и старой крепостью буквально кишел вливающимися в лощину всадниками. Они шли широким охватом, лавируя между деревьями, забирая к крепости. Их были десятки, многие десятки, невозможно было считать в лесу. И сразу, будто включился звук, - а скорее всего просто разложило уши от собственных выстрелов, стали слышны топот копыт, звон сбруи, голоса ездоков.      Краузе почувствовал, как его лицо стянуло стылым холодом, который не имел отношение к внешнему морозу. Неясно было, откуда красные взяли такое подкрепленье... Откуда столько?! Впрочем, какая разница? Конвою - конец. Такое количество народа им не удержать и десять минут. Все. Задание окончено. Теперь надо было действовать по уму. Больше ни одного выстрела. Сворачивать позицию, огибать вершину скалы, спускаться с той стороны, и уходить в лес, куда подальше. Все, в крепости уже мертвы. Но у него еще был шанс. Тут главное все сделать тихо.   По уму, надо бы так, да...      Краузе вздохнул, поймал в прицел спину ближайшего всадника, и спустил курок. Тулуп на спине кавалериста лопнул, будто его развалило ударом кнута, всадник свалился с лошади. Дернул затвор, выцелил следующего, и попал тому куда-то в крестец, - пуля прошила и всадника и лошадь, - черный конь взвился на дыбы, и оба рухнули в снег темной кляксой. Тот кавалерист, что шел там внизу, рядом с убитым, развернулся в седле, поймал взглядом скалу, и что-то закричал. Краузе успел хорошо углядеть его лицо в оптический прицел, - инородец, с тонкими восточными чертами, и поднятыми крыльями носа, похожий на коршуна. Слишком сообразительный... Жаль, в винтовке вышли патроны.      Краузе оторвался от прицела, и открыв затвор начал торопливо вставлять конусы патронов в винтовку. Восточный всадник внизу, тем временем привлек внимание часть других кавалеристов. Основная часть шла к крепости. А несколько десятков развернулись к скале. Хватит и там, и здесь. Но все же он оттянул на себя сколько смог. Захлопнул затвор. У поклонников жены намечался праздник. Сегодня она овдовеет. Хотелось верить, что не пропадет. Слишком красивая, чтоб её жизнь устроилась плохо. Только бы не попался на пути какой скот. И все же... жаль. Хотелось увидеть её, сказать что-то доброе. Что-то... нежное. Он никогда не был мастаком в таких делах. А сейчас, наверно бы смог... Смешные сожаления о упущенном.      Краузе вставил винтовку в плечо. Сосредоточимся на том, что в его силах. Например, успеть найти и поблагодарить восточного красавчика-коршуна.   Отыскать гнездо снайпера - к несчастью.   Сообразительность наказуема.                     Медлявский приложился к карабину, и выстрелил. Однако, красный поганец, в которого он целил, успел умыкнуть свое тело за толстенный кедр. Стволы на склоне были настолько необъятные, что задерживали пули. Штабс-капитан сам спрятался за частокол, чтобы передернуть затвор, а когда вновь высунулся... Казалось, что он попал в другой мир. Лес буквально вспыхнул ружейным огнем! Выстрели затрещали, будто густая вязанка хвороста, в раскочегаренном костре. Одновременно лез заполнился отчаянными паническими криками, лошадиным ржанием, и другими людскими голосами - полными горячечным азартом кавалеристов, которые ломали противника.      Красный, в которого промазал Медлявский, вдруг показался из-за дерева, растерянно вертя головой в шапке-ушанке. Медлявский спустил курок, карабин дернулся, и красный вскрикнув упал - наповал. Мелькнул еще один человек, правее, где у кедра под стволом ютилось две небольших ели, - туда тут же вколотил пару выстрелов из своего маузера прапорщик Эфрон. А потом случилось странное:      Из-за наклоненного кедра, который был побежден ветром, и держался только потому, что в падении зацепился за ветви стоявшего рядом товарища, из-за самых его полувывернутых из земли корней, вдруг выскочил человек, и коротко осмотревшись, с неимоверной быстротой помчался вперед по склону. Он бежал прямо на крепость, на земляной вал, с которого вели огонь Медлявский и его товарищи. Штабс-капитан отлично успел разглядеть волевое скуластое лицо, блестевшие лихорадочной отвагой глаза, красную ленточку на папахе...      Человек бежал, отбросив на ходу винтовку, доставая из кобуры револьвер, и шашка подвешенная к поясу отчаянно лупила его по ногам на каждом шаге. Хлопнули выстрелы со стены, - это стреляли солдаты Овчинникова. Снежные фонтанчики вздымались у самых ног бегущего, но он продолжал нестись, опережая кософронтальный огонь. Однако Медлявский, и Эфрон, были как раз во фронт бегуну, и значит, - жить ему оставалось ровно столько, сколько нужно чтобы нажать на спуск.      Медлявский коротко прицелился, и нажал на спуск. Курок карабина дернулся вперёд, и сухо щелкнул. Вот те на! В горячке последних секунд, он забыл, что только что выпустил последний патрон. Медлявский бросил взгляд направо, - Эфрон как раз возился, запихивая в один из своих маузеров обойму; - и у того, в пистолете-карабине с безразмерным магазином, все выстрелы вышли в самый неподходящий момент. Медлявский коротко шикнул себе в усы, и отбросив карабин, резко дернул из нагрудной кобуры свой 'кольт', одновременно взводя курок.      А бегун на склоне, тем временем отчаянно заорав, с гимнастической ловкостью перескочил через заплывший ров, взбежал по валу, совсем уж каким-то неимоверным прыжком прыгнул вверх, зацепился за частокол, с натужным хеканьем взлетел на него, поставив ногу, - и, расправив руки, будто тигр - бросился на Медлявского.      Время как будто застыло на миг. Перед Медлявским мелькнуло перекошенное, со вздувшимися жилами, с прокушенной до крови губой, лицо красного, летящий где-то за ним на предохранительном ремне револьвер, который красный бросил, чтоб уцепиться за стену; его руки - со скрюченными будто когти пальцами, которыми тот собирался вцепиться в горло самому Медлявскому... Штабс-капитан вскинул руку с кольтом, но фатально не успел. Красный влетел в него как паровоз. Оба свалились на землю, - красный сверху, а Медлявский вниз, так что из него выбило дух. Кольт в распластанной по земле руке, бесполезно громыхнул, посылая пулю неведомо куда. На секунду перед глазами Медлявского оказалась макушка красного, украшенная густой копной темно-русых волос, с которых слетела папаха. Вот по этой самой макушке, Медлявский и засадил что есть мочи рукоятью пистолета. Он сам бы не мог сказать, почему именно ударил, а не выстрелил. В этом было что-то звериное, - более древнее, чем голос разума, который посоветовал бы ткнуть ствол в бок, и нажать на спуск. Нет, - отмахнуть, ударить! Супостат от удара как-то странно вякнул, хватка его обмякла. Медлявский еще раз сунул тому по голове рукоятью, - на этот раз угодил по скуле. И противник свалился с него тяжелой кучей.      Эфрон тем временем перехватив в левую руку недозаряженный Маузер, выхватил из кобуры второй, и подскочив направил дуло в голову шустрому краснопузому.      - Нет! - Рявкнул Медлявский - привставая на локте, и загораживая бесчувственного человека рукой. Он уже успел разглядеть на рукаве поверженного врага несколько красных полосок. Это был командир, или как они сами себя называли 'краском'. - Это начальник! В плен гада!   Эфрон помог Медлявскому подняться, и тот вертя головой, и держась рукой за помятое горло - хватка у красного была стальная - просипел ближайшим солдатам.   - Парни! Вяжи этого поводом! Отвечаете головой!      Двое бросив стрельбу через частокол, навалились на красного, и начали крутить тому руки. Медлявский тем временем, продолжал раздавать приказы.   - Эфрон, - на позицию! Гарткевич - сюда пулемет! Гущин - оставайся на своей стене; следи в оба!      Эфрон подвинулся обратно к частоколу, и незамедлительно в кого-то пальнул. Гарткевич, с пулеметом наперевес, протиснулся мимо испуганных стерноженных лошадей, и пробежал по двору к стене. Медлявский поднял руку с кольтом, в пистолете что скрипнуло металлом о металл, - он машинально подхватил вывалившийся из шахты в рукояти магазин; видно когда лупил по чугунной башке красному, случайно стронул магазинную защелку на пяте рукояти. Штабс-капитан заправил магазин с толстобокими патронами обратно в кольт, и снова шагнул к частоколу.      И вовремя! Лес внизу был буквально наполнен людьми на лошадях. Разгоряченные кавалеристы выкатывались из-за деревьев, и тормозили лошадей перед стеной крутым валом, и стеной крепости. Некоторые из них стреляли наверх. Дерево дрожало от частых свинцовых шлепков.   - Господи. Да сколько ж их! - Потрясенно охнул рядом Эфрон, и секунду спустя его Маузер зачастил практически непрерывным огнем, стремясь нашпиговать бурлящую внизу человеческую массу.   - Гарткевич! - Отчаянно вскрикнул Медлявский. Он выстрелил вниз из Кольта, - это было как камушек в море. Быстро сунул пистолет себе под мышку, нащупал на поясе подсумок, и выдернул из него круглую ребристый 'ананас', - британскую гранату системы Миллса. С натугой выдернул предохранительное кольцо, и швырнул вниз.      Слева со стены замолотил вдруг пулемет Гарткевича, тут же, разом - взорвалась внизу гранта. Лошади завизжали, вставая на дыбы. Бросая с себя живых и мертвых всадников. Кто-то внизу крикнул что-то командное, - было не разобрать. И вся эта многочисленная лошадиная банда вдруг отвернула, и покатилась от крепости вниз, наращивая скорость по склону. Гарткевич подгонял их очередями. Стреляли солдаты Овчинникова. Внизу, перед частоколом еще шевелилось несколько сброшенных конями раненных. Кто-то бежал к деревьям. Эфрон и Медлявский достреливали их из пистолетов. Пули догоняли, и сбивали с ног.   Через минуту, у крепости стало тихо.      - Прекратить! Прекратить огонь! - Выдохнул из себя Медлявский.   - Сбежали, сволочи. - Констатировал Эфрон. - Но сколько ж у них в отряде сабель?!.      На валу стонал, баюкая руку раненный солдат. Двое других пытались стянуть с него шубу, чтобы оглядеть рану. Подбежал к Медлявскому рядовой, вскинул руку с сбитой набекрень папахе.   - Вашбродие... дозвольте... Младший унтер-офицер Овчинников...   - Что? - Переспросил Медлявский.   - Убит. Прямо в переносицу свинцовую невесту словил.   - Кто еще?   - Канюкова тоже убило. Пашутина, вон, в руку поранило.   - Ясно, ясно... - Медлявский вдруг поймал себя на том, что он растерянно бормочет. И это его состояние отражалось на лице солдата. Тут же сказал другим голосом, четким и командным: - Взять пару человек. Раненных перевязать. Убитых сложить внизу. Остальные остаются на стенах.   - Есть! - Козырнул солдат. - Разрешите выполнять?   - Выполняйте.       Шлепнуло, - прилетевшая откуда-то пуля сорвала кончик затесанного колом бревна наверху частокола, рядом с Эфрном.   - Стреляют, бесы. - Буркнул Эфрон.   - Солдаты! - Крикнул Медлявский. - Не высовываться! Ничего еще не кончилось!      Эфрон, пригибаясь, подскочил к Медлявскому.   - Черт возьми, штабс-капитан, - откуда у красных такая прорва людей?   - Не понимаю, - покачал головой Медлявский. - Там, раньше, в лесу. Они должны были просто смести нас таким количеством...      Он поглядел на валявшегося у вала пленного краскома. Тот уже начал слегка шевелиться, и дергал заведенными руками, опутанными коноводским поводом. - А вот мы сейчас у кое-кого спросим!      Медлявский заскользил вниз, по валу, во внутренний двор. Прапорщик Эфрон последовал за ним. Оба подбежали к пленному. Штабс-капитан присел над пленным. Выглядел тот жутковато, скула уже налилась добротным синяком, на разорванной коже виднелась кровь. Кто-то из вязавших красного солдат, нахлобучил ему на голову найденную шапку, под которой виднелись два закрытых глаза. Красный беспокойно подергивался, будто человек в тяжелом, муторном сне, но в себя еще не пришел.      - Может, вы его совсем того? До травмы черепа? - Предположил Эфрон.   - Приложил как смог, - признался Медлявский - не было времени силу вымерять. Ну-ка...      Медлявский взял горсть снега, и насыпав в ладонь, хлопнул ей красного в горяченное, разгоряченное лицо. Тот фыркнул, задергался, засучил ногам. И, и с ошалелым лицом разом открыл глаза. Один зеленый, - ясный. И один побежденный синяком, - щелочкой. Взгляд красного заметался, и наконец сошелся на штабс-капитане      - Не дергайтесь, товарищ, камрад, или как вас там, - предупредил Медлявский. - Вы в плену.   Краском глянул на Эфрона, вернулся к Медлявскому. Посмотрел смело.   - А ты офицерок, - жила! Отоварил меня, - как поп проповедью. Башка трещит, будто гулял три дня... - Краском тряхнул головой. И тут же болезненно поморщился.   - Отвечайте на вопросы. - Глядя ему в глаза сказал Медлявский. - У нас времени мало.   - Да? - Ухмыльнулся красный. - Зато я уже никуда не тороплюсь.   - Что вы за отряд? - Не вступая в пререкания гнул свою линию Медлявский. - Кто такие?   - Советские общинники.   - Кто вас послал?   - Совгубком, по просьбе урало-сибирского бюро ЦК, вот кто.      Медлявский с Эфрном переглянулись.   - Никогда про таких не слышал? А вы?   - Тоже, в первый раз. - Пожал плечами Эфрон. - Развелось всяких партий, как мондавушек у бляди в сраму...   - Это в голове у тебя мондавушки, охвостье колчаковское - Спокойно возразил красный. - А совгубком - это есть народная власть.   - Ладно, народоволец... Зачем за нами шли?   - Известно, зачем. - Усмехнулся красный. - Чтобы вернуть трудовому народу украденное вами золото.   - Нет, ты посмотри какой наглец! - Возмущенно фыркнул Эфрон. - Разбойничья банда! Мало что хотят обокрасть русскую казну, еще и нас в воровстве обвиняют!    - А куда ж ты золото денешь, когда мы твоего Колчака на осине вздернем? - Поинтересовался красный. - Во Владивосток, на британский пароход, и тю-тю! Только мы то не позволим.   - Ты пока о своей осине беспокойся, - зловеще пообещал Эфрон.   - Откуда узнали, что везем? - Спросил Медлявский.   - Откуда... - Криво усмехнулся красный. - У нас в везде свои глаза. А вы, господа рукожопые, даже ящики с поезда сгрузить целыми не можете.      - Говорил я, что выйдет нам боком, тот разбитый ящик, - заметил Эфрону Медлявский. - Честное слово, кто его уронил, - того и надо было с грузом послать... Он снова повернулся к пленному.   - Сколько у вас в отряде штыков и сабель?      Пленный наклонил голову, оглядел себя, усмешливо глянул на Медлявского.   - Винтовку я потерял. Саблю твои солдафоны отняли. Выходит, нет у меня в отряде ни штыка, ни сабли.   - Не крути, - Посунулся к нему Медлявский. - Сколько у вас людей?   Краском мгновенье подумал, дернул разодранной щекой.   - Ну, теперь, пожалуй, в этом особого секрета нет. Нас изначально-то было тридцать человек. Разъездной отряд. Как узнали, что вы золото повезли, нас как самых ближних и послали. А больше поблизости и не было.   - Что врешь, краснюк! - Эфрон нагнулся, и хватил пленного за отворот полушубка. - Лес от всадников шевелится. Какие тридцать человек?   - Да ты и правду дурак, господин хороший. - Сплюнул в сторону кровью красный. - Думаешь, я просто так к тебе на стену сиганул? Всех моих в спину порубали. Мне деваться некуда было. Так и так край. Я наоборот думал, - это к вам подкрепление подоспело. А выходит...   - Не красные? - Эфрон озадаченно разжал руку. - Кто тогда эти лешаки?   - Вот они тебе и скоро и объяснят. - Мрачно пообещал краском.                     - Эй, там! В острожке! - Закричал откуда-то из-за леса громкий, сильный голос. - Слышите меня?      Медлявский с Эфроном переглянулись. Гущин на дальней стене тоже завертел головой.   - Кажется, хотят говорить. - Констатировал Эфрон.   - Да, хотят... - Медлявский машинально потер обросший щетиной подбородок. - Слушайте сюда, Эфрон. Я сейчас пообщаюсь с этими бандитами, потяну время. А вы, обегите всех солдат на стене, соберите у них несколько гранат.   - Что вы хотите делать? - Поинтересовался Эфрон.   - То, о чем мы с вами говорили. Мы взорвем галерею, ведущую к пещере. Если получится, обрушим свод. Пусть потом выкапывают золото, если смогут. Ваша задача, собрать гранаты, заложить их, и устроить взрыватель. Сможете?   - Дайте подумать, - прищурился Эфрон. - Бикфордова шнура у нас нет... Но можно вывинтить взрыватели из нескольких гранат, сыпануть на их место пороха из патронов, и насыпать от них пороховую дорожку для задержки. Поджечь дорожку, и пока она горит, - есть время выскочить из галереи.   - Отлично! Действуйте, - Медлявский хлопнул Эфрона по плечу. - Только не забудьте вытащить из галереи Гиммера... Возьмите с собой солдата, пусть поможет.   - Хорошо, - Эфрон кивнул, и пригибаясь побежал по стене.      - Эй! В острожке которые! - Снова закричали из леса.   - Ну чего вам? - Сложив руки рупором отозвался Медлявский.   - Побалакать бы! - Донеслось из леса. - Переговоры, чтоб, значит!..   - О чем переговоры?   - Известно о чем! О золотишке!   - А что, золотишко? - Уточнил Медлявский.   - Да поделиться бы надоть! - Нажал лесной голос. - У вас много! А у нас шиш да ни шиша! Нечестно так! Отдайте золотишко, - и гуляйте на все четыре стороны! А если сами на дне карманов мальца унесете, - так мы в обиде не будем! Мы не жадные!   - А вы - это кто? - Поинтересовался Медлявский.   - Мужички лесные!   - А ты кто?   - А я, - выборный атаман!   - А имя-то у тебя есть?   - Как без имени? Поп крестил, отец растил! Но тебе это, мил-друг, без надобности! Атаман я! Можешь так и звать! Так что, делиться то будем?!   - Да я бы с радостью! - Крикнул Медлявский. - Только, не мое это золото! Государственное!   - Дак ведь государя-то нет! И государства нет!   - А что есть? - Спросил Медлявский.   - Тайга есть! И воля - есть! - Объяснил голос. - Поступай, как хочешь! Хочешь, - с нами поделись, долю возьми, и трать её как вздумается! А хочешь, - на куски тебя порвем! И на ветвях развесим! И не узнает никто! Сам решай! Вот воля!      Медлявский усмехнулся.   - Ошибаешься, атаман! Есть государство! Потому, государские люди еще есть! И золото это!.. Не для того, чтоб ты его по кабакам и притонам размотал!   - Не хочешь, значит, по-хорошему?! - Уточнил голос.   - Ленивый ты, атаман! - Крикнул Медлявский. - Люди это золото по крупинке намывали! А ты палец о палец не ударил! Голь перекатная!.. Ну-ка поработай! Иди сюда! Попробуй взять! Я тебя встречу!   Лес замолчал. Пауза казалась нескончаемой.   - Чичас, приду! - наконец пообещал лесной голос. - Можешь пока молитву прочесть! Отходную.                     Медлявский осмотрел стены. Старые, ветхие. И своих солдат. Редко раскиданных людей, которых даже нельзя было назвать цепью. Вот такие пироги...   Один из солдат на соседней стене, вдруг бросил винтовку, и - махнул через частокол.   - Братцы! - Раздался его голос внизу, за валом, сбивчатый от бега, - Не стреляйте, братцы!.. Я сдаюсь!..   - У, черт! - Медлявский ухватился за 'кольт', но понял, что не успеет. Выхватил взглядом Гущина. Который был ближе к дезертиру. - Гущин! Снимите мерзавца!      Гущин перехватил свой винчестер, на бегу дернул скобу. Но он, хоть и был ближе, тоже был не на нужной стене, и пока он бежал... Один из солдат вкинул винтовку, грохнул выстрел, за валом раздался крик. Подбежавший к частоколу Гущин, вскинул, и тут же опустил свой мушкет, - стрелять уже не было нужды.   - Готов! - Сказал он.   Медлявский посмотрел на стрелявшего солдата. Немолодой уже. Тот самый, что ухаживал за Гиммером.   - Докукин! - Вспомнил Медлявский. - Молодец. Благодарность тебе!   - А чего он... - произнес Докукин, и передернул затвор, - Присягу не рушь, мундир не позорь. У господина Овчинникова изменных людей нет.   - Молодец, кадровик! - Медлявский окинул взглядом остальных солдат. - И вы ребята, не бегите. Смерть все одно всех возьмет, от неё за лавку не спрячешься. А если честь потерял, - так и смерти ждать тошно будет. Молитесь, кто в Бога верует! Только весело молись - встреча с Отцом для русского праздник.      Медлявский обернул голову на шаги, это бежал Эфрон.   - Сделали? - Спросил Медлявский.   - Так точно, штабс-капитан, - козырнул Эфрон. Все заложил. Гиммера вытащили во двор. Совсем плох.   Медлявский посмотрел вниз, на лежащего во дворе, у затухающего костра, неподвижного командира. Потом взглянул на Эфрона, заметил, что у того рука в крови.   - Что у вас с рукой, прапорщик?   - А, чепуха, - Эфрон приложил окровавленный палец к зубам. - Ломал патроны, разорвал дульце гильзы, да порезался... А что здесь?   - Эти пришли за грузом. Будет атака.   - Значит, взрываем?   - Да.   - Когда? - Спросил Эфрон.      Раздался выстрел. Сразу другой, и дальше будто пошел ливень. Заколотило пулями в частокол. Заорал ревом лес, и зашевелился людской толпой.      - Сейчас! - Заорал Медлявский, пригибаясь. - Сейчас, Эфрон! Беги и взрывай!   - Есть! - Эфрон откозырял, и бросился обратно во двор, ко входу в галлерею.      Медлявский еще успел цепануть краем глаза, как бессильно затрепыхался во дворе на снегу раненный штабс-ротмистр Гиммер, но на это уже не было времени. Он встал к частоколу, в полуразрушенной башенке, выставил в бойницу карабин, и... лес плюнул ему в лицо огнем. Вспыхивали злые огоньки, выдавали себя позиции стрелков дымом. Бежала к валу мохнатая, разношерстаня толпа. Частокол дрожал от попаданий. Медлявский выстрелил, - и тут же со стыдом понял, что выстрелил безприцельно, неряшливо, со страху. И тот, в кого он вроде как метил, бежит дальше.   - Гарткевич! - Рявкнул Медлявский, раздирая горло.   И тут же будто услышал свое эхо, голосом высоким, и писклявым от страха, - ..евич! Не успел изумиться, как сообразил - это кричал с противоположной стены Гущин. Он тоже звал Гарткевича, и его пулемет, - единственную силу, которая могла сбить волну атаки.      Гарткевич застыл с пулеметом наперевес, на перпендикулярной их с Гущиным стене, двинулся туда-сюда, будто готовый разорваться. На лице его было мучительное непонимание, - куда?   - Гущин, что у тебя? - Перекрывая пальбу, крикнул Медлявский.   - Лавина! - Истошно выкрикнул Гущин, на миг повернув к нему свое бледное лицо, и тут же, отвернувшись к бойнице, выстрелил из своего винчестера.      И сам Медлявский на миг мучительно застыл, - 'кафтан трещал по швам'. Куда кинуть свою единственную заплату?..   - Гарткевич, на южную стену! - Наконец крикнул он. И Гарткевич, как всегда получив четкий приказ, обрел уверенность, и козырнув бросился к Гущину.      Медлявский обернулся к своей стене. Бог ты мой, - разномастная ревущая толпа уже почти взобралась на вал! Штабс-капитан отбросил бесполезный здесь карабин, едва не оторвав клапан, выдернул из кобуры наган, и выставив руку к бойнице открыл огнь. Вокруг страшно лупило в дерево, брызнуло щепой одно из бревен у бойницы, совсем рядом с головой. Но Медлявский стрелял уверенно и быстро, будто на офицерском упражнении. И упал внизу, раскинув руки дюжий мужик крест-накрест опоясанный патронташем. Застыл, опустившись на вал другой, в овчинном тулупе. С криком укатился в заплывший ров третий. Четвертый в английской шубе рухнул, хватаясь за снег, и продирая его до черной корки земли, будто хотел ускользающую душу так удержать. Пятого Медлявский подстрелил наискось, - помог своим солдатам, что держались левее. А потом курок щелкнул в битую гильзу, и еще отбил - пусто. Так вот странно, показалось, что стрелял пять раз, а выпустил все семь... И там, внизу, те кто остался цел, - очухались вскинули стволы - и Медлявский едва успел отшатнуться вглубь, как его бойницу разнесло в мочало. Где-то сзади ударил перестуком пулемет Гарткевича, но это было фоном.      - Офицер! - Крикнул кто-то, и обернувшись назад Медлявский увидел бредущего к нему пленного краскома. Он тянул руки, и взгляд его был залит убеждающей мольбой сильного человека, который вынужден просить. - Развяжи! Буду в них стрелять! Не хочу, как свинья на забое!..      Медлявский сунул левую руку в карман штанов, выдернул оттуда морской норвежский нож, нажал на специальный гнеток, - надежный, случайно не откроешь, не поранишься, - и услышав щелчок лезвия, шагнул к красному. Всадил лезвие в стягивающий руки сыромятный ремень, и в два рывка рассек. Хапнул из своего кобурного патронташа столько патронов, сколько попало в горсть, и вложил вместе с пустым наганом в занемевшие руки краскому. Поглядел на того бесшабашно и весело.   - На! А в спину ударишь - так будь проклят!      Отвернулся, и забыл про красного. Через разбитый частокол уже показалась обветренная бородатая рожа в мохнатой шапке. Медлявский вытащил из нагрудной кобуры 'кольт', взвел курок и выстрелил пришельцу в лицо. В щеке у того разверзлась дыра, черты лица страшно перекосило, - так бывает, когда пуля дробит и сдвигает лицевые кости, и тело рухнуло обратно за частокол. Кто-то там гаркнул, загалдели. А потом через частокол, медленно, даже с какой-то ленцой, по крутой траектории, аккурат под ноги Медлявскому рухнула граната.   'Рдутловка', - отстраненно подумал Медлявский. Наклонился, схватил гранату, и едва высунув руку, швырнул её обратно за частокол.      Теперь внизу, на валу закричали по-другому, отчаянно. Кто-то успел выплюнуть непотребное слово, - и все это увенчал глухой, сильный взрыв. Частокол вздрогнул. Махнуло дымом. Кто-то снизу мучительно застонал, будто и не человек, со звериной, отчаянной тоской.      Шагнул к разбитой бойнице, направил 'кольт' вниз. В остатках рва чернело пятно разрыва, валялись тела. Кто-то еще шевелился, дергаясь объятым болью телом. Выстрелил в него, тот дернулся, и затих. Увидел бегущего к лесу, совместил на спине прицельные, и спустил курок. Человек дернулся, охватил рукой поясницу. Хотел в него выстрелить еще раз, но рядом ударило сразу две пули, и Медлявский спрятался внутрь.      Пользуясь секундой передышки, окинул все вокруг широким взглядом. В ушах гудело. На его стене, на оставшихся солдат люто напирали. Двое лежали ничком. Еще двое стреляли. Один спихивал вниз с частокола лесного молодца, воткнув в того штык. Стреноженные лошади во дворе ржали, и беспокойно поводили ушами. На противоположной стороне замолк пулемет Гарткевича. Выискал его взглядом, - Гарткевич лежал на валу, в такой неудобной позе, как живые не лежат. Подбежавший к Гарткевичу солдат, поднял пулемет, и пытался сходу разобраться, как работает незнакомая машина. Гущин еще был цел...      'Сомнут' - Промелькнуло в голове Медлявского. - 'Уже почти...'.      Как раз в этот момент, из хода в подземную галерею вылетел прапорщик Эфрон. Он бежал с невообразимой скоростью, концы башлыка развивались за ним, как два крыла, кобуры летели как свита. Медлявский обрадовался - маузеры Эфрона сейчас были огромным подспорьем. Эфрон лихо взлетел по валу, и подбежал к Медлявскому. Хотел что-то сказать, но увидел взглядом красного, который пригнувшись набивал барабан 'Нагана' патронами.      - А?.. - Эфрон, ткнул стволом в сторону краскома, вопросительно глядя на Медлявского.   - А какая разница? - Пожал плечами Медлявский.   - Ну да...      Эфрон вскинул Маузер и выстрелил в человека, который штурмовал частокол. Лесной мужик закричал, перевалился на эту сторону, тяжело и глухо впечатавшись в землю вала, - только поскакал по снегу выпавший у него из запаха тулупа револьвер. Медлявский тоже выстрелил, но лежащий уже даже не вздрогнул. Появился другой - но в него тут же вложил пулю краском. Эфрон хотел шагнуть ближе к частоколу, но в этот момент Медлявский осененный страшной мыслью, схватил его за плечо.   - Эфрон! Где взрыв?!      Эфрон замер, глаза его растерянно расширились.   - Уже должен... Я же поджег... Прапорщик отчаянно стряхнул руку Медлявского. - Что-то не сработало! Я сейчас!      Эфрон бросился вниз с вала, обратно ко входу во внутренние туннели. Медлявский повернулся за ним во двор, - и вздрогнул. На противоположном конце частокола его солдат уже не было. Их тела лежали на гребне вала, кто-то валялся, раскинув руки на валу. А по гребню вала уже катилась первая волна лесных бродяг. Часть бежала вниз, напрямик, через двор. Кто-то бежал отпирать наспех забаррикадированные ворота. Другие встав на гребне открыли огонь по Медлявскому, и его оставшимся людям на противоположной стороне. Защелкали пролетавшие мимо пули. Над частоколом плясали шапки лезущих следом. Это был конец.      - Эфрон, стой!.. - Отчаянно крикнул Медлявский. Выходило, что прапорщик бегущий во двор, мчится как раз навстречу толпе лешаков. - Стой!      Пуля ударила рядом с головой Медлявского, обдав его инеем и трухой, и он машинально бросился под защиту полуразрушенной угловой башенки, ограждение которой хоть как-то позволяло укрыться от огня изнутри двора. Выстрелил в первого попавшего под взгляд лешака, - промазал. Рядом громыхнул Наган краскома, - и кто-то из открывающих ворота упал...      А Эфрон уже мчался внизу, вот он проскочил мимо тела Гиммера, и... Из-за стреноженных лошадей на него вывалились четверо бандитов лесной вольницы. Раззявив рты, начали вскидывать оружие. Маузеры Эфрона заговорили разом, не давая себя перебить. Он стрелял на ходу, поочередно с двух рук, почти в упор. И один бандит умер раньше, чем упал. Второй дико заорал, зажимая пах. Третий получил пулю, но у Эфрона не было времени заостриться на нем; он вскинул руку метя в четвертого... Огромный револьвер системы Гассера смотрел на Эфрона со стороны четвертого. И раньше, чем Эфрон успел, - 'гассер' плюнул огнем. Живот Эфрона ожгло, будто ему в кишки опрокинули тигель с раскаленным металлом. Эфрон всхлипнул, но снова выстрелил с двух рук. Одна пуля ушла невесть куда, другая пробила бандиту шею. Тот хватаясь левой рукой за рану, еще раз выстрелил из револьвера, - будто кувалда оходила Эфрона в бедро. Глаза у бандита были лютые, темные. Эфрон зацепился за них, снова выжимая спуски пистолетов. И на этот раз он попал с обоих - в грудь. Бандит тяжело осел вниз, ткнув безжизненной рукой дулом револьвера в снег, отчего тот выстрелил еще раз, последний, загнав выстрел в землю.      На краю глаза все еще маячила фигура третьего, который не упал. Эфрон развернулся, направляя 'маузер'. Третий и правда стоял, нелепо сжимая в руках винтовку, странно покачиваясь, глядя в никуда стеклянным взглядом. Эфрон вскинул Маузер, но как раз в этот момент человек все-таки вышел из равновесия, и рухнул назад, затылком в снег, тяжело и мертво, будто деревянная колода. Запоздалый выстрел догнал его в падении, но уже ничего не дал.      Эфрон захрипел, почти беззвучно. Просто выпуская воздух между дрожащих губ. И заковылял ко входу в подземную галерею. Левая нога, в которую попала пуля, исчезла, - вместо неё был мертвый кусок бревна, который приходилось тянуть за собой. Он бросил один маузер, тот теперь болтался на привязи приклада-кобуры, и пытался хоть как-то зажать немыслимую боль в кишках.   'Забеременел пулей...' - Пронеслась в голове старая солдатская присказка. Понятно, что он мертвец. Даже если бы у него было время, через пару дней он захлебнулся бы собственным гноем. От этих мыслей стало худо, - и больнее и слабже. Поэтому Эфрон зашипел, выдавливая из себя боль и слабость, и сделал очередной шаг вперед. И другой. И за ним. Он всех подвел. Но еще можно было все исправить. Ему надо было только дойти в галерею, к не сработавшему запалу. Ход уже близко.       Эфрон доковылял до входа в галерею. Вошел под арку. Только здесь его догнала очередная пуля, прилетевшая неизвестно откуда. Эфрон лишь почувствовал толчок, который выбил из него все оставшиеся силы. Прапорщик упал, даже не подставив рук. Рассадил лицо, но уже безо всякой боли. Руки остались вытянуты вдоль тела, а надо было выбросить их вперед, и ползти. Но не было сил. Даже сжать зубы сил не было. И Эфрон, тянулся всем безвольным телом, тянул шею вперед, вглубь коридора. Сознание угасало, будто пламя сгоревшей свечки. В момент просветления он осознал, что уже никуда не движется. Но затем мелькнуло что-то из детских лет. Ахилесс никогда не догонит... Значит, он сможет опередить бандитов, и взорвать... Надо только... ползти.   С тем Эфрон и угас.         Медлявский видел, как прапорщик скрылся в ходу. Это обогрело горькой надеждой. Эфрон сделает как надо. Теперь можно и умирать. Он зарядил в кольт последний магазин. Оглянулся на скорчившегося рядом краскома, остались ли у того вообще патроны?.. Ворота в крепость уже были открыты. Лешаки ворвались внутрь двора толпой. Другие бежали по валу, приближаясь к угловой надстройке, где засели Медлявский и краском, выходя на линии проходов, где их не прикрывали бревна. Остались секунды.      Медлявский высунулся, пальнул, - и едва успел убрать голову: папаху с головы дернуло пулей, а то и не одной. Бревенчатая стенка вздрогнула и пошла щепой из сквозных дыр, - со стороны двора земли насыпано не было, и пробивало хилое укрытие насквозь.   - Что, кончилась жизнь, краском? - Лихорадочно крикнул соседу Медлявский.   - Прошла родимая, - лаконично ответил тот, и приподнявшись пустил пулю из нагана.   Ответный залп почти вчистую разнес верхнее бревно сруба, за которым прятался красный.   - Тебя как звать-то? - Дрожащими от горячки боя губами крикнул Медлявский.      Ответить краском не успел. Снизу, со двора, под угловой навес влетела здоровенная шарообразная граната, и заскакала по земле, попыхивая дымком из запала. Медлявский бросился к гранате, столкнулся головой с краскомом. Оба ругнулись. Тот, ушлый, однако успел подхватить смертоносный чугунный шар раньше, - и выбросил его за деревянное укрытие. Но это все, на что им хватило времени. Граната даже не успела упасть и откатиться, а рванула где-то за самым срубом. Хлопнуло по ушам, старые бревна сдвинулись, заскрипели отчаянно расходящиеся опоры полуразрушенной крыши, и... что-то с грохотом рухнуло сверху. Медлявского страшно ударило по голове, подломило весом, впечатало в мерзлый пол.   И он перестал быть.                     Никогда не любил слишком больших компаний. А сейчас в нашей группе оказалось... тысяч сто. Правда, только трое из нас были людьми. Остальные принадлежали ненавистному племени летающих кровососов. Орды крылатого гнуса, кружили вокруг нас тучным облаком, противно жужжа, и облепляя при малейшей остановке. Не знаю, насколько помогал репеллент - возможно он кого-то и отпугивал. Но мне иногда казалось, что я перепутал этикетки, и купил средства для привлечения. Больше спасала толковая одежда, и сетка на лице. И все равно, всем нам постоянно приходилось смахивать с себя особо настырных упырей.      - З-задолбали комары! - Созвучно моим мыслям рявкнул Павел, сопроводив эту очевидную истину звонким шлепком по коже.   - Терпи, - отозвался Иван. - Ты же не думал, что все будет легко.   - Тебе легко говорить, - Буркнул Павел. - Ты кабан здоровый, в тебе крови много. А я тощий...   - Так кто мешал работать над собой?   - Пончики жрать, что-ли? - Вяло огрызнулся Павел.   - В зал ходить. Я толстый не от жира, а от мышц. Чистая сталь!   - Ага, задрапированная салом...      Пока они там переговаривались, я оглядывал лес, и решал, куда двигаться дальше. Конечно с тех пор, как появились спутниковые навигаторы, чтобы потеряется на планете Земля, надо быть совсем тугим. Нам не нужно было повторять маршрут исчезнувшего конвоя столетней давности. Я просто привязался к ориентирам со старой карты, нашел их на современной интерактивной карте, снятой из космоса, и отложив нужные расстояния от нескольких, вычислил усредненную точку, куда нам нужно было выйти. Теперь мы просто шли к этой точке, ориентируясь на метку навигатора. Однако, снимки из космоса, это хорошо. Но рельеф местности никто не отменял, а здесь он был очень сложным. И если видимые сверху преграды, мы обходили заранее, то многочисленную 'заваль', - то есть упавшие от ветра или старости деревья, мы находили, только когда тыкались в них носом. Иногда их можно было перешагнуть, или перелезть. Но бывали случаи, когда несколько упавших деревьев образовывали настоящую засеку, которую приходилось огибать. Так что вместо идеальной прямой, ведущей к заветному богатству. Наш путь напоминал извилистую тропу муравьёв. Радовало только, что судя по показаниям навигатора, путь подходил к концу. За последний час непролазный еловый лес сменился кедровиком. Деревья расступились, идти стало легче.      - Вон там, - я протянул руку, показывая на просвет в деревьях. - Скала. Видите?   - Это она? - Жадно выдохнул, подскочив ко мне Павел.   - Да. Похоже, это наш ориентир.   - Неужели дошли... Пыхнул шумным выдохом Иван.   - Ну-ка подержи - я сунул Ивану навигатор. Паша, давай сюда карту...      Павел вытащил заветную карту, и я, сориентировавшись, привязался к ориентиру на местности, и уточнил положение.      - Так... похоже нам... туда! - Я решительно ткнул указующим перстом в сторону, где кедровик начинал подниматься вверх, по большому холму. Где-то там должна была быть обозначенная на плане старая крепость. - Соберитесь братцы, охота началась. Идем и смотрим в оба!      Мы затопали вверх по холму, мышцы протестующе отозвались на вертикальную нагрузку.   - Крутовато, - Пробасил Иван.   - Ничего... - Пропыхтел я, поправляя лямки рюкзака. - Последний рывок.      Ветер тихо шумел в кронах кедровиков. Солнце ярко освещало местность. Мы пыхтели. Паша, надо отдать ему должное, воодушевился, и пер вперед как паровоз. Обогнав нас на пару десятков шагов. Он и заметил первым крепость.   - Что-то вижу! - Взволнованно рявкнул он, и возбужденно тыкнул пальцем вперед. - Там! Стена!      Мы поднажали, а Паша, не дожидаясь нас, тоже пошел вперед. Действительно, впереди, сквозь толщу леса провиделась стена: старые темные бревна частокола. Частично разошедшиеся, будто пьяные солдаты в строю, они все еще не полностью слились с природой, и сохраняли искусственный вид. Поверх угла виднелись жалкие останки крыши угловой башенки - полуобвалившийся навес, который щерился провалами. Даже нельзя было понять, из какого он материала, настолько его захватил мох. Сквозь остатки этой крыши победно возносился ввысь стройный молодой кедр. Чем ближе мы поднимались, тем больше было видно деталей. Бревна были испятнаны мхом и грибком. Старинная стена расходилась в стороны. Наконец, мы с Иваном смогли догнать Павла, который стоял полусогнувшись, и дышал как загнанный конь. Мы вышли к углу старой крепости, и завертели головами.      - Нужно найти вход, - продышавшись, констатировал Павел.   - Если я правильно сориентировался, ко входу ближе направо. - Прикинул я. - Так что можем огибать с любой.   - Идем! - Павел решительно взял направо, и пошел мимо заплывшего в неглубокую канаву рва. Мы с Иваном двинули за ним. Сердце мое колотилось. То ли от трудного подъема, то ли от азарта. Странное чувство возникало, при взгляде на проходящую мимо старинную стену. Здесь было и волнение от вида заброшенного места, где некогда жили люди, а теперь его поглощала природа. И еще странное чувство ожившей истории. Нас привел сюда пересказ истории давно умершего человека, и старая карта. Все это было не более чем байкой, - которая вдруг начала у нас на глазах одеваться плотью. И если крепость с карты оказалась правдой, то неужто... мы были в паре шагов от клада?..      Мы обогнули угол, и вышли к лицевой стороне крепости. Впереди что-то виднелось, выделяясь из стены. Когда мы подошли ближе, стало ясно, что это створка открытая ворот. Опоры её источились, она прогнила, и упала, изломанно уперевшись на стену частокола. Будто часовой, который обессилел, и умер прямо на своем посту. Мы остановились перед открытым зевом ворот. И почему-то помедлили. Не знаю, что испытывали другие. А я ощущал страх. Наша находка была чем-то сродни ожившей сказки. Слово стало плотью. Войдя внутрь мы должны были дальше пойти дорогой чудес, или... все могло закончится пустым разочарованием. Сейчас мы были в моменте предвкушения неизведанного. А чем-то обернется реальность?   Мы переглянулись.      - Ну, пошли что ли? - Хлопнул меня по плечу Иван, и спустившись в заплывший ров, двинулся к воротам. Павел, словно очнувшись, быстро засеменил следом. Двинулся и я.      Мы медленно зашли в ворота, жадно оглядываясь. Внутренний двор встретил нас все той же зеленью. Внутри уже выросло несколько больших кедров и елей. Ветхие стены, четыре угловых башенки, одна из которых окончательно развалилась на гниющие бревна. Запустение, уже настолько захваченное природой, что перестало быть тягостным.      Что-то привлекло мое внимание, справа у самого входа. Прислоненная к частоколу, почти слившись с ним стояла... винтовка! Я протянул руку, ухватил её за ствол, и вытянул приклад из земли. Мох вросший в приклад затрещал, обрываясь, обнажая белые корни. Парни оглянулись на меня. Я вертел находку в руках. Странно, как я заметил её. Ствол и весь металл изщербились темной шероховатой ржавчиной. Дерево сгнило, покрывшись белесым налетом. И все же, винтовка была в гораздо лучшем сохране, чем можно было ожидать. Наверно потому что стояла вертикально, а не лежала в земле. Это был цельный предмет, а не разваливающиеся в руках остатки. Я даже смог прочитать траченную ржой надпись латинскими буквами, на верху ствольной коробки: 'Нью Ингланд, Вестингхауз Компани, 1915'.      - Винтарь, - констатировал Иван. - Дай поглядеть!   Я сунул Ивану старую винтовку. Он повозился, приложил свою бегемотью силу, и сдернул с места прикипевший от ржавчины затвор. Винтовка глухо клацнула, и исправно выбросила из себя тускло блеснувший в воздухе желтый патрон. Мы все уставились, как он мягко нырнул в мох, и застрял там, вытачиваюсь шляпкой гильзы.   - Вы понимаете?! - Вяло пробормотал я. - Это ведь... Значит здесь никто не был. Эта винтовка так здесь и простояла... Почти сто лет... Значит...   - Значит, сокровища здесь! - Загудел Иван.   - Ищите проход! - Взволнованно сказал Павел. - Где-то здесь должен быть проход!..      Иван поставил винтовку обратно к частоколу, и мы начали расходится по двору. Я прошел мимо большого дерева, и увидел в земле яму, со следами сгнившего перекрытия, обвалившегося внутрь. Осторожно подступил, глянул внутрь. В яме, куда доставал свет, лежали... укрытые зеленым моховым ковром, людские останки. Там был виден обнаживший пару ребер костяк. Здесь высунувший одну глазницу из-под зеленого покрывала позеленевший череп. Еще один череп выступал из-под мха зубами, будто мох отрастил зубы и скалился. А сколько всего людей лежало под ворсистым покровом... Мне стало не по себе. Я хотел позвать ребят, но меня прервал голос Ивана.      - Вот! - Крикнул Иван, - Вот он!   Я и Павел с разных мест побежали на его голос. Проследили за его рукой, пригляделись. Действительно, в теле вала, наполовину завешенный мхом виднелся проход, окруженный потемневшим окладом балок.      Мы подошли ближе. Павел оторвал кусок мха. И заглянул в проход. Я осторожно тронул опорную балку. Палец оставил в мякоти дерева углубление, но дальше все же уперся в твердое.    - Думаешь, туда идти безопасно? - Спросил я.   - Ну, мы же не отвернем сейчас? - Риторически переспросил Иван, и начал снимать с себя рюкзак. - Доставайте фонари.      Я покопался в рюкзаке, и нашел фонарь. Иван тем временем сдернул с плеча свою сайгу, и передернул затвор. Свой фонарь он зажал в левой руке, поддерживая ружье на предплечье. Вид у него был чрезвычайно грозный.   - Думаешь, - там есть кто-то? - Я посветил на уходящий вглубь вала вход.   - А вдруг какая зверюга там берлогу устроила, - посмотрел на меня через плечо Иван.   Я пожал плечами, но тоже разложил приклад у своей 'тозовки', и повесил стволом вниз, чтоб удобнее схватить, в случае чего. Павел тоже подтянул ремень своей помпы.   - Пальнем там, внутри, - все нам на голову и обвалится. - Предупредил я.   - Все лучше, чем с живого кожу снимут. - Отмахнул Иван.   - Ты главное мне в зад с испуга не попади, - буркнул я. - Готовы? Ну, двинули.      Я решительно выдохнул, и пошел внутрь. Иван и Павел затопали следом. Уже войдя под темный свод у меня мелькнула мысль, что стоило оставить кого-то снаружи. Не то чтобы я боялся за пропажу рюкзаков в такой глуши. Но если вдруг завалит и сразу не прибьет, человек снаружи, который мог бы вызвать спасателей, был совсем не лишним. Однако, кто бы из нас остался ждать в такой момент, в двух шагах от золота? Ладно, понадеемся на авось...      Ход шел на понижение. Луч фонаря уперся в стену, ход свернул в сторону. Двинулись дальше по коридору. Воздух был наполнен запахом, земляным тяжелым духом. Одна из стен влажно поблескивала. Ход разошелся развилкой. В правом разветвлении, которое уходило вниз, можно было увидеть слабый дневной свет, который падаль откуда-то сверху.   - Куда? - Спросил я Павла.   - Направо не надо, - отозвался он. - Дед говорил, там обрушился потолок, и после боя туда сбросили все трупы.   - Ага, - сообразил я, припомнив как глядел во дворе в яму, наполненную позеленевшими костями. - Точно, я сверху эту дыру видел. Хорошая у тебя память.   - Знаешь, сколько раз я эту историю в детстве слышал? Все правда, надо же. - В голосе Павла было какое-то отстранённое удивление.      Я пошел дальше по центральному ходу. Он резко расширился, превратился в длинную вытянутую комнату, какой-то древний каземат. Длинный ветхий топчан, старые плошки-светильники на стенах. Лучи фонарей хаотично метались, выхватывая фрагменты обстановки из тьмы.   - Надо дальше, - сказал Павел. - Все как рассказывал дед...      Мы пошли дальше, в противоположный выход из комнаты. Там был еще ход, который вывел в новую комнату. Одна из её сторон была каменной, и в ней виднелся уходящий вниз зев пещеры.   - Смот... - Я хотел сказать, 'смотрите', но в этот момент что-то попало мне под ногу, и я пошатнувшись едва не растянулся на полу. Спасла стена, в которую я влетел сперва рукой, а потом и всем телом, заодно крепко приложившись головой об собственный фонарь.   - Эй! - Вскрикнул Иван, подскочив ко мне. - Ты как, цел?   - Цел, цел. - Я поморщился от направленных на меня лучей фонарей. - Да не светите вы в глаза, ироды... - Я наклонился, и в свете фонаря посмотрел, на чем я едва не улетел с ног. Луч выхватил округлые цилиндрические предметы, похожие на толокушки; - на полу валялись несколько гранат.   Иван подошел, поднял одну.   - Рдутловка. - Констатировал он.   - Дед говорил, они хотели взорвать ход, - вставил Павел. - Не получилось.   - Ага, на наше счастье... Положи от греха. - Посоветовал я Ивану.   - Не боись, - хохотнул Иван. - Ты только что её ногами топтал. - Тут нет запала.      Я потер щеку, к которой приложился фонарем. Посветил на уходящий вниз ход пещеры.   - Туда?   - Да, - как-то отстранённо сказал Павел.      Мы вошли под пещерный свод, и пошли вниз. Подошвы глухо стукали о камень, и разносили по ходу странное накрадывающееся эхо. Я невольно ускорил шаг. То ли из-за уклона, то ли из-за близости нашей цели. Парни сзади не отставали. Мы почти бежали. Наконец ход кончился.      Я вошел в пещеру, лихорадочно бросая луч фонаря, пока наконец не уперся им в центр. Ящики. Небольшие, аккуратно сложенные в штабель деревянные ящики стояли у дальнего края пещеры. Мы подбежали к ним. Сложенные один на другой, в четыре по высоте, примерно на уровень пояса. На этом аккуратном штабеле поверху лежала старая офицерская сумка, на портупейном ремне. Мы замерли.      - Оно... правда здесь, - шепотом выдохнул Иван, будто опасаясь, что ящики сейчас взлетят, загружаться в воздухе крыльями бабочек, и исчезнут как сонное марево.   - Все как говорил дед, - удивленно повторил свою мантру Павел.      Не знаю, сколько мы так стояли. Просто глядя. Долго. А может пару секунд. Это был особый ток времени. Я бы не взялся его измерить.      - Ну... - я поглядел на парней, усилием воли разрушая магию, - открываем!   Я решительно подошел к штабелю, выбрал наугад первый ящик, и... уперся взглядом в два навесных замка.   - Эээ... - Протянул я, дернув замок. - Надо было из Питера фомку захватить.   - Дай-ка! - Азартно сказал Ваня. Он решительно отстранил меня от ящика, (хотя мог взять любой другой в ряду), положил фонарь на штабель, поставил свою Сайгу на предохранитель, и перехватив прикладом в низ, молодецки замахнулся.   - Стой! - Резко сказал Павел.   - Чего? - Ваня припустил занесенную над ящиком Сайгу.   - Ты знаешь чего... - Павел предостерегающе поднял руку. - Мы тут в подземном склепе. Тут, может, на соплях все держится. Ты как начнешь колотить, тут нас и прихоронит.   Иван завертел головой.   - Это же каменная пещера.   - Ну и все равно. - Буркнул Павел, опасливо оглядев свод. - Давайте лучше один ящик наверх дернем, и там вскроем. Там по нему хоть колоти, хоть по замкам стреляй. А здесь стрёмно.   - Да ну чего там... - Протянул Иван.   - Слушай, он прав. - Сказал я, оглядев свод пещеры, который неожиданно показался мне каким-то давящим и низким. Ну его нафиг, подземные эксперименты. Я по пещерам не специалист, но колотить наверно лучше сверху. Там как-то, спокойнее.   Иван выдохнул через губу, решительно забросил 'Сайгу' за плечо, и схватил верхний ящик за набитую сбоку рейки.   - Ну, давайте тогда быстрее. Взяли и пошли! Богатство в руках, а они меньжуются.   - Да идем, идем. - я подошел к Ивану, и мне в глаза бросилась офицерская планшетка. - Погоди-ка, это тоже возьмем...      Я взял планшетку за сухо затрещавший, рассохшийся ремень, и перебросил её через плечо. Ваня тем временем рванул ящик.   - Тяжеленький... - Заметил Иван.   - Золото металл не из легких, - пробормотал я. - Может, вдвоем?   - Да? А как мы вдвоем здесь протащим? - Иван мотнув головой показал на узкую нору ведущую наверх. - Тут и одному еле-еле. Я дотащу до верха, там поможете. А пока, - он с натугой упер ящик себе в живот, устраивая поудобнее - подсвечивайте.      Павел пошел вперед. За ним в ход нырнул Иван. А я шел сзади, наблюдая его раскоряченную поступь, в метущемся свете фонарей. Первые шаги Иван сделал исключительно бодро и одухотворенно, но потом наклон хода вверх и тяжесть стали брать свое. Поступь Ивана замедлилась, но поскольку кабан он был здоровый, то просто пошел более тяжело и равномерно.      - Что Ваня, - ощущаешь бремя богатства? - Подколол я, вышагивая наверх.   - Нормально, - буркнул он. - Я знаю, чего тащу. Красивую свадьбу с Машей... Квартиру нам... И катер...   - Какой катер? - Не понял я.   - Белый, - авторитетно уточнил Иван. - Всегда мечтал... Мы на нем, с Машей, в свадебное поплывем.   - Ага, - кивнул я.   - А может лучше коттедж? Вместо квартиры?   - Можно, - согласился Иван.   - А может яхту лучше? Вместо катера?   - Тоже можно, - опять согласился Иван, и как-то даже прибавил шаг.   - А может лучше 'мисс мира'? Вместо Маши?   - Да тьфу тебя! - Иван повернул голову назад, и попытался изобразить верблюда.   - Ты башней-то не верти, - посоветовал я. - Вперед смотри.   - Я смотрю, смотрю. - Бормотнул он. - Ты лучше ответь-ка, - кто был прав?   - В чем?   - В том, что мы клад найдем. Кто там ехать не хотел, а? Кто морду корчил, будто от лимона?   - Ну ладно, ладно. - Я на ходу пожал плечами. - Ты был прав. А я нет. Признаю, и каюсь.   - Ну вот то-то.      Таким макаром мы поднялись наверх, в подземный каземат. Там Ваня встал.   - Теперь помогите. Что я вам, нанятой что-ли?   - Давай... - Я подскочил, и перехватил у него ящик с одной стороны. Благо, здесь ширина позволяла.   - Пошли, - скомандовал Павел, распинывая ногами 'толокушки', лежавшие у выхода, - не оступитесь на гранатах.      Мы прошли коридор, потом старинную 'казарму', снова коридор. Впереди забрезжил дневной свет. Свернули налево, и наконец добрались до выхода. Когда свод над головой уступил место летнему солнцу, я невольно вздохнул с облегчением. Земля сверху 'давила', хотя ясно я почувствовал это только, когда вышел обратно во двор. Мы, следуя за Павлом, потащили ящик по двору, к рюкзакам.      Выстрел за спиной громыхнул так, что я вздрогнул. Земля слева от меня взметнулась фонтанчиком. Голова идущего перед нами Павла уехала в поднятые плечи. Что-то от вбитого сержантами в армейке во мне еще оставалось, потому что я мигом отпустил ящик, схватил ТОЗовку, и с одновременным приседом развернулся на звук. И застыл.      Штук десять стволов смотрели мне в лицо. Крепкие мужики, добротная походная одежда защитного цвета. В руках автоматы, или может быть нарезные 'сайги' с навороченными обвесами. У некоторых на поясах были пистолетные кобуры. Мы не видели их, когда вышли из крепостного вала, потому что они стояли на самом валу. Идеальная засада. Мое ружье все еще смотрело в землю, и я понял, что воевать тут - без шансов. Аккуратно разжал пальцы, ТОЗовка повисла на ремне, и я медленно поднял руки.      Слева гукнул Ваня. Я скосил глаза на него. Ему тоже хватило ума не дергаться. Он все еще держал свою половину ящика, который я бросил в стремительном и бесполезном пируэте. Видимо брошенный ящик крепко зарядил ему по ладони, но ему хватило ума не вопить. Медленно нагнувшись, он поставил ящик на землю, и тоже воздел руки. Я оглянулся на Павла. Глаза у него были как блюдца.      - Руки выше в гору, - скомандовал один из стоявших на валу, сипловатым голосом - стоим не дергаемся. - И скосив голову к своим добавил, - берите их, парни.      Те что в центре остались стоять, целя в нас, а мужики с флангов сбежали вниз по валу, и подскочили к нам. За секунду нас сноровисто лишили оружия, обыскали, поставили рядком на колени, заставив скрестить ноги в районе лодыжек, и приставили каждому стоящего позади персонального 'опекуна'. Действовали мужики настолько сыгранно, что скорее всего у них за плечами был армейский, или полицейский опыт спецмероприятий. Подумав об этом, я так и не смог решить, - было это лучше, чем попасть к обычным бандитам, или хуже.      - Максим Александрович! - Закричал сиплоголосый, повернувшись к разрушенным крепостным воротам. - Можно!      Я повернул голову, и скосил глаза, насколько позволяли сцепленные руки на затылке. В проеме старых ворот появилось четверо. Двое шли по бокам, рыская взглядами - такие же упакованные боевики с автоматами. Центровым вышагивал мужик другой орбиты. Широкий, крепкий, большеголовый, с сединой в курчавой шевелюре. Охотничий камуфляж в расцветке 'мосси оак', не вполне скрывал солидное пузцо. Оружия в руках он не нес, только поясницу отягощала пистолетная кобура из дорогой тисненой кожи. Смотрел он на все вокруг... раньше бы сказали надменно. А говоря по-простому, и более точно, - смотрел он на всё вокруг как на говно. Взгляд человека, убедившего себя, что он уберменч, вынужденный по необходимости общаться с низшими человекоподбными. Где-то за хозяином жизни, как рыба-прилипала за акулой, поспевал еще один субъект, - худой, одетый сильно попроще, в джинсы, и старую натовскую военную куртку оливкового цвета. И вот увидев, этого прилипалу, стоявший рядом со мной Павел охнул.      - Коля!!!   - Здравствуй, братец, - криво и нервно ухмыльнулся этот самый 'Коля'. - Что? Не ждал? Думал обскакал меня? А вот хрен тебе!   - Это твой брат? - Я попытался повернуться к Паше, но тут же в меня сзади ткнулся ствол.   - Ты кого с собой притащил?! - Рявкнул Павел брату.   - Ну ты ж не захотел, делиться. - Подняв мстительно выкрикнул брат. - Вот мне и пришлось найти других партнеров!   - Ты идиот, - протянул Павел. - Всегда таким был...      - Заткнитесь, - наконец подал властный глас 'хозяин жизни', - и изобразил рукой жест, будто ленивый дирижер заглушает оркестр. Коля тут же замолк сам-собой. А Павла для наглядности еще и ткнули в спину компенсатором автомата.      Главарь тем временем подошел к ящику, и критические его осмотрел.   - Это что? Всего один? - Он повернулся к Коле. - Ты говорил, что должно быть больше.   - Должно быть много таких! Много! - Закивал Коля. - Спросите у них. Наверно они достали только один. Только не забудьте о моей доле, Максим Александрович.   - Получишь ты свой кусок, - равнодушно отмахнулся, главарь, обернулся к нам, и обратился почему-то ко мне. Наверно потому, что я был в центре.   - Ну? Где остальное мое золото?      Он так и сказал это, - 'мое золото'. С усмешкой, вполне понимая, что говорит.      - С каких это дел оно твое? - Хмуро спросил я. Ляпнул конечно. Не нужно в такой ситуации задавать такие вопросы. Но возмущение от его наглости прорвалось раньше, чем я смог укротить язык.   - А чье оно по-твоему, шелупонь? - Лениво переспросил главарь. - В этом крае - я власть. И золоту. И тебе. Всему. Захочу, - здесь тебя гнить оставлю. А захочу - будешь срок мотать, по любой статье, какая мне понравится.   - Ты из прокурорских, что ли?   - Прокурорские у меня по щелчку пляшут.   - А, так ты из этих что ли? Из 'слуг народа'? - Уточнил я.   - Из слуг, из слуг, - усмехнулся он. - Где остальное? Говори, пока я тебя не раздавил, как клопа.   - Там, в валу. Ход в пещеру. - Сжав зубы процедил я. Чего уж там; не великое дело было отыскать, зная откуда мы вышли.   - Вот и молодец, - похвалил он меня. - Сейчас сходишь, покажешь.      - А... как вы нас нашли? - Вдруг озадаченно спросил Иван. - Мы же специально проверяли, 'петлю' на маршруте делали. За нами слежки не было.   - На маршруте... Блядь, папуасы. - Лениво заматерился главарь. - Сука, страна дикарей! Придатки к территории... Я вас от самого Питера веду. И еще раньше. Вы все это время, у меня вот где были! - Он сжал кулак, изобразив где. - Когда ко мне Коля прибежал, и рассказал о кладе, я сразу к вот этому шапнёнку - он указал на Павла - слежку приставил. Прослушка, детективное агентство, 24 часа в сутки. И когда вы клоуны билеты заказали, в поезд с походным скарбом погрузились. Дамочку-соседку, помните? Так она вам в рюкзаки по маяку вложила. Каждому. Петли они в лесу делали. Я за вашими петлями на экране наблюдал, неандертальцы. - Он снова обратил взгляд на меня. - И ты еще спрашиваешь, почему это золото мое? Потому что я умный. А вы бабуины. Эволюция, блядь. Вот я и произвожу сейчас естественный отбор... - он снова улыбнулся - ...золота.         Он отвернулся от нас.   - Ладно, пора взглянуть на приз! - Главарь махнул рукой, подзывая одного из своих. - Лёша, открой ящик.      Один из охранников подошел к лежащему на земле ящику, выдернул из чехла припасенные клещи для резки металла, и поймав дужки замков, два раза свел рычаги. Сбитые замки глухо упали на землю. Я непроизвольно вытянул шею, чтоб хотя бы увидеть утекающее из рук богатство. Умелец откинул крышку. Эта крышка перекрыла нам вид, но лицо боевика я видел. На нем, несмотря на всю его маловыразительность нарисовалось изрядное удивление. Даже как-то удлинилось у него лицо. Главарь тоже подскочил к ящику, взглянул, - и у него вообще брови встали домиком. 'Слуга народа' наклонился, и с растерянным видом вытянул из ящика на всеобщее обозрение... прохудившийся ботинок. Дырявая подошва у ботинка в его руках отвисла от переда, обнажив зубы-гвоздики. Будто бы убитая обувка открыла пасть, и беззвучно засмеялась над всеми здесь присутствующими.      - Это... что такое? - Растерянно пролепетал Максим Александрович, - изумленно рассматривая ботинок, и вертя его, словно ожидая, что он все-таки станет золотым. Чуда, однако не происходило. Наконец он отбросил дырявый бот в сторону, и снова наклонился над ящиком. В этот раз в руках у него появился булыжник. Добротный, дореволюционный, огранённый булыжник, из тех, какими мостили в свое время центральные улицы. Чиновник отбросил и его. Наконец он схватился за ящик, и сипя от натуги перевернул его набок. На землю с глухим грохотом посыпались булыжники, вперемешку с неисправимо прохудившимися старинными армейскими ботинками. И более ничего.      Я оторопело наблюдал за всем этим действом. Кажется, у меня отвисла челюсть, но я не уверен. Мыслей в голове не было. Никаких. Я переглянулся с Иваном. Глаза у него были раза в два больше обычного. Павел в ответ на мой взгляд только помотал головой, и пожал плечами.      - Это где?.. - Развернулся главарь к брату-Коле, но тот застыл соляным столбом, и не мог сказать ничего внятного. - Где золото, мудозвоны?! - Он обернулся к нам.   - Мы не... - Пробормотал я. - Мы его... мы ящики так и нашли.   - Я вам глаз на жопу натяну! - Зашипел чиновник, подступая и сжимая кулаки. - Куда спрятали золото, паршивцы?   - Да ты сам опломбированные замки сбивал, - возмутился я.   - Ты... Вы... - Он наконец отплевался, и заговорил более внятно. - Где остальные ящики?   - Внизу, в пещере, - мяукнул Паша.   - Веди! - Чиновник подскочил, и тряхнув Пашу как грушу, поднял с колен. - Стерегите этих!      Несколько человек остались стеречь нас. Другая часть, возглавляемая главарем, ломанулась в ход в валу. Пашу чиновник волочил, едва не за шкирку, второй рукой потрясая пистолетом. Брат Коля висел у них на хвосте. Так они и скрылись, поспешая к тайнику. Не знаю, сколько времени прошло, пока они появились обратно. Чиновник вылез первым. Пашу он больше не волочил. Сам был перемазан в пыли и грязище, и на лице у него было все написано. Вот тебе и золото. Вот тебе и кренделя с маком... А Пашу теперь тащил обратно один из боевиков. Не пристрелили, и то ладно.      - Я вас тут всех похороню, - едва появившись на свет, обещал народный слуга. - Сука! С губернатором вздумали шутить.   - Мы, когда нашли ящики, на них еще планшетка была. - Снова мяукнул Паша. - Может там, что-то про золото есть?   - Где планшетка?! - Рявкнул Максим Александрович.   - Вот, - Паша показал на меня.   - Дай сюда! - Раздраженно заревел главарь, подбегая, и срывая с меня планшетку, в которую я так и не успел заглянуть.      Он повозился с кнопкой, раскрыл сумку, так что она развернулась на секции, и раздраженно затряс. На землю полетели приборы офицерской службы столетней давности. Циркуль, транспортир, карандаши... Еще какая-то мелочь. Я отстранённо подумал, что наверно эти предметы сами по себе сегодня имел какую-то ценность. Не золото конечно, но все же, - часть истории, которая заслуживала более бережного обращения. Наконец, из планшетки шлепнулся, трепыхнув пожелтевшими листами, старый блокнот. Чиновник отбросил в сторону планшетку, поднял с земли блокнот, и повертев в руках открыл. Раздраженно перехватил под мышку, вытащил из внутреннего кармана дорогой футляр, водрузил на нос очки в тонкой оправе, и снова раскрыл книжицу.      - Сука, дневник, - пробормотал он, листая страницы. - Какого-то, блядь, Медлявского... Мне нехер делать, как ползать по тайге, и читать всякую хренотень... - Он бросил взгляд на нас. - Молитесь, чтоб здесь было что-то про золото. - Он повернул голову к брату-Коле, и хищно взглянул на него. Ты, кстати, особенно.   - Да я... - Посерев вякнул Коля.   - Заткнись. - Рыкнул главарь.   Коля сник.      Главарь пинком вернул опустевший ящик с ребра на широкую плоскость, брезгливо поморщившись, уселся на него верхом, и начал торопливо листать страницы.   В другой ситуации, это смотрелось бы смешно.                        Он открыл глаза, и увидел над собой небо. Холодное, чистое, высокое.   - О, еще один очухался, - сказал сиплый голос где-то рядом.      Медлявский с трудом повернул голову на голос. Попытался приподняться. Тут же пришла тупая боль в голове, и левом плече. Перемогая себя, штабс-капитан приподнялся на локте, и огляделся. Он лежал в середине двора. Рядом, на коленях сидел краском, которого он так и не узнал по имени. Здесь же был Гущин, который беспрестанно тянул ворот, и массировал себе шею, будто бы ему не хватало воздуха. Штабс-ротмистр Гиммер тоже был рядом. Собственно, он никуда не перемещался, с тех пор как его вынесли во двор, - это остальных свалили к нему. Гиммер так и лежал укрытый шубой, но глаза его, мутные от лихорадки, были открыты. Рядом стояло несколько лешаков, наставив на них винтовки. Другие ходили по двору, осматривая конвойных лошадей, обыскивая трупы солдат, снимая понравившиеся вещи.      - Гущин, - Позвал Медлявский. Каждое слово отдавалось в голове гулом, будто он был под сводом какого-то колокола. - Гущин, цел?   - Удавку накинули гады, - прохрипел Гущин. - Навалились скопом, иначе б не дался.      Один из охранников подошел к Гущину, ткнул его в бок стволом.   - Э! Сымай сапоги.   - Что?.. - Гущин повернул бледное лицо к мужику.   - Сапоги, говорю, сымай.   - Зачем?   - Затем, что хорошие.   - Не буду, - нахохолился Гущин.   - Как хошь. Мне все одно. - Мужик ткнул стволом винтовки Гущину в лоб. - Могу с живого, могу с мертвого.   - Стреляй, быдло! - Горячечно выплюнул Гущин. - Не боюсь!   - А сюда? Тоже не боишься? - С веселой злобой сказал, мужик, и ствол оторвавшись от лба Гущина, медленно сполз, и уперся тому в пах. Стоявшие вокруг лешаки заржали. - Щас стрельну, и будешь свои муде с сосны доставать. Заделаю тебя в мерины, харя барская.   - Черт с тобой, сволочь! - Взвизгнул Гущин. - Подавись!      Прапорщик сел на землю, и начал лихорадочно снимать с себя сапоги с меховой подкладкой.   - Сымай-сымай, - подбадривали лешаки. - Мы в лапотках походили, теперя ты босичком побегай... В то же время кто-то сзади дернул с шеи Медлявского башлык, но повертев кинул обратно.   - дерьмо фабричное... С красного рядом стянули рукавицы, вытянули их кармана красивый портсигар...      Гущин швырнул сапоги под ноги мужику. Тот повесил винтовку на плечо, поднял сапоги, приложил к стопе своего валенка, пытаясь прикинуть размер.   - Потом замерю, - Мужик запихал сапоги себе за пояс, голенищами вниз.   - Если в размер не пойдут, мне отдашь, - сказал ему другой.   - Свои люди, сменяемся...   - Кожанку у него еще возьми, Евламп, посоветовал третий, глядя на Гущина - смотри-тка, какая кожа!   - Не, - с сожалением - отозвался, кого назвали Евлампом, - Здесь прореха-то в боку какая! А с латкой, ужо никакого фасону. Мы ж не нищеброды.   - Дай ему в рыло поганое, - лениво посоветовал кто-то.   - За что?   - За, то что кожанку нам спортил.   - А правда! - Возмутился Евламп, и зайдя сзади двинул Гущину прикладом по хребту. - Скотина! Такую вещь запорол!   Гущин от удара сполз в снег, и завозился там, как рыба на берегу, выгибаясь назад, пытаясь завести руки к месту удара.      Тем временем другие вытолкали лежащего Гиммера из шубы, пинком сбросили на снег. Шубу накинул себе на плечи один из охранников. - 'Тяпла, но тяжковата...'.   - Скоты... - с трудом ворочая губами выдохнул Гиммер. К нему подскочил один из лешаков, пригляделся.   - Мужики, а чего он с саблей? Револьверт забрали, а саблю оставили.   - А чего, думаешь он нас саблей замахает? - Хохотнул кто-то. - Ему ложки с тюней не поднять.   - Дак сабелька знатная! Вся в цацках! Дай ко! - Лешак завозился расстегивая на Гиммере ремень, сдергивая портупею.   - Не... тронь... - Гиммер из последних сил вцепился в свой орденскую шашку. - Наградное...   - Э, паря! Тебе не о наградах ужо пеститься надо, а кто за упокой попу занесет. Ну че вцепился, как кулак в зерно? Дай говорю! - Лешак ударил Гиммеру кулаком в лицо. Потом еще. - Дай!.. Дай сюда, Гнида!..      - Прекрати, гад! - Медлявский вскочил с колен, рванулся к Гиммеру, но в живот ему тут же воткнули ствол, так что согнуло надвое, а сзади пробили в районе печени, что он упал рядом с Гущиным. Уже со снега видел, как лешак стащил с Гиммера шашку в ножнах. Вытащил наполовину из ножен, посмотрел на эфес, на орденские знаки Георгия и Анны.         Застучали по мерзлой земле копыта, расступилась охрана. К пленным на красивом коне подъехал какой-то человек, в шапке с лисьим хвостом. Легко, несмотря на плотную одежду, соскочил лошади, подошел, и по-хозяйски уперев руки в бока, посмотрел на пленных. Был он бородатый, рябой, усмешливый. На портупее у него висела шашка изумительной красоты, с узорами из камешков бирюзы, на ножнах и рукояти. А справа на боку человека Медлявский опознал большую кобуру одного из маузеров Эфрона.      Человек с лисьим хвостом, весело глянул на лешака отнявшего у Гиммера шашку.   - Хорошая сабля, говоришь?   - Возьми, батька! - Тут же протянул шашку лешак.   - Да, нет, Парфён. Моя-то получше будет. Оставь себе. - Великодушно разрешил лисий хвост.   - Спасибо, батька! - Истово поклонился лешак Парфён.   Лисий хвост тем временем повернулся к пленным.      - Кто ваш старшой?   Медлявский медленно приподнялся в снегу, показал на Гиммера.   - Вот. Умирает наш старший.   - Это с ним я через ограду переголкивался? - Спросил лисий хвост. И хоть Медлявский никогда такого слова не слышал, по смыслу понял.   - Нет. Ты со мной говорил. Что же твои скоты, раненных бьют?   - А не надо за барахлишко цепляться. Ты, вязень. Что твоим было - нашим стало. Мы хозяева. Верно, робята?      Вокруг плеснули смешками.   - Точно!..   - Верно, батька!...      - Я тебе офицерик, по-хорошему предлагал. - Продолжил ронять увесистые слова лисий хвост. Ты сам выбрал. Что ж вы, офицерье, - все такие жадные? Пашка! - Лисий Хвост обернулся к одному из подъехавших с ним, - дай-ка игрушку!      Тот, кого обозвали Пашкой, подтянутый, туго запоясанный ремнем молодой парень, вытащил от седла, и бросил лисьему хвосту какой-то предмет, который тот поймал на лету. Медлявский узнал винтовку прапорщика Краузе. Телескопический прицел был разбит, трубка его покорежена, стекла выпали. Приклад рассажен в щепу.      - Узнаешь ружьишко? - Спросил лисий хвост.   - Узнаю...   - Дружка твоего. Меткий был. Но тоже, жадный. Как мои мужички к нему подобрались, так хватил ружьецо о камень. А знаешь, что мои мужчки потом с ним сделали?   - Догадываюсь, - процедил Медлявский.   - Правильно, догадываешься. - Спокойно глядя в глаза, подтвердил лисий хвост. - Может еще можно ружьишко-то починить. Отвезу в город... А знаешь почему ты еще жив? Почему мои ребятки тебя из-под бревен вытащили?   - Ну и почему?   - А я приказал. Чтоб при случае, - офицеров живьем. Вдруг с золотишком какие непонятки будут. Чтоб было у кого спросить. Только, выходит, теперь вы мне без надобности. Нашли мои мужички ваш туннель. И бомбу вашу нашли. Знаешь почему не взорвалась?   - Почему?   - Вы затравку к двум гарантам насыпали. А они тухлые. Обе. Была б хоть одна с них живая, -ушел бы клад. Но за нас Бог.      Медлявский подумал о Эфроне. Значит тот все сделал правильно. Не его вина. Поганые гранаты военного времени.      - Так что, мои мужички уже первый ящик наверх таранят. Чичас, любоваться на золотишко будем. Хочешь поглядеть, напоследок?   Медлявский промолчал. Лисий хвост усмехнулся.   - Людей-то своих, не слишком много за золото положил? - Вместо этого спросил Медлявский, стараясь хоть как-то уязвить самодовольного атамана. - Или тебе на них плевать?   - Людей много. Да не своих. - Спокойно ответил атаман. - Есть ватажка. Други проверенные. В крепкой поруке. А есть дальняя пристяжь, которая в ватажку хочет попасть. Вот им на дело первыми и идти, удаль показывать. Смекаешь?   - Смекаю. - Досадливо кивнул Медлявский. Последний, жалкий укус, и тот не получился.      - Несут! - Крикнул кто-то из лесных. - Тащут!      Все повернулись туда, ко входу в подземелье. Медлявский посмотрел, на стоявших рядом. Не удастся ли вырвать у кого из охраны оружие? Но было несподручно. А из подземного хода уже с кряхтением показались двое мужиков. Они с натугой тащили один из недавно захороненных ящиков. За переносчиками шел еще один, здоровенный, поперек себя шире мужик, с широким скуластым лицом.      - Сюда давай! - Властно махнул рукой атаман, и показал на землю перед собой. - Кладай здесь!      Носильщики перехватились поудобнее, и потащили ящик по двору, огибая лежащие в изрытом снегу трупы. Остановившись перед атаманом, аккуратно опустили ящик на землю.   - Не вскрывали? - Сурово спросил атаман носильщиков.   - Да что ты, батька! - Истово открестился один из них. - Как взяли, так и принесли. Да вона, гляди, все замки да печатки на крышке целые...   - Семён? - Глянул на пришедшего с мужиками здоровяка атаман, и медлявский понял, что тот был кем-то из особо доверенных.      Семён - будто скала зашевелилась - молча, отрицательно мотнул головой.      - Глядите у меня. - Недобро сказал атаман. - Что с тел взяли, то ваше. А золото сперва в общий кош идет. Узнаю, что что кто по карманам тянет, лучше сам пусть застрелится. - Он резко повернулся к Медлявскому, и спросил. - Где ключи?   - У того, кто закрывал, - усмехнулся Медлявский. - Нам не давали.   Атаман повернулся к скуластому здоровяку.   - Семён, - крышку долой!      Мужики отошли от ящика на пару шагов. Семён придвинулся, снял с плеча карабин, придирчиво глянул на замки и пломбы. Вымерил нужный угол, и ударил с короткого размаха. Видимо имел он большую силу, и немалый опыт. Потому что со второго удара, дужка замочка жалобно звякнула, и разомкнулась. Еще удары. Второй замок умер вслед за первым. Народ во дворе уплотнился. Ящик манил как магнит. Удары по замкам были будто призывный набат. Все тянули шеи, жадно оглядывая оглядывая вскрытый короб. Кто-то облизывал губы. Журчал бегающий между людьми шепоток.   - Сколько ж там?..   - Намывал я бывало крупу, а тут...   - В шелковых портянках будем ходить...   - Царица небесная, сорвали куш...      Семен наклонился, и рывком сбросил крышку. Народ качнулся вперед, - и ахнул. Под крышкой обнаружились камни. Самые обыкновенные, серые, шершавые булыжники, между которыми в некоторых местах торчали стоптанные, прохудившиеся солдатские ботинки. Семён вытащил один ботинок, сдвинув глухо стукнувшие друг о друга камни. Сунул палец внутрь, и вытащил его сквозь дыру в подошве.      На секунду все замерло, замолчало. Потом вокруг растерянно загалдели.   - Тихо, вы, висельники! - С лютым нажимом в голосе рявкнул атаман, и резко сжал руку в кулак, будто зажав всем глотки. И повернувшись к Медлявскому в наступившей тишине, заговорил лютым волком, только верхняя губа по-пёсьи подергивалась, обнажая крупные белые зубы. - Ты, скотья вошь. На мелкие ремни порежу... По суставчику разберу... Где золото?      Медлявский перевел растерянный взгляд с ящика на атамана.   - Не изображай мне целку. - Качнул головой атаман. Глаза у него были белые, страшные. - Я тебя запытаю. Сам о смерти молить будешь. Говори, пока у тебя пальцы есть. Куда перепрятал? Я тебе глаза из глазниц ложкой выну, паскуда.      - Оставьте его... - Раздался вдруг слабый тихий голос. Все повернулись на него. Это был Гиммер. Штаб-ротмистр лежал в снегу с трудом подняв голову. Мертвец, который по недоразумению еще почему-то шевелился. Страшное лихорадочное лицо, посиневшие губы, из которых шли безразличные слова. - Не было золота... С самого начала не было... В остальных ящиках то же самое... Сами видите, замки и пломбы не тронуты... Мы везли камни...   - Врешь, гнида, - Процедил атаман. - У вас на станции ящик разбился. Было золото! Все видели!   - Специально уронили... - Механическим голосом неживой куклы объяснил Гиммер. - Чтоб все - видели... И унесли обратно в эшелон... А оттуда вынесли обычные камни... Не было у нас золота...   - И вы знали, - Подавленно спросил Медлявский Гиммера. - Но зачем? Зачем?   - Не знаю... - Отозвался Гиммер. - Сказали, так надо... Я же офицер... мне дали приказ... Может, чтоб оттянуть банды от настоящего конвоя... Может, чтоб чехословаки поверили... что мы готовы везти золото опасными конвоями... и пропустили наш золотой эшелон... Мы должны были идти сколько сможем... Простите меня...      Медлявский отвел взгляд.      - Это же неправда, Гиммер! - Вдруг с отчаянным надрывом заорал Гущин. - Скажите, что это неправда! Вы же загнали нас подыхать в тайгу! Без единого шанса! - Гущин надвигался на лежащего Гиммера растерянно раскинув полуподнятые руки. - Вы!.. Они!.. Чей приказ?!.. Вы же убили нас! А мы даже не знали!.. Жемчужин, Азанчеев, Краузе, Гарткевич...За булыжники! Мы же могли бросить их и уйти! А вы убили нас! - Он упал перед Гиммером на колени. - Эти мясники из штаба! Бросили как битую карту! А вы!.. Это же неправда, Гиммер! - Гущин схватил за отвороты полушубка, и затряс, будто хотел вытрясти душу. - Да ска-жите-же вы!.. Что!.. Это!... Не! Пра!.. Вда!      Гиммер шевелил мертвыми губами, стараясь что-то сказать Гущину, но его не было слышно.   - Оставьте, Гущин! - Крикнул Медлявский. - Да оставьте же вы его!   Медлявский шагнул к Гущину, и растерянная охрана его не остановила. Он схватил его за плечи, с трудом оторвал от умирающего, и отбросил в снег. Гущин упал, и не делая попыток подняться, зарыдал, застонал будто зверь, попавший в ловчую яму, откуда нет выхода.      Атаман захохотал. Густо, раскатисто, искренне. Он смеялся, заходясь в приступах хохотков, даже согнулся, уперев руки в колени. Его ватага растерянно смотрела. У некоторых странно дергались лица. Вожак смеялся, и их тянуло сделать то же самое, но никто не мог понять причины веселья.      - Ай! Ох! - Фыркал Атаман. - Ух, не могу!.. Бха-ха-ха-ха! Держите меня семеро, гулять пойду... Фу-у. - Он наконец отдышался, и выпрямился. - Таскать булыжники по тайге. Надо же придумать... Он посмотрел на офицеров перед собой. Да... А я за вами гонялся... Славная шутейка. Здорово ваши начальники над вами покуражились. А вы умирали за них. Шлепнул бы я вас, господа-офицеры. Да больно у вас вид жалкий. Такие обмишуренные рожи, что даже гнев мой утишили. - Атаман поглядел на лежащего Гиммера. - И тебя, сучий потрох, - тоже не трону. У тебя уже нутро гниет. И конечности морозом трачены. Сдохнешь сам, медленно, в муках. - Он повернулся к своим. Братва! Собирайся!      К атаману подскочил невысокий, косолапый мужик, глянул на офицеров.   - Батька, - дай их помучить. Душу отвести.   - Не дам. Нечто не слышал мое слово? Сказал, отпущу.   - Дай! Они Петра убили. Друга закадычного.   - Какого друга? - Фыркнул атаман. - Этот Петр к нам шестой ден как присоединился.   - Все одно. Мы с Петром пили хорошо, он меня понимал. Дай. Душу отведу.   - Я слово сказал. - Качнул головой атаман.   - Что слово? Дал, да взял. Кто его держит? А мертвые не разболтают. И не узнает никто.   - Чтоб никто не узнал. Мне и тебя надо здесь оставить, Пронька. - Устроит тебя такой расклад?   - Нет, батька. - Отшатнулся Пронька.   - То-то.      - Так что, выходит мы зря столько дней по тайге мотались? Людей теряли? - Спросил другой лешак из толпы.   - Как, зря? - Возразил атман. - Опять Митяй мутишь? Все в атаманы метишь? А лошадей добрых табун взяли? А пулемет? - Он показал на одного из мужиков, который держал в руках 'Мадсен' Гарткевича. - Смотри сюда, мужики! Размером с ружье, легкий, а стреляет - как швейная машинка строчит. С таким пулеметом мы теперь всю губернию раком поставим! Ну, верно говорю!   - Верно! - Поддакнули в толпе.   - А раз верно, - так и собирайтесь быстрее! Сами слышали! Золото есть, братва. Осталось в эшелоне на станции. А красные колчаковцев поджимают. Как начнется тут кипеш, мы еще успеем свое откусить! Так что - по коням!      Загудело, замельтешило. Хрипели кони, гикали люди. Сквозь разбитые ворота выводили бывших конвойных лошадей.      Атаман влез на коня, пристрожил его, встал перед пленными.   - Ну, господа хорошие. Теперь как бог вам даст. Выберетесь, так молодцы. А не выберетесь - зверю в лесу тоже корм нужен. Воля! - Он поглядел на Медлявского. - Эй, офицер. Не хочешь ко мне в ватагу пойти? Я, в отличие от твоего начальства, своих не бросаю.   - Благодарю, нет. - качнул головой Медлявский. - Имею присягу.   - Кому, присягу-то? - Фыркнул атаман. - Колчака твоего, ровно на следующий ден, как вы вышли со станции, чехи арестовали.   - Как? - Отшатнулся Медлявский. - А кто возглавил армию?   - Откуда я знаю? - Пожал плечами атаман. - У вас генеральского дерьма много. Найдется кому тебя на убой послать, если своей головой думать не начнешь. Так что, пойдешь ко мне?   - Нет, - мотнул головой Медлявский. - У нас разные политические взгляды.   - Ну-ну... - Атаман глянул на краскома. - А ты, красный? Айда ко мне. Что тебе за советы воевать? Согнали вы нищебродов в советы - так они все равно ничего путного не смогут. Потому что нищеброды. Ты стань сам себе хозяином.   - Неа.   - Чего так?   - Ты сегодня живешь. - Пожал плечами краском. - А я за лучшее завтра воюю.   - Ясно. - Скривился атман. - Тоже политический. Что вы за люди такие, политические? Убиваете за то, чего и пощупать нельзя. Хуже зверей... - Он поглядел на офицеров и краскома. - Ну мы щас уедем. А вы тут можете, без нас, за политику продолжить. Пару винтовок на земле найдете. А мне на пути больше не попадайтесь. В следующий раз, у вас может смешной шутки в запасе не найтись. Айда ребята!      Атаман пришпорил лошадь, и поехал к выходу из крепости. За ним потянулись конные лешаки. Через пару минут крепость опустела. Только постепенно стихал среди деревьев перестук лошадиных копыт, и голоса.                     - Черт, - главарь долистал дневник до последних страниц, и с досадой отбросил его в сторону, - Не было тут никакого золота! С самого начала не было.   - Как это, не было? - Переспросил его сиплоголосый боевик, начальник его охраны.   - А вот так. - Буркнул чиновник. - Видимо, 'попилили' его заранее. А коновой - пустышка. Сто лет назад, люде не дурнее нас были. Тоже умели бюджет правильно распределять. Ё-мое, в первый раз за всю карьеру меня мертвецы нагрели. Блин, неделю по буреломам проползал, отпуск взял...      Он закряхтев встал с ящика, убрал очки в футляр, обернулся к командиру охраны.   - Сворачиваемся. Выводи нас отсюда, Лёша.   - Здесь километрах в шести есть место, где может сесть вертолет, - отозвался Лёша. Видимо хорошо изучивший местность по картам.   - О, еще столько тащиться!..   - Как вариант, можем поднять вас отсюда, но это придется делать на эвакуационной петле.   - Нет уж, не дай бог еще уронят меня. Пойдем.   - А с этими что? - Кивнув на нас спросил Лёша.   Максим Александрович хмуро взглянул на нас.   - А что, с этими? Пусть катятся куда хотят, кладоискатели херовы.   - Вдруг начнут проблемы создавать, жаловаться.   - На меня? - Усмехнулся слуга народа. - Кому? Президенту? Или на деревню дедушке? Не смеши, Леша. Единственное, что у нас хорошего в стране, - быдло на свое место поставлено. Пошли.   - Минуту, - отозвался Лёша, и повернувшись к одному из своих велел - Толик, забери 'таблетки'.      Означенный Толик кивнул, подскочил к нашим рюкзакам, начал открывать их, и выворачивать содержимое на землю. Бренчали термосы, сыпались запасные носки, и прочий походный скарб. Опустошив очередной рюкзак, он начинал щупать его внутренности, и доставал из каждого небольшой плоский маячок, размером чуть побольше юбилейной монеты. Толик показал нам троим маячки, цокнул, и задорно улыбнулся, - будто фокусник, который продемонстрировал публике веселый фокус.   - Теперь вы снова нечипованные, - хохотнул он. - Не потеряйтесь, зверушки.      Другой охранник тем временем брал наши ружья, разряжал, отмыкал магазины, и бросал все это вместе с патронташами, в тот самый провал в центре двора, заполненный костями.      Через пару минут они уже собрались. Лёша подошел к нам, и равнодушно глядя дал последние инструкции.   - Пока мы не уйдем, с колен не вставать. Дальше катитесь куда хотите. Если увижу, что идете за нами, - положим рядком в тайге. И не узнает никто.   Не дожидаясь ответа, Леша пошел к своей группе. Те что стояли у нас за спинами, начали отходить. Слуга народа в окружении охраны направился к выходу.      - Максим Александрович, - вдруг крикнул стоявший в стороне брат-Коля. - А я?   - А, извини, про тебя-то я и забыл совсем, - отозвался на ходу Максим Александрович. - Пошел ты на хер!   - Максим Александрович, - заблажил Коля, идя вслед за уходящей группой. - Не бросайте меня здесь! Я же не виноват! Я... Я вам все как было рассказал! Кто ж знал, что клад фальшивый!   - А на хрена ты мне нужен, без клада? - Не поворачивая головы, поинтересовался слуга народа.   - Я... Я отработаю... отслужу... Только не бросайте меня здесь!   - Ты на меня и так работаешь, со всем народом, - хохотнул чиновник - платишь налоги на которые меня содержат. Но ты меня в траты ввел. Отнял мои деньги. Мое время. Ты мне теперь должен. По жизни. В девяностые я б тебя на счетчик поставил. А щас, уже вроде и незачем... Толку от тебя никакого. Делать ты ни хрена не умеешь. Некрасивый. Даже в турецкий бордель тебя не продашь. Никчемный ты человечек.   - Максим Александрович, пожалуйста!.. - Гундел удалявшийся вслед за группой Коля, - Отработаю... Как хотите, отработаю...      Так они и ушли за ворота, растворились в лесу.         Я стиснув зубы поднялся с затекших колен.   - Ну, спасибо тебе, Ваня, - с чувством сказал я, повернувшись к другу. - За чудесный отпуск, с комарами и губернаторами. И за очередную 'пантеру в болоте'.   Ваня тоже поднялся, виновато глянув на меня.   - Накрылась ипотека, - пробормотал он.   - Ну, и чего теперь делать? - Спросил Павел.   - А ты не очень-то расстроен, - поглядев на Павла заметил я.   - Так, живы остались. Могли вообще убить. - Дернув головой в сторону ворот, где скрылись наши пленители, сказал он.   С этим спорить было трудно. Я потер щетину.   - Пойдемте, соберем вещи в рюкзаки. Потом надо достать из ямы оружие. Без него в лесу худо.   Мы переглянулись, и поплелись к разбросанным рюкзакам.                           Гиканье банды затихло вдали.      Краском и Медлявский остались стоять в опустевшей крепости. Медлявский озирался вокруг. Все казалось каким-то нереальным. Он приготовился умереть, - а не случилось.   - Эвон сколько жизни внезапно на руки привалило, - вторя его мыслям сказал краском. - Не знаешь сразу, куда и тратить...   - Так тебя как зовут-то? - Спросил Медлявский у краскома.   - Харитон я. - Представился Красокм. - Харитон Екимов.   - А я Андрей, - Представился Медлявский.   - Ну, со знакомством, Андрей. - Кивнул краском. - Я так понимаю, у нас перемирие?   - Похоже так.   - Ну и добро. - Краском поглядел на свои покрасневшие руки. - Надо рукавицы найти. А ты своего друга подними, - он показал на тупо сидящего в снегу Гущина. - А то поморозится. И подыщите ему сапоги подходящего размера. Только быстро, а то покойники как промерзнут, уже через стопу голенище не протянешь...      Краском пошел осматривать тела, наклонился над ближайшим мертвым лешаком. Стянул с него рукавицы, завозился с пряжкой ремня с кобурой. Медлявский подошел к Гущину, - тронул его за плечо.      - Гущин, вставай. - Надо найти тебе обувь.   - Сейчас... - пробормотал Гущин. - Сейчас...   Медлявский подошел к Гиммеру. Тот лежал ничком, глядя в небо пустыми глазами.   - Что он? - Спросил поднимаясь со снега Гущин.   - Готов.   - И черт с ним, со скотом, - Выплюнул Гущин. - Повезло, что сдох. Сам бы добил.   - Ищи, сапоги, - Напомнил Медлявский.      Гущин рассеяно кивнул, и неловко заковылял по снегу в портянках, к телам на снегу. Медлявский тоже отправился мародерствовать. Карабинов нигде не было. Их ценили, и победители все увезли. А длинные винтовки остались. Медлявский подобрал винтовку, отстегнул у солдата патронташ. Добрал у лешего туда патронов. Долго старался не возиться, под верхнюю одежду к трупам не лез. Фронтовой опыт подсказывал, что на остывающих телах вши, блохи, и прочие паразиты, только и ждут спасения на новом хозяине... Что-то чернело точкой в снегу, у обрушенной угловой башенки. Медлявский подошел, копнул снег - это был его наган, который он отдал в бою краскому. Вернулся к хозяину. А кольт пропал... Медлявский сунул наган в кобуру на пояс, стянул ставшую ненужной кобуру от кольта, бросил в снег. Патроны к нагану отыскал на одном из лешаков.      Гущин тем временем, матерясь, стягивал с одного из тел валенки. Валенок слезал с натугой, и Гущин упирался в лежащее тело ногой, чтоб то не тащилось по снегу. Медлявский вздохнул. Не так он себе представлял войну в детстве. Совсем не так... У одного из мертвых лешаков за плечами была котомка. Большинство шли брать крепость налегке, а этот не снял, - видно имел там что-то ценное. Надо понимать, и оставшиеся в живых товарищи подумали так, потому что котомка на плечах мертвеца теперь зияла открытым растянутым верхом. Но там, внутри, Медлявский нашел звернутый в тряпицу перемол сухарей с салом, застывший на морозе единой глыбкой. Это было хорошо. Потому что всю еду победители увели с собой. Медлявский закинул котомку себе на плечо.      Подошел Гущин, уже в валенках, с винтовкой наперевес.   - Кажется я все-таки подморозил ногу, - пожаловался он.   - Надо растереть.   - Да уж растер... Проклятый мороз. Нашли еду?   - Да, некоторое количество.   - Хорошо. - Обрадовался Гущин. - А то если зверя не встретим, сдохнем с голоду раньше, чем дойдем обратно. Надо выбираться из этого ада... Щас, погодите, я только шлепну красного, и пойдем.      Гущин неловкими пальцами провернул предохранитель на винтовке, и вложил приклад в плечо, метя в спину возившегося над мертвым телом крскома.   Медлявский положил руку сверху на ложе винтовки, и увел его вниз.   - Нет. Так нельзя, прапорщик.   - Что? - Гущин непонимающе поглядел на Медлявского больными глазами.   - Я с ним договорился. У нас с ним, некоторым образом, перемирие.   - У вас может. - Скинул его руку с ложи Гущин. - А я так слова не давал. Просто отойдите, и останетесь со своей чистой совестью.   - Нет, - Медлявский качнул головой. - Я дрался вместе с ним, Гущин. И я дал слово.   - Да к черту ваше слово! - Рявкнул Гущин. - Это мразь нас несколько дней по лесу гоняла. Может это он наших друзей убил! Да уберите руки!      Гущин извернулся, и сильным тычком ствола в грудь отбросил Медлявского в снег. Тот падая успел коротко порадоваться, что винтовка Гущина до этого принадлежала лешаку, и не имела штыка, иначе Гущин проткнул бы его насквозь. Грудь в месте дара взорвалась болью. Сам же Гущин снова вскинул ствол на краскома, и... уперся взглядом в дуло его револьвера. Тот услышал крики.      - Опусти ружьецо, - сказал краском. - Плохое время для таких игр.   - Ты сам брось револьвер! - Рявкнул Гущин.   - Еще чего, - усмехнулся краском.   - Значит, оба сдохнем, - раздувая ноздри выдохнул Гущин.      Сухо щелкнул взводимый курок. Гущин скосил глаза. Медлявский сидел в снегу, направляя на него свой наган.   - Бросьте винтовку, прапорщик, - приказал Медлявский. - Честное слово, вы сошли с ума.   - Это вы сошли с ума! - Завопил Гущин. - Это вы сошли! Вы целите в меня из-за... Из-за красной гниды! Да что же, весь мир тронулся? Или я уже впадаю в деменцию?.. Очнитесь, Медлявский!   - Бросьте винтовку, Гущин, - Повторил Медлявский. - Честное слово, я устал... Не заставляйте меня стрелять. Здесь никому нет нужды стрелять. И так достаточно... постреляли.      Гущин разжал руки, винтовка глухо упала в снег. Глядя попеременно на краскома и Медлявского, Гущин начал медленно отступать к воротам.      - Вы сошли с ума, штабс-капитан. - Он ткнул дрожащим пальцем в Медлявского. - Не думайте, что я промолчу. Молитесь, чтоб я не выбрался из леса. Вас за это будет судить трибунал. Нас и так предали... А вы меня предали. Да будьте прокляты. - Он развернулся, и выбежав через ворота, скрылся из виду за стеной.      Медлявский глядя вслед, осторожно спустил курок.   - Замерзнет в лесу, дурак. - Заметил краском Екимов.   - Даст бог, одумается, - устало вытер лоб Медлявский.   - Угу. - Буркнул краском.   - Поможешь мне? - Спросил Медлявский.   - В чем?   - Хочу своих людей схоронить.   - Невозможно, - Мотнул головой краском. - Земля мерзлая. Только костром греть. Мы тут с голоду сдохнем, раньше, чем хоть одну яму выкопаем.   - Не надо копать. - Объяснил Медлявский, и показал на провал со сгнившим, провалившимся настилом, в центре двора. Вот яма. Сложим туда.   - Так засыпать нечем. - Пожал плечами краском. - Все одно зверье по весне таскать начнет.   - Все лучше, чем на поверхности. Оттуда хоть кости не растащат. А там, дай бог, придут люди, похоронят по-человечески.   - Ну, если так. - Краском согласно мотнул головой, с тянул с руки перчатку. - Только тогда и моих туда сложим. Чьи бы сюда не пришли, - пусть хоронят всех. Договор? - Он протянул пустую руку.   - Договор, - согласился Медлявский.   Они пожали руки.                        Время шло к полудню. Мы собрали рюкзаки, и спустившись в ход в валу, собрали наше оружие. После всего пережитого, решили устроить привал прямо здесь, в старом крепостном дворе.   Порубили топориком ближний найденный сухостой, устроили костерок, вскрыли консервы. И сели, привалившись спинами к рюкзакам. Мы с Иваном уже поели, а Павел все нудил из банки свое овощное рагу. Я вертел в руках предметы из офицерской планшетки. А Иван изучал найденный там же блокнот штабс-капитана Медлявского. Сперва его взял я, и даже успел прочесть какую-то часть, - короткие записки времен великой войны, сражения с австрийцами, награждение георгием... Но потом блокнот перехватил Иван, и сразу забрался ближе к его концу. Он прочел нам некоторые места, и теперь мы знали то же, что и покинувший нас слуга народа - с самого начала золота не было.      Мы перебрасывались ничего не значащими фразами. Обсуждали произошедшее, рассказывали, кто и что почувствовал, во время неожиданного появления схватившего нас отряда. Светило солнце, пели птицы, шумели кедры. Дым костра разогнал комаров. И я вдруг, с удивлением почувствовал, - что мне хорошо. Я чертовски интересно провел свой отпуск. Пусть я и не отыскал большой приз, но... я прикоснулся к истории.      Ведь книжная история для обычного человека, - это всегда нечто вроде художественного романа. Ты умом знаешь, что описанное было, но это ничего не дает сердцу. Это просто текст на страницах. Но сидя здесь, в старом остроге, слушая фрагменты из дневника давно мертвого штабс-капитана, и одновременно вертя в руках вещи, которых он касался, и которые оставил больше ста лет назад... Это было удивительное ощущение. История ожила, превратилась из страниц в реальность, дохнула на меня живо и сильно. Это было трудно передать словами, но я это чувствовал.      - Дай карандашик, - Попросил меня Иван.   Я передал ему карандаш, из сумки штабс-капитана, а сам продолжил размышлять. Интересно, как сложилась потом судьба этого Медлявского? В блокноте, на тылу обложки даже было приклеено его фото. Он оставил здесь, на ящиках с булыжниками, свою планшетку, и ушел. Наверно он оставил её здесь как свидетельство. Но как сложилась его судьба дальше? Вышел ли он из тайги живым? Пережил ли гражданскую? Он эмигрировал? Или примирился с новым режимом? Чем занимался? Родил-ли после себя детей? Живы ли его потомки? Все это было мне интересно. И скорее всего, я так этого и не узнаю...      - Да, парни. - Сказал Павел, отставляя пустую консервную банку. - Неловко получилось с моей семейной легендой. Втравил вас, потащил черт знает куда... Я-то ладно, хоть по пути предка прошел. Слушайте, я вот думаю. Эти вещички из сумки, винтовка ржавая. Я еще в валу в комнате копье у стены видел. Может они чего-то стоят? Можно еще поискать, какую мелочевку. И все это продать. Я вам даже все деньги с этого отдам. В компенсацию.   - Да ну брось, - перебил я его. - У нас договор, все делим на троих. Только я тебе честно скажу, не хочу я ничего из этого продавать. Оставил бы как память.   - Ну или так, - легко согласился Павел.      Иван сидевший напротив нас, вдруг засмеялся. Сперва тихонько, будто завелся маленький моторчик, а потом все громче.   - Вань, ты чего? - Спросил я.   Иван не ответил, он откинулся на свой рюкзак, и заржал аки конь. Затем вдруг резко выдохнул, и рывком вернулся обратно в сидячее положение, крепко хлопнув себя по колену. Глаза у него были шалые.   - Скисли?! - Трубным голосом вопросил он. - Нашли транспортир и карандашики, - и успокоились? Разобрали барахло на сувениры, и расползлись обратно по норам? А вот фиг! - Он выставил мне под нос пухлый объемистый кукиш. - Быстро сдаетесь, девчата! Ты Лёва у меня еще будешь просить прощение за 'Пантеру в болоте'. - Он оглядел нас бешенными, веселыми глазами, - что сидите, как погорельцы? А сплясать не хотите? Балбесы! Не было золота, да! Все правда, не было. Но оно - было! Было! И сейчас есть! И лежит здесь, рядом! А мы ж чуть не ушли, едрить-колотить!      Я переглянулся с Павлом. Лицо у того вытянулось.   - Ты чего гонишь, Иван? - Спросил Павел.   - Вань, ты здоров? - эхом отозвался я.   - Здоровее вас, болезных! - В полном восторге захрюкал смехом Иван.   - Что это значит 'золота не было, - но оно было'? - Растерянно спросил я.   - А то и значит. - Фыркнул Иван, потрясая старинным блокнотом. - Дневник не врет. Этот Медлявский пишет, что конвой оказался пустышкой. Только вот, кто-то из дневника выдрал последнюю исписанную страницу. Смекаешь? Вся история, кроме последнего пункта. Писали карандашом, сильно нажимали, и на чистой странице, через исписанную, вмятины от грифеля остались. Те же слова, только невидимые. А я чистый лист приложил, и проштриховал. Помнишь, как мы в детстве, изображения с монет на лист перештриховывали?.. И вот тебе текст с последней выдранной страницы. Здесь все и сказано, про золото.   - И что там? - Посунулся вперед я.   - Ах, испорченный отпуск, ах 'пантера в болоте'... - со скорбным видом, поднял глаза вверх Иван.   - Ваня, - серьезно пообещал я, - я потом перед тобой на колени упаду, и буду лбом в землю долбиться, сколько скажешь. Но сейчас скажи, - чего ты нарыл?   - Ладно. - Смилостивился Иван. - Слушайте, про конец конвоя. Вот что вышло с золотом...            Это был нелегкий труд. Покойники уже начали застывать, и тащить их приходилось будто неуклюжые чурбаки с не отпиленными ветвями. Спасал только снег, который позволял волочить. Они сбросили последнее тело в яму, перекрестили её. Потом развели затухший костер, растопили котелке перемол с салом, согрелись перекусили.   - Пора уходить, - сказал краском Екимов, отогревая у умирающего костра озябшие пальцы.   - Пора. - Согласился Медлявский. Еще только одно. У меня здесь остался еще один человек. Прапорщик Краузе. Он сидел с винтовкой на той скале... Это нам по пути.   - Заглянем. - Согласился Екимов. Раз уж начали, приберем до конца.   - Слушайте, Екимов - Медлявский вспомнил свой последний разговор с Краузе - У вас в отряде не было такого Владимира Сенцова? Бывший царский офицер.   - Был. - Кивнул Краском - Был такой. Артиллерист от бога. Погиб в нашу первую стычку. Знал его?   - Нет, слава Богу. - Медлявский качнул головой. - Краузе знал. Близкие товарищи по училищу. Краузе в него пулю и вложил. Переживал потом.   - Усобица. - Екимов вытер иней с усов и щетины. - Паскудное это дело.      - Да... - Медлявский на секунду прикрыл глаза. - Как же мы дошли до такого дерьма, Екимов? Я вижу в этой безумной бойне тех, кто превратился в мясников, и вижу тех, кто остался людьми. Все перемешаны. Разделение проходит не по границам политических партий. Со всех сторон есть нормальные люди. Почему же мы не смогли договориться? Русские не должны стрелять в русских. Не должны.   - На фабриках бывал когда, до войны? - Спросил Екимов.   - Нет.   - А мне доводилось. Повезло, потом приметил меня человек. Взял в учебу на завод, выучился я на слесаря-лекальщика. Вышел я в люди не последний человек стал на Мотовилихе. Но те - первые месяцы на фабрике Скоромыслова... Там такое скотство творилось... Сам не увидишь, не передать. Вонь, грязь, люди как свиньи. Хуже, чем свиньи. И работа, по четырнадцать часов в день. Четырнадцать! А с фабрики не выпускают. Живешь прямо при ней. Иначе штраф. А хочешь купить еды, - покупаешь в прифабричном магазине, где цены втрое. А в сортирах не убирают, - знаешь, почему? Владелец объяснил, - если в сортирах убрать, рабочие начнут там отдыхать... Такие дела.   - Ужасно, - согласился Медлявский. - Но ведь и мы за перемены! Сибирская директория не за восстановление царской власти. Мы...   - Не царь на той фабрике людей гнобил. - Перебил Екимов. - Позволял, да. Наплевать ему с его царского насеста было, - может быть. Но гнобил нас владелец-буржуй. И вы хотите, чтобы буржуи были. А мы - чтоб не было. Вот и вся политика. И ты прав. Не должны русские стрелять в русских. А жилы тянуть одни русские из других - должны? Должны быть среди русских упыри, - которые сосут из работяг здоровье, и превращают их кровь в свою деньгу? Подлость и скотство укоренились. А что теперь - это уже ответ идет. И это я с тобой говорю, потому что кое-чего в жизни видал. А работяга с фабрики, тебе бы сразу лицо кулаком проштробил. Потому что, в нем ничего кроме ненависти нет. Одна у него политическая программа Буржуй-Фонарь-Веревка. Ему эту программу очень долго вколачивали. Каждый день, по четырнадцать часов.   - А что они смогут построить? Твои, - у которых только ненависть? Разрушат, да. А построят-то что?   - Новый мир построят. У кого самого шкура в рубцах, - других пороть не будет.   - Но нельзя же все рушить, Екимов. Реформировать надо.   - Кто мешал? Долгие годы шло до точки. А теперь поздно. Реформа с помощью винтовок идет. Реформируют живых врагов в мертвых.   - Понимаешь, Екимов, вот какая аналогия... ну, сравнение то есть: Нельзя сносить до снования дом, в котором живешь. Худую лодку посреди океана не раскачивают.   - Дом сгнил и рухнул, лодка утонула. Хоть шатай её сидя на дне, хоть нет... Только кое-кто еще этого не понял. Ничего, прозреют. Только многим уже поздно будет.   - Но кто вас ведет? Ваш Ленин - немецкий шпион.   - Брешешь! Это ваш Колчак - британский шпион!   - Откуда?! Это не доказано.   - А про Ленина?! На заборе тоже пишут... Э, ладно. О чем говорить. Неплохой ты по всему мужик, Медлявский, но замороченный. Костер-то совсем умер. Давай вставать, пока носы не отморозили. Двигать надо.         Они вышли из крепости, и пошли кедровым лесом. Спускаться с холма было легко, ноги несли сами. Прошли распадок. Потом начали подниматься на другой холм. Который венчала скала.   - Как же Краузе здесь поднимался? - Пробормотал Медлявский. - Скорее всего, вот здесь, справа по складке. Пойдемте, Екимов.      Они поднимались, поддерживая себя. где можно, руками. Скала начиналась полого, и только постепенно, к вершине набирала крутость.   - Осторожней, - Предостерег идущий первым Медлявский. Можно поскользнуться на снегу.   - Учи-ученого... - Боромотал Екимов. - Замечаешь, офицер? В скале-то, ступеньки прорублены. Неприметно, но всегда есть где ногу поставить. Хорошие горняки поработали.   - Полагаю, здесь гарнизон крепости имел наблюдательную площадку...      Они поднялись по складке, и вышли на горизонтальный уступ. Здесь ветер, поднявшийся над лесом, щипал за лица особенно зло. В небольшом каменистом углублении, они нашли тело Краузе. Прапорщик лежал ничком. Пуля попала в голову, и уходя забрала с собой многую часть затылка. Были в Сибири охотнички, которые хорошо стреляли и без снайперских прицелов... Знаменитой бурки не было, видно, и её забрали вместе с винтовкой.   - Он? - Спросил Екимов.   - Да.   - Можем заложить камнями, - предложил краском. - Вон, сверху много булыганов нападало.   - Давай, - согласился Медлявский.      Он начал складывать ближайшие камни к телу. Екимов подал ему несколько больших камней. Работа грела.   - Нужно еще, - оглядываясь сказал Медлявский.   - Щас, - Показал Екимов рукой, дальше по прерывистому уступу. - Вона, осыпь. Идем, буду тебе подавать.      Они прошли по уступу, до места, где тот расширялся, и принимал на себя застывшую каменную осыпь. Екимов подошел, крякнул, своротил с осыпи булыжник. Мелкие камушки вместе со снегом зашуршали вниз. Передал Медлявскому. Тот швырнул его поближе к телу. Взяли еще один. Еще...   - Стой-ка, - Подал голос Екимов.   - Что? - Придвигаясь спросил Медлявский.   - Тут дыра... Ну-ка держи. - Екимов отдал Медлявскому еще один камень. - Определенно, дыра. Здесь пещера. Кто-то задвинул вход крупным камнем, а потом сверху щель заложил. Помоги-ка!..   Вместе они сковырнули еще несколько камней, и обнажили основной 'замок-камень', размером со скрючившегося в клубок, здорового мужчину.   - Погоди-ка, - Медлявский залез под полушубок, и вытащил оттуда плоский электрический фонарик, не отнятый по поспешности обыска. Дай-ка я туда посвечу.   Штабс-капитан просунул руку в щель поверх основного камня, и посветил внутрь. Тусклый луч, с темным пятном от лампы заметался, уходя вглубь горы. Батарейки садились от холода.   - Там ход. Пещера.   - Откроем, - сказал Екимов. - Лучше мы твоего дружка туда положим. А то весной все равно зверье на падаль придет, могут расковырять нашу ухоронку. А там не достанут.   - Согласен, но что там внутри? Стал бы кто закрывать пустую пещеру.   - И то!.. Ну-ка, пособи кость офицерская.      Оба ухватились за камень, подыскивая места, чтоб не мешать друг-другу и крепко ухватить кусок скалы.   - Двигаем сюда. - Сказал Екимов. - На раз-дав-три. Вот сюда прикладываемся, чтоб не тянуть супротив один другого. Понял?   - Да.   - Ну давай. Раз, два, три!      С кряхтением вцепились в валун, взялись с натугой. И тот поддался, сперва медленно, а потом, будто уступив упрямой человечьей силе, быстрее.   - Ноги береги! - Рявкнул Медлявский. И Екимов отскочил - даром что был в тяжелой одежде - отскочил от двинувшейся массы. Камень с грохотом отвалился в сторону, со скрежетом разбрызгав снег.      Оба поглядели в низкий черных ход, уходивший в скалу.   - Ну, поглядим? - Сказал Екимов.   - Поглядим.   - Ну, свети.      Медлявский придвинулся ко входу, подсветил фонарем, и согнувшись полез внутрь. Екимов, помедлил, и пошел следом, стараясь не отстать от света фонаря. Луч скакал по стенам, покрытым мельчайшим кристалликами инея, и преломлялся, заливая стены волшебным светом.   - Голову береги, - посоветовал на ходу Медлявский.   - В шапке-то не зашибу.   - Все равно...      Прошли еще несколько метров, пришлось еще согнуться, ход сужался, потолок нависал. Медлявский мазнул рукой по стене, осыпав инеистую крупку. А дальше ход пошел на расширение. Иней со стен исчез. Оба смогли разогнуться. И наконец, они вышли в пещеру. Широкая, будто сплюснутая, с потолком едва выше человеческого роста. Свет фонаря заплясал по стенам и потолку, и высветил в дальнем углу какие-то непонятные холмообразные груды. Медлявский шагнул ближе, посветил. Ветхие, покрыта пылью тюки, лежали вповалку, друг на друге.   - Что за склад? - Бормотнул Екимов. - Ну, встань сбоку, посвети...      Медлявский пристроился, так, чтоб спина Екимвова не перекрывала луч. Тот приладился к одному из мешков, мысля развязать завязанную кожаной тесемкой горловину. Но та не поддалась, вместо этого сам тюк вдруг разошелся под рукой ветхой рваниной, и из огромной прорехи вдруг звеня и бренча, полился на землю металлический ручей. Тяжелые кругляши монет сыпались друг на друга горой, отскакивая, разбегаясь бегом на ребрах по темным углам. В луче фонаря засверкало, заиграло вечным молодым светом, золото.      - Это?.. - Остолбенело промямлил краском. - Это чего? Золото?!   - Похоже на то. - Отозвался Медлявский.   - Так это... Все-таки ваше?   - Нет конечно, - деревянным голосом отозвался Медлявский. - Сам видел, пещера была закрыта. Тут бог знает сколько лет не был никто...      Он наклонился, поднял с пола один из золотых кружков. Неровно отлитый, похожий на лепешку, на лицевой стороне был изображен коленопреклоненный мужчина в халате, с длинной бородой, с луком в одной руке, посохом или может, копьем, в другой, и колчаном за спиной.   - Что-то восточное, персидская может быть... - Пробормотал Медлявский. Бросил монету в кучу, поднял другую. Четкую, аккуратную, будто только с монетного двора, с профилем дородного мужчины, украшенным венцом. Перевернул её неловкими в перчатках руками. На оборотной стороне была изображена крылатая женщина, и обвивавшая её кругом надпись. Медлявский поднес ближе фонарь, и напрягая в слабом свете глаза, вслух прочитал:   - 'Викториа Константини...'.   - Чего это? - спросил Екимов.   - Это солидус, - пробормотал Медлявский. - Золотая монета, отчеканена в правление августа Константина Великого. Был такой царь...   - Давно? - Спросил Екимов.   - Ну... - Медлявский задумался, как сказать попроще. - Лет через триста после рождения Христа.   - Ядрен корень!.. - Выдохнул Екимов.   - Да уж... - Медлявский поднял еще пару монет. - 'Лео перпет...'. Император Лев Макелла. Из тех же краев, лет на сто позже. А вот эти наши: 'црь и великии кнзыва на всея Русии'. А здесь что? 'Владимир на столь'... Боже. Да любой нумизмат, чтоб сюда попасть, левую руку себе отгрызет.      Екимов разложил нож, и пошел мимо сложенных друг на друга мешков, проводя лезвием по истлевшей такни верхнего ряда. Зажурчало, загремело, потекло на землю металлическим потоком из прорех. Сыпалось с мелодичным перезвоном, иногда перемежающимся звуком падений более крупных предметов. Это на россыпи монет вываливались серебряные кувшины, злотые блюда с иранскими всадниками, скифские блюда и подвески, с переплетенными дивными зверями. Вывалился и тут же скрылся в золотом потоке надоспешный крест-энколпион, сбитый сотни лет назад с груди какого-то удальца. Вывалилась чаша, по бокам которой на грациозных конях скакали золотые всадники, в свободных штанах; - упала на бок, и сама рассыпала сокрытые в ней монеты. Сыпалось, текло, и звенело на разные голоса золото, исполняя свою тысячелетнюю песню власти, удачи, богатства.      - Хватит, Екимов. - Позвал Медлявский.   - А? - Екимов оглянулся, глаза у него были осоловелые. - Это ж сколько... Сколько на это хлеба можно накупить?   - Не знаю, - Медлявский неуверенно пожал плечами, - Ценность колоссальная. Здесь не в золоте дело. То есть, - и в золоте конечно. Но историческая ценность несопоставимая. Это история, отлитая в металле.   - Дивное дело. - Екимов машинально вытер иней с усов. - Слыхал я на посиделках всякие побасенки о кладах. Зарыл мол кто-то горшок с червонцами. Горшок, итить! А тут...      Медлявский взял с ближайшего распоротого мешка горсть золотых монет, растер их на руке, водя большим пальцем, будто ком грязи растер. Бросил золотые кружочки обратно, и вдруг тихонько засмеялся.    -Ты чего? - С тревогой глянул на него Екимов. - Умом-то не тронулся?   - Уф, - выдохнув смех ответил Медлявский. - Нет, но... Переть на себе бог знает сколько верст несуществующий клад, чтоб найти настоящий. Каково, а?   Медлявский снова заклокотал смехом. И глядевший на него Екимов, против воли тоже фыркнул.   - Да, шутит-крутит судьбейка... Только, чего мы со всем этим делать будем?      Смех Медлявского затух. Оба вспомнили, что они, в общем-то, по разные стороны.   - Мне для себя золото без нужды, - Сказал Медлявский. Я всю жизнь прослужил, богатства не нажил. Да и не стремился.   - Так ведь и я не барин, - отозвался Екимов. - Я слесарь-лекальщик. Мастер. Своим ремеслом завсегда и себя и семью прокормлю в достатке.   - Тогда, полагаю, это золото государственное.   - Народное. - С нажимом поправил Екимов.   Он упрямо посмотрели друг на друга.      - Гм... Знаешь чего, - Медлявский развел руки - В одном у нас мысли сходятся: золотая лихорадка нас не одолевает. Это уже хорошо. Значит не кинемся тут друг-друга душить за желтые кругляши. Давай тогда твой вопрос отложим. Обсудим, как отсюда выберемся. А пока, подсвети-ка мне. - Он протянул Екимову фонарь.   - Зачем?      Медлявский опустился на один из не распоротых мешков.   - Занесу в свой дневник и на карту данные о кладе. Чтоб потом можно было найти.   Медлявский расстегнул планшетку, вытащил свой дневник. И раскрыв на последней странице, скорописно застрочил карандашом.   - Шибко пишешь, - восхитился Екимов.   - Привычка, - машинально отозвался Медлявский. - Так, теперь сделать метку на карте...      Штабс-капитан вытащил из планшетки карту Гиммера, на которой он отмечал путь конвоя, и хотел внести новые метки. Но в этот момент фонарик в руке Екимова вдруг ощутимо померк, луч совсем потерял силу, наливаясь предсмертной сумеречностью.   - Черт, - ругнулся Медлявский. - Батарея совсем сдохла. Пошли на выход, там дорисую. - Он взял фонарь из рук Екимова. - А то придется наощупь отсюда выползать...   - Пошли, - согласился Екимов. - Интересно все-таки, кто спрятал здесь клад?   - Полагаю, местные. Те, из крепости. Сперва хранили его там. А потом что-то случилось, спрятали его здесь. И уже не вернулись. Это если про людей говорить. А на самом деле, клад наверно - её.   Медлявский бросил угасающий луч к самой дальней стене. И Екимов вдруг в угасающем луче увидел, то, что пропустил раньше. Тусклый свет выхватил из темноты самый дальний конец пещеры, за мешками. Тонких черт лицо, уложенные под корону волосы, полуприкрытые миндалевидные глаза. Статуя смотрела в бесконечность, полутень угасающего фонаря, делала её почти живой.   - Золотая баба!.. - Выдохнул Екимов. - Или... мужик. не разберу...   Свет фонаря стал еще тусклее.   - Живей, - поторопил Медлявский.   Оба заспешили к выходу.      Они прошли обратным путем, свет фонаря почти умер, отбрасывая едва видный отблеск. Но уже светился вперед свет морозного дня. Оба выбрались из пещеры, и подбодренный ветром мороз сильнее ухватил их за лица. Медлявский снова взялся за камни, и начал закладывать тело Краузе. Екимов, подумав, присоединился. Управились быстро.   - Спускаемся, - Махнул рукой Медлявский.                           - Так значит, - уточнил я, ошеломленно глядя на Ивана, - они нашли другой клад?   - Именно! - Кивнул Иван. - Они столько дней тащили по тайге груз из булыжников. А когда все друг-друга из за них перестреляли и разъехались... Они стали хоронить товарища, и нашли настоящий, старый клад.   - Это... я не смог подыскать подходящих слов. - Это же черт знает что такое!..   - Жизнь богаче любой выдумки, брат.   - Да, - я растерянно кивнул. - Но погоди. Если дед Павла все это знал?.. Почему он сразу не направил его к кладу? Почему он направил нас к пустышке? Мы же могли сейчас просто уйти домой, с дыркой от бублика вместо клада.   Я поглядел на Павла. Он как-то растерянно развел руки.   - А сумка с дневником, по-твоему зачем? - Иван потряс у меня перед носом блокнотом. - Он же её специально оставил. Это подсказка, для тех, кто сможет понять. Фальшивка ведет к настоящему кладу! Я не знаю... - Он повернулся к Павлу. - Может дед говорил тебе в детстве, а ты забыл? У детей бывает, что-то выскальзывает из памяти. А может, он тебя так на сообразительность проверил. - Иван снова залыбился. - А сообразительным оказался я!   - Да, Ваня, - пробормотал Павел. - Ты конечно, голова.      Я хлопнул себя по коленям, и приподнялся.   - Так чего сидим, булки мнем? Куда бежать?!   - Туда! - Иван показал рукой на выдающуюся далеко над лесом скалу. - Даже отсюда видно. Все что нам осталось, дойти туда, подняться, и отыскать ход в пещеру.   - Ну так двинули! - Я вскочил на ноги. - Собирайтесь махом!      Мы побросали консервные банки, собрали рюкзаки. Раскидали и затоптали костерок, добив его пионерским способом. В скором времени мы уже топали от старой крепости вниз по склону, по кедровику, - к скале. Вел нас Иван, и он несомненно был героем дня. Пока я шагал за ним, во мне боролись противоречивые чувства. Я боялся, что очередной виток кладоискательской эпопеи опять закончится пшиком. Другим чувством была надежда. Иногда проскальзывали мыслишки, сколько раз я стукнусь перед Вано лбом о землю, если мы все-таки обретем клад. Надо будет сделать это здесь, в тайге, тут мох мягкий... Паша топал за нами.                        Оба пошли вниз по горной складке. Мелкие камушки и снег, осыпались из-под ног. Медлявский шел первым. Екимов за ним. Краском смотрел на спину Медлявского в потрепанном полушубке. Спускаться было труднее, чем идти наверх. Медлявский скользил, все неудачно лежавшие камушки доставались ему в ноги. Он старался идти по прошлым следам. Екимову идущему следом, идти было легче. А вот мысли у Екимова были тяжелыми.      'Вот и подошло к концу наше перемирие - думал Екимов, осторожно переставляя ноги. - Как договорились, разойдемся в стороны. А что потом? Он расскажет своим? Я своим? И побегут сюда в догоняйку две команды. Загонять лошадей, и себя загонять, и угощать друг дружку свинцом. Ладно еще, наши придут первыми. И заберут клад. А если - те?      Разойтись - это конечно благородно. Ба-га-ро-дна... Сколько эти сволочи из благородных, сидели на шее у народа. Благородия, высокоблагородия... Упыри кладбищенские. Кровососы. И я, рабочий, должен поступать благородно? С каких дел?      Клад. Все эти блестяшки. Красивые, камешки разноцветные, блюда с непонятными чеканками. Цаточки узорчатые... Клад, - он что? Медлявский о художественной ценности гундит. Придурь. Клад - это хлеб для голодных. Лекарства больным. А еще справная сбруя для наших бойцов. Винтовки. Пулеметы. Вот что есть клад. Это если он нам попадет. А если - тем? Полетят в моих товарищей пули, купленные на этот клад. Лягут в землю парни. И что я скажу их родным? Я позволил убить своих, чтобы прозваться благородным? Не велика ль цена? Нет. Нет у меня такого права. - он убежденно качнул головой. - Есть у меня революционный долг. Этот долг мне все грехи простит. Все искупит'.      Рука Екимова медленно поползла к кобуре. Будто бы сама собой. А он наблюдал только. Медлявский перед ним, тем временем в очередной раз поскользнулся, чуть не упал на спину и беззлобно матюгнулся. Оглянулся. Екимов руку от кобуры успел убрать. Медлявский сверкнул улыбкой.   - Столько пережили, глупо на склоне здесь окочурится! Верно, Екимов?   - Верно, - разлепил тяжелые губы Екимов. Улыбнулся даже. Будто на морозе губы судорогой свело. - Ты это... Ты под ноги гляди.      Ничего не заметил Медлявский. Снова пошел вниз, сбиваясь на скольжение. Екимов открыл клапан, сунул руку в кобуру. Пальцы привычно легли на ухватистую рукоять нагана. Полированные деревянные рубчики щечек ухватисто легли в перчатку.      'Прости офицерик. - Пронеслось в голове у Екимова - Неплохой ты, может, мужик... Враг ты! Кровь наших на тебе. Выбрал ты сторону. И судьбину свою выбрал. Не обессудь. А мои думы, что сейчас, ты бы сам их позже помыслил. И мне в спину пальнул. Может ты уже сейчас эту думку думаешь, а? Я тебя просто опередил. Так-то'.      Екимов вытянул револьвер, привычно нацелился. Не стал курка взводить, чтоб не спугнуть. Здесь и так не промахнуться.   Нажал на спуск.      Курок застыл на полувзводе, подрагивая меж двух усилий, - пальца и пружины. Еще чуть дотянуть, - грянет.      'Не по совести!!! - набатом прозвенело в голове Екимова. Встали перед глазами лица отца, матери, седого деда. Всех, кто его растил, учил правде. Лица страшные, перекошенные гневом и мукой. Не по совести, Екимов. Нельзя. Хлеб половинил. Опасность вместе делили. Доверяет. Подставил тебе спину. Нельзя. Нельзя!'      Екимов чуть не завыл в голос. Он взмок на морозе. Палец ходил на спуске, будто маятник. Долг был тяжел. А на другом конце, будто на весах лежало, что он впитал в своей нищей семье. Отец был крестьянином. Неурожай. Община у них уже ослабела. У соседа на наделе погибло все. У отца что-то осталось. И была кубышка семян. Можно было продать соседу. Под такой процент, что не расплатишься. Стал бы сосед кабальным. Батрачил потом на отца. Так начинали свой пусть многие 'кулаки-мироеды'. А что? Все по-честному, - долг надо отдавать... Отец поделился зерном так. По совести. Харитон, тогда еще маленький Харька, - запомнил это. Отца, мать, их поступки. Он унес их с собой, когда отправился в город. Совесть.      Палец ослабел, и курок тихо лег в свое гнездо, без выстрела. Наган уполз обратно в кобуру. Екимов чувствовал себя так, будто протащил тяжеленный мешок. И вдруг скинул его. Стало легко. Спокойно стало. Он не поругал имени родителей. И своего не поругал. Бог весть как там будет. Он не отдаст золота белякам. Но не так. Не так.      Медлявский обернулся.   - Что встал-то?   - Да... - С улыбкой непонятно отмахнул рукой Екимов.   И стал догонять.      Он скользил по склону, по неукладистым камням. И было легко. И он думал, - ладно долг, оставим, - но как много подлости делает человек со страху? Он ведь тоже чуть не пошел у страха на поводу. Когда подумал, что Медлявский подумает о том же, о чем думал сам. Страх, - как черное зеркало. Не видишь ты в нем другого. Себя видишь. Свою потаенное нутро. И тогда делаешь то, чего бы не сделал, если б не боялся. А иногда, нужно просто поверить человеку. Медлявский спокойно повернулся к нему спиной. Может тем себя и спас. Теперь и он, Екимов, может повернутся. Иногда достаточно запустить цепочку. Может, с этого и начнется новый мир?      Так они спустились почти до середины. Екимов улыбался. Путь расширился, и он с легкой душой обогнал Медлявского, хлопнув того по плечу. Солнце светило, искря по снегу. И Екимов спокойно пошел к Медлявскому спиной. Это было доброе чувство.      Боль была краткой, мимолетной, будто тень за грудиной. И тут же все онемело, и только через миг Екимов услышал выстрел. 'Ах он!...' Екимову стало люто гневно. Он попытался обернуться к Медлявскому, достать кобуру. Пальцы бессильно скользнули? Или он их даже не смог поднять? Но каким-то чудом, уже подламываясь в ногах на склоне, он обернулся. Только небо с землей завалились набок, и удара о камни Екимов не почувствовал. Но все же увидел Медлявского: тот застыл пригнувшись, ошеломленный до круглых глаз, - и оружия в его руках не было.      'Не он' - подумал Екимов. И в этой мысли было все. И стыд, что подумал худо, и облегчение. И радость. Екимов почувствовал, как губы растянула улыбка. А за этой мыслью бежала другая, - раз не он, - значит враг. И, значит, надо... Но эта мысль следа на лице Екимова уже не оставила. Он умер.                        Мы прошли распадок, и вышли к скале. Остановились, задрав головы.   - Так. - Иван замялся. - Нам теперь...   - Туда, - показал я, рукой.   - Что? Почему?   - Потому что я служил в горных стрелках, Ваня, - объяснил я. - Вот здесь эрозия, от подножья почти до вершины. Пологая тропа. Лучший способ забраться наверх. Тут даже никакого снаряжения не надо. Дуйте за мной, салаги.      Я решительно зашагал вверх. Здесь был еще земляной покров, обступившее со всех сторон скалу море мха. Уже подбираясь к чистым камням, я поскользнулся, и едва не загремел. Взглянул под ногу: подошва скользнула, и разорвала ковер мха, обнажив, что было под ним. Снизу из прорехи, на меня глянул старый темный человеческий череп. Мох заменил ему исчезнувшие волосы. Рядом валялся ветхий околыш фуражки.   - Еще один, - сказал Иван. - Они тут как грибы растут...   Я осторожно положил околыш мертвецу на голову.   - Пошли. Нас ждет подъем.                        Выстрел! Мышечная память едва не бросила правую руку Гущина вниз - рефлекторное движение для перезарядки привычного 'Винчестера'. Но он тут же осознал, что сейчас в его руках была взятая с мертвеца мосинская винтовка. Он подхватил яблоко рукояти затвора, и осатанело дернул его вверх, и назад, выбрасывая гильзу. Резко дослал патрон, и снова вложился в мерзлый приклад. Дохлая красная гнида уже катилась по склону вниз, безжизненным кулем. А сволочь-Медлявский, все еще стоял застыв, лихорадочно бросая короткие взгляды вокруг, пытаясь стащить с плеча винтовку. Гущин вполне понимал замешательство, Медлявского: он поймал его на идеальной засаде. Куда бежать? Обратно вверх по скале, - медленно. Вниз - по-пустому, лишенному деревьев склону, навстречу самому Гущину. Жить предателю оставалось не дольше, чем нужно чтоб совместить мушку и целик на его силуэте. Гущин повел стволом.      Все рухнуло. Обрушились самые крепкие устои. Мир перевернулся, и сошел с ума. Мир сползал к этому давно. Начиная с довоенного времени, которое теперь - всего несколько лет спустя - казалось давно потерянным золотым веком. Бойня Великой Войны, повыбила из Гущина юношеский романтизм, но у него еще оставалась вера, в армию, в офицерский корпус, в боевое братство. Гражданская война подламывала, но он держался. А потом, его, Гущина, - сдали. Отправили умирать в тайгу, за... ящики груженные худой обувью и камнями. Когда Гущин увидел содержимое ящиков, в нем словно что-то подломилось. Что-то стало очень хрупким, растресканным, готовым осыпаться при малейшем толчке. И когда Медлявский, - последний оставшийся в живых товарищ, навел на него ствол, ради красного... Не осталось ничего. Совсем ничего. Кроме инстинкта жизни.      Гущин вывалился из крепости словно побитая собака. Внутри было только отчаянье. Он механически подобрал винтовку и подсумок у мертвеца. И пошел прочь, пытаясь осмыслить, найти в себе что-то, вместо оборвавшихся связей. Но внутри была только пустота, которая медленно наливалась злобой. Он не знал, сколько ковылял по лесу, наверно долго, пожалуй, несколько часов.      Потрясение было слишком велико. Но наконец, он опомнился. Потрясенный разум ослабел, но его вернули к жизни телесные инстинкты. Он почувствовал голод. И тут же сообразил, что у него совсем нет еды. Еда. Медлявский ведь нашел еду... Но они с красным выгнали Гущина. И что? Теперь Гущин должен был сдохнуть в стылом лесу, а предатель Медлявский и его красный дружок выживут, за счет найденного припаса? Это было... Разве это справедливо?! Нет! Так не будет.      Гущин уже осмысленно развернулся назад, и решительным шагом пошел обратно. Теперь он точно знал, что делать. Предавать его было больше некому. И в этом была странная, холодная свобода. С левой ногой было нехорошо. Кажется, он все-таки обморозился. Но об этом позже... Возможно удастся согреться быстрой ходьбой... С винтовкой наперевес он вышел к крепости, но глянув на опустевший двор, понял, что опоздал. Опоздал!.. Однако, тянулись от крепости вниз по холму две человечьих следа, занесенные меньше, чем начинавшие исчезать следы ограбившей их банды. И Гущин, по волчьи щерясь, пошел по ним. И нашел.      ...Медлявский все-таки решил бежать вверх по склону. Скользя по снегу, совершая отчаянные скачки. Котомка за его спиной болталась. Гущин аккуратно навел на него мушку, секунду повел дав упреждение, и с нажал на спуск. Сброшенный курок сухо щелкнул. Осечка! Проклятый холод! Гущин выдохнул воздух во всплеске прорвавшегося бешенства. Ледок спокойствия оказался тонок, из-под него плеснуло бездонной лютой ненавистью, от которой задрожали руки. Он рывком взвел курок, приложился, и снова поймал уходящую вверх по склону фигуру. Выстрел! Фонтан снега взвился рядом с бегущим. Промах! Трясущимися руками он дернул затвор, быстро выстрелил. Снова хлопнуло по скале. Бегущая фигура сжалась, но и только. Задушенно шипя от раздирающего изнутри, Гущин с ненавистью рванул затвор, приложился. Винтовка в руках ходила ходуном. Мушка плясала. И Гущин понял, что так не попадет. Навык и дисциплина взяли свое. Он выдохнул, - будто выплюнул, на секунду отбросив злобу за барьер, оставив в себе лишь механическое действо. Закусил губу, так что почувствовал собственную кровь на зубах. Щипя через стиснутый рот, Гущин выровнял дыхание. На секунду остановил тремор рук, и плавно нажал на спуск.      Винтовка снова толкнула в плечо. И Гущин увидел, что фигура, бежавшая к вершине, пораженно дернулась, выронила из рук свою винтовку. Гущин радостно ощерился. Но тот, наверху, не упал, а снова побежал вперед. Только уже не так. Теперь тот бежал, будто разладившаяся механическая кукла. Гущин почувствовал, как его захлестнуло мимолетное радостное удовлетворение. Он снова дернул затвор, прицелился, и... Сухо щелкнуло. Гущин сообразил, что растратил все патроны. Неловкой от мороза рукой, расстегнул подсумок, уместил обойму в гнездо и столкнул патроны в магазин. К тому моменту, как он снова приставил винтовку к плечу, фигура Медлявского уже пробежала по горизонтальной площадке, и скрылась в какой-то дыре в скале. Гущин сплюнул в снег кровью. Впрочем, последние шаги Медлявский едва пробежал. Он его крепко достал. Это было понятно даже отсюда.      Гущин подмотал винтовочный ремень на руку, вышел из-за дерева, и пошел наверх.   Он закончит.                        Последние несколько шагов до пещеры, Медлявский пробежал на излете. Тело ощущалось чужим. Намокшая от крови рубаха влажно облепила бок. Мир вокруг воспринимался, будто через слой ваты. Он проскочил мимо заложенного ими окопчика с телом Краузе, и согнувшись влетел в пещеру. Фонарь умер, и был бесполезен. Медлявский шатаясь, и опираясь на стену пошел вглубь, на ходу расстегивая кобуру.      Кто бы него не стрелял... Если он пойдет за ним в пещеру, Медлявский сможет подкараулить его. Из темноты он сможет четко увидеть абрис врага на фоне освещенного дневным светом входа. Только вот... сил не было.      Двигаясь почти на ощупь, Медлявскй вышел в пещеру, и пристроился так, чтобы его прикрывал стена, а он видел ход пещеры, и свет на выходе. Непослушной рукой, сдернул с плечей котомку, и почти сполз по стене вниз. Револьвер стал слишком тяжел, гулял и тянул руку. Медлявский положил его пока на бедро. Надо было беречь силы. 'Умираю, - подумал Медлявский. - Значит, вот оно как... Здесь. Сейчас'. От этой мысли стало тоскливо.      От входа послышались сбивчатые, приглушенные снегом шаги. Медлявский взвел курок, с трудом поднял револьвер, направил на свет. В колодце выхода обрисовалась чья-то осторожно выглянувшая фигура, с винтовкой в руках. Сперва краем, затем посунулась дальше. Медлявсий навел на неё револьвер. Все было расплывчато. Не было четкости. Медлявский выстрелил. Звук выстрела заполнил тесную пещеру. Фигура метнулась обратно, за срез входа. 'Промазал, - отстраненно подумал Медлявский. - Жаль'.      - Медлявский! - Закричал от входа знакомый голос.   - Гущин? Ты... - Узнавая крикнул Медлявский, с трудом ворочая омертвелыми губами. - Ах ты ж сволочь...   - Ты! - Взвизгнул от входа Гущин. - Ты сволочь! Что?! Помог тебе твой краском?! Его положил, и тебя положу!   - Предатель ты... Иуда сумашедший.   - Заткнись гадина! Заткнись!!! - В исступлении завопил Гущин. - Сука красная! Ты с ним!... Предателем!.. Меня!.. - Он вдруг прекратил в исступлении выкрикивать, и сказал уже спокойнее.- А ведь по голосу слышу, штабс-капитан. Отходишь.   - А ты... - Медлявский с трудом выдавливал слова. - Попробуй... войди... Я встречу...   - Ничего. - Гущин поежился от пронизывающего ветра. - Ничего. Я подожду. Пока ты сдохнешь.      И Гущин подождал. Прижавшись к скале так, чтоб его меньше кусал ветер. Часов у него не было, кто-то из банды стянул с руки, а он даже не заметил... Надо было как-то разметить время, и он начал произносить внутренним голосом первое, что пришло в голову. Знакомую молитву.      Отче наш, Иже еси на небесех.   Да святится имя Твое.   да приидет Царствие Твое.   да будет воля Твоя.   яко на небеси и на земли.   Хлеб наш насущный даждь нам днесь;   и остави нам долги наша,   якоже и мы оставляем должником нашим;   и не введи нас во искушение,   но избави нас от лукаваго.   Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки.   Аминь.      Он остервенело произносил, её раз за разом, отмечая количество повторов цифрами. Раз, три. Десять. Двадцать. Тридцать.... И наконец решил, достаточно. Терпеть больше было нельзя. Иначе его здесь доконает ветер. Пан или пропал! Оставив у скальной стены неразворотистую длинную винтовку, он вытянул взятый у мертвого краскома Наган, и пригнувшись вкатился в темный проход. Он прижался к стене, ожидая из глубины выстрела, готовый метнуться к другой стене, выстрелить сам. Но все было тихо. Тьма впереди его молчала. Он пошел во тьму.      Он пошел вперед, сколько позволял свет от входа. Наконец рискнул, и включил свой карманный фонарик. Плоский 'Люцифер', выпущенный на Женевской фабрике, пережил обыск во внутреннем кармане, и сейчас залил светом уходящий вглубь ход. И в этот момент Гущин ждал выстрела. Но и сейчас не случилось. Люцифер освещал ему путь. Сгустившаяся, за границами света тьма, безмолвствовала.      Гущин отчаянно пошел вперед, пригнувшись миновал снизившийся потолок, и вышел к пещере. Луч света выхватил их темноты сапог Медлявского, и тут же - того самого. Медлявский сидел, привалившись к стене, по неживому скрючившись, и оплыв, все еще сжимая в руке пистолет. Гущин обогнул его по кругу, ткнул стволом Нагана, раз, другой. Пнул ногой. Тело скользнуло по стене, стали видны неживые, стеклянные глаза. Медлявский все еще сторожил Гущина. Возможно он так и не понял, что умер.      Гущин отбросил наган, и схватился за котомку Медлявского. Срывая пальцы размотал задубевший узел, распотрошил содержимое. Наружу полетело шмотье Медлявского, его идиотский дневник, карта... Есть! Перемолотое с хлебом сало было здесь! Спасен! Гущин алчно вертел в руках тряпицу, с застывшей на морозе глыбой сального помола. С трудом отковырял от сала примерзший сбоку отдельный кусок. Сунул его в рот, засосал, чувствуя, как ледышка морозит нёбо и десны, но оттаивает, отдавая питательный жир.      Бережно замотав помол обратно в тряпицу, и уложив в котомку, Гущин поднялся, и окинул пещеру лучом фонаря. В дальнем конце, блеснули тяжелым золотым отсветом грузные холмы. Гущин прекратил обсасывать сало и замер. Двинулся вперед. Снова остановился, не веряще водя лучом по золотым россыпям. Снова замер, осмысливая.   И захохотал.      Сбивчивый, воющий смех заметался по пещере, вернулся обратно, будто подхватили хохот неведомые голоса древних демонов из тьмы. А Гущин все не мог остановится. До тех пор, пока смех не перешел в отдышливый, полузадушенный вой зверя.                           Наверх нам удалось забраться без происшествий. Недалеко от вершины, тропа перешла в своеобразный горизонтальный балкон.   - Отлично, - все как описано. - Довольно пробормотал Ваня. - Вот площадка, вот 'окопчик', - он показал на полузасыпанную камнями выемку в скале. А вон там должна быть пещера!   Мы пошли за Иваном, и на другом конце балкона уперлись в груду камней.   - Похоже здесь, - предположил Иван, - и ухватившись, столкнул с груды насколько верхних мелких камней. Затем отвалил еще один, крупный. За ним обнаружилась темная пустота.   - Нашли! - Выдохнул он, и начал судорожно стряхивать с себя рюкзак. - Чего стоите, разбирать надо!      Мы сняли с себя рюкзаки и ружья, приставили их к дальней стенке балкона, и взялись за работу.    Ваня хватал тяжелый валун, передавал мне, а я по цепочке, Павлу, который сваливал их прямо в 'окоп'. Дело шло, азарт грел руки, и отверстие быстро расчищалось.   Через пару минут, мы стояли перед зевом темной пещеры, уходящей вглубь скалы.      - Ну? Что? - Я тяжело дыша взглянул на Ваню. - Очередная попытка? Опять тянем шестерку за туза?   - Не боись, пацан, - физиономию Ивана растянула лыба до самых ушей. - Мы в шаге от богатства. Дай пять, друг!      Он подставил свою ладонь.   И я звонко хлопнул по ней.   И этот хлопок вдруг отозвался громовым грохотом, - а у Ивана исчезло пол головы. Просто исчезло, будто и не было, оставив вместо себя месиво из костей и остатков мозга. И он еще секунду стоял, вот так, без лица, протягивая мне дружескую руку. А потом переступил ногами и зацепившись, ухнул спиной вниз, с обрыва.      Я посмотрел налево. Павел стоял у дальней 'стены', где мы оставили ружья и рюкзаки. Лицо у него было будто сведено судорогой, глаза белые. А в руках дымился его дробовик 12го калибра. Он дернул цевье назад - клац! - и из ружья вылетела свежестрелянная гильза. Он дернул цевье вперед - клац! - и это выдернуло меня из ступора, и я все понял, хоть и не разложил по полочкам. И развернувшись немыслимо, я бросился в единственное место, где мог укрыться - в темноту пещеры. А за моей спиной снова грянул запоздалый гром.      Я побежал вперед, в темноту, одновременно пытаясь левой рукой нащупать на голове кнопку маленького налобного фонарика, который нацепил на панаму загодя, чтобы обозревать богатства. Это меня и спасло, потому что потолок в какой-то момент пошел на снижение, а я, не видя того, ударился в свод не головой, а ладонью, кажется здорово её рассадив. Я споткнулся, но не упал, и слава богу фонарь не улетел с головы, и я все-таки включил его. Яркий луч высветил низкий свод. И я пригнувшись снова рванул вперед, чувствуя, как немеет тыльная часть левой кисти. Сзади снова грохнуло, завизжали осколки камня, и громовой звук выстрела прокатился по туннелю как скоростной состав, хлопнув мне по ушам.      Я пробежал дальше. Ход расширился, и я вылетел в пещеру, сразу же бросившись в сторону, чтобы уйти от огня. Я лихорадочно завертел головой, широкий луч заметался под сводом. Справа от меня, устало привалившись к стене, сидел мертвец, в тяжелой зимней одежде. Фонарь мимолетно высветил опущенную голову, ссохшийся коричневый полушубок с погонами, башлык, валенки с кожаным низом... В правой его руке, под перчаткой с отдельным указательным пальцем, что-то тускло блеснуло. Это был револьвер, известный мне по старым фильмам 'Наган'. И я, наклонившись, выдернул его из сухо треснувшей руки мертвого офицера.      Я пробежал дальше по пещере. В свете фонаря блеснуло тысячей золотых брызг и отсветов. Золото! Груды золота. Я с разбегу взбежал на этот золотой вал, разлетелись со звоном из-под каблуков монеты, и перескочил на другую сторону баррикады, из прохудившихся мешков. Еще один из них под моим весом лопнул, и журча металлом побежал на пол звонкий золотой ручей. Стук монет отдавался под сводом перекликающимся эхом. Сзади и сверху, глянула на меня усмешливо статуя мужчины, или женщины. Как и положено высшему существу, она была невозмутима. Её забавляли спектакли и маленькие трагедии людей.      Впереди, от выхода уже слышались шаги Павла, его фонарь выбрасывал сюда первые отсветы. Я наклонился, и повозившись с непривычным старинным револьвером, откинул сзади у барабана маленькую защелку. Высветились желтые шляпки гильз, я провернул барабан. Только у одной гильзы был пробой, остальные шесть отрапортовали мне целыми гнездами капсюлей. Владелец успел выстрелить только один раз, и это его не спасло. У меня было шесть попыток.      Я положил руку с револьвером на золотой бруствер, нацелил его на вход, и взвел тугой курок.   Он появился в проходе, с ружьем в руках, и фонарем на кепке, похожим на мой. Кажется, его немного шатало, то ли от того, что он сделал, то ли он оглушил себя собственным выстрелом. Я не собирался разговаривать с этой падалью. Я нажал на спуск.      Щелк. Сухо ударил сброшенный со взвода курок. Осечка.   Я снова нажал на тугой спуск. И еще.   Щелк... Щелк... Щелк... Щелк...      Наверно Павел даже не понял сразу, что я делаю. Пока он нащупал меня фонарем. Но вот он высветил меня, с револьвером в руках, - и замер.      - У этого взял? - Его луч метнулся, не долетев, до сидящего у стены мертвеца.   Он замер, загипнотизированный видом револьвера. А я не знал, что делать. Я был как картёжник за столом, который понял, что у него из колоды идет дрянь. Мои пули сдохли за сто лет. Мне было страшно стукать об стол очередной картой. Сколько у меня там осталось попыток? Кажется, последняя...      - Знаешь,- как-то доверительно сказал Павел, - Мне Иван нравился, правда. Вы только в одном ошиблись. Ты спросил, почему мне дед про пещеру не рассказал... Так он рассказал. Я знаю все, что здесь происходило. Я будто сам был здесь. Я их всех по именам и фамилиям знаю. Этот, в пещере, - штабс-капитан Медлявский. Гнилая башка, что мы внизу нашли, - краском Екимов. А мой прадед, - Эдуард Васильевич Гущин. Медлявский предал прадеда, снюхался с красным. А мой дед выследил их, и убил. И увидел, что они нашли клад. Этот клад.   - Твой дед - процедил я. - такой же иуда, как и ты.      - Деда все предали, - будто не слыша мена пробормотал Павел - Сперва командиры, потом товарищи. И он решил, что этот клад будет для него. Для семьи. Время было смутное. Могли всплыть те, кто знали о отправленном конвое, - но не знали, что он был фальшивый. Убеждай их потом, когда пытать начнут... И он решил оставить золото до лучших времен. И оставил ложный след. Он нашел у Медлявского дневник, и выдрал из него последнюю страницу, где тот успел написать об этой пещере. Отнес дневник в крепость, и оставил на ящиках. Получалось, что клада не было. Осталась только история с пустым конвоем. Ложь обернулась правдой. А правда ложью. Но кто бы узнал? Если бы кто-то сел на хвост, можно было привести их на фальшивый клад. Это было умно... А я не умел читать карту. Не мог найти это место сам. И тогда я решил воспользоваться задумкой деда. Я просто хотел, чтоб вы привели меня в крепость, а я отметил координаты на навигаторе. Вы должны были ткнуться носом в булыжники, - и уйти. А я бы пришел потом по знакомому маршруту. Один. Все бы так и вышло, если бы Иван не оказался слишком умным. Вы сами виноваты. Судьба. Дед оставил у пещеры двоих. И я оставлю.      - Зачем ты это сделал, дурак? - Спросил я. - Ваньку... Да здесь денег... побрякушек этих... И тебе и твоим внукам. И Ванькиным бы, - тоже. Не было нужды убивать!   - Это мой клад. - Судорожно выдохнул Павел. - Мой. Я о нем с детства знал. Я его в себе вырастил. И когда в нашем нищем городишке рос... Мой! Я его даже брату не отдал, не то что чужакам. Ругаешь меня за жадность. А сам-то с дружком, - из-за чего оказались здесь, а? Ха-ха... Кладоискатели... - Он криво нервически улыбался - А убивать-то нетрудно. Я думал, - страшно. А ничего. Прадед говорил, что к нему убитые приходили. Ослабел умишком. А мне легко. Легко.   - Твоему прадеду тоже легко было. - Выдавил я. - Они к нему потом, под старость пришли. Ты погоди, Ванька еще к тебе придет.   - Ну, пусть, если сможет. Когда я в каталочке буду пузыри пускать, где-нибудь в доме престарелых... Неплохая компания будет. А пока, я в свое удовольствие... В свое! Наконец-то...      - Не шевелись. - Вставая дернул я стволом. - Брось ружье.   - Да... - Он улыбнулся. - Думаешь, револьверчик-то, выстрелит? Сто лет провалялся. Ржавье.   - Хочешь проверить? - Наддал я голосом. - Выстрелит!   - Я, пожалуй, рискну. - Улыбнулся он. - Все-таки в глаза сложнее, чем в спину... Это хорошо даже, что ты револь-то схватил. Вроде как дуэль у нас, а?      По его напрягшемуся телу, я понял что сейчас он рванет на меня свой дробовик. Чего ждать? - я нажал на спуск. Сухо и шершаво проскрежетало в механизме, и курок стукнул в патрон с сухим мертвым щелчком. Опять осечка. Павел вздрогнул, выдохнул, ощерился, - зло, радостно, издевательски, и победно. Я почувствовал, как навалилось отчаяние, и уже ни на что не надеясь снова нажал на спуск. И еще. И еще. Сухо и ломко прощелкал в моих руках кусок мертвого железа. А ствол его ружья уже поднялся.   Жизнь кончилась.      - Спи, - с убеждающей, нажимной интонацией злого гипнотизера сказал мне Павел подводя свое ружье поудобнее мне в центр груди. Гулко ударил выстрел.      Павел перетоптался на месте. Его повело вправо, а потом он глухо завалился на каменный пол. Ружье его глухо брякнуло о камень, вертанувшись через ствол и улеглось. А я тупо смотрел на револьвер в своей руке. Густо дымился ствол и щель между барабаном. А мой палец даже не был на спуске. Вот так. Это называется 'затяжной выстрел'. Капсюль на последний патрон все-таки сработал, но старый слежавшийся порох лишь затлел, и загорелся через секунду.      Я посмотрел на останки Медлявского. Судьба. Промысел. Мертвый капитан все-таки смог выстрелить из своего револьвера в ответ. Через сто лет. И попал. Пусть не в своего настоящего убийцу, но в его потомка, с такой же ломаной душой. Он не должен был вообще появится на свет. Его прадед должен был умереть здесь, и не плодить свое семя. Но вот старая ошибка закрылась, и пришлось выплатить по счетам. И все стало по справедливости.      Все было как во сне. Я еще не привык, что снова живой. Растерянно повертел в руках револьвер, скользнул взглядом по полуприкрытой легкой патиной ржавчины надписи: 'Императорскiй Тульскiй Оружейный Заводъ 1899'. Машинку сделали на совесть...      Павел заперхал кровью, и смехом. Короткими равными смешками. Тело подергивалось судорогами. Наверно, там куда он уходил, уже можно было рассматривать свою странную кончину, как нечто забавное. Я машинально подошел к нему. Он смог сфокусировать на мне взгляд. И конвульсивно усмехнулся.      - Вы-хо-дит... - пробулькал он красными пузырями - мы... с Иваном... к тебе придем.   - Из разных мест, - хрипло просипел я. - Ему сверху лететь. Тебе снизу карабкаться. - И вернул ему, его собственное - Спи.      Я повернулся, и подошел к мертвому штабс-капитану. Форма его хорошо сохранилась, лишь кое где, на грязи, её оседлал вросший в холстину налет. Валенки и портупея белели разводами. Нелепо и нескладно смотрелся обтянутый кожей костяк, - будто обрядили в широкую одежду не по размеру. А перед глазами у меня стоял ладный молодец со старого фото из блокнота. Херувим со шрамом. Я взвесил в руке револьвер, и положил на живот мертвецу, аккуратно прикрыл рукоять скрюченной хрупкой кистью. Полушубок чуть раскрылся, и из-под полы мелькнуло ярко-зеленое. Я аккуратно приподнял полу. Два креста висело у него. Один на черно-оранжевой ленте. Я знал за что. Это еще имперский. За бой с австрийцами у лесного госпиталя. Странно это было. То, что ты прочел когда-то на пожелтевших страницах, давно прошедшее, вот так оказалось перед тобой, и можно было взять, и коснутся его рукой... Второй крест был уже вехой страны, разбитой на осколки гражданской войной. Сибирская зелень не потускнела. Иван что-то говорил мне о таких крестах. Редкий и ценный.      Я протянул руку, и одернул. В другой ситуации я бы взял награды. Обязательно взял. Но этот поручик был для меня не просто кучей костей. Я знал его. Я прошел часть его пути, мыслями которые он оставил в дневнике. Он защищал свой страну, как мог понять, и как умел. Не мне с высоты послезнания было судить его. Он заслужил эти кресты. Первый, закрывая собой наших раненных от австрийцев. И второй, - очень красивый, но менее славный - убивая в сибирских лесах соотечественников с другими взглядами. Это были его знаки отличия. Ему с ними и лежать. А я, - только что воскрес. За спиной у меня и так был невообразимый клад. И я не хотел марать этот момент мародерством.         Тело Павла я выкинул из пещеры, как кучу мусора. Он сколько-то прокатился по склону, и застрял в кустах, на радость хозяевам леса. Потом я спустился по склону, и нашел краскома Екимова. Он лежал на открытом воздухе, и природа со зверьми обошлось с ним хуже, чем с Медлявским. Подняв мох, в придачу к черепу я отыскал лишь ключицу несколько ребер, подошву ботинка, старую пряжку ремня, кусок сломанной роговой расчески. Да еще потемневшую, с пузатыми лучами, звездочку красного командира. Что-то наверно было еще здесь под мхом, растасканное зверьем... Я собрал останки, и отнес Екимова в пещеру к Медлявскому, и положил рядом. Гражданская давно кончилась. А эти двое смогли найти в себе силы помирится еще раньше. И это было хорошо. Это было правильно.      Потом было самое тяжелое. Я взял с рюкзака лопатку, и снова пошел вниз, к Ивану. Пугнул примеривавшуюся к нему, невесть откуда взявшуюся лису. Взвалил на плечо, да понес. Ивана я зарыл недалеко от скалы, там, где камень уступил место тяжелой, пронизанной корнями земле. Я рыл на совесть, и засыпал, и закладывал камнями, и опять засыпал. Голодное зверье бывает упорным, и мне надо было своим трудом переупрямить их. Может у меня были мокрые глаза. Но я был такой потный, что поди скажи, откуда влага. Не знаю.      Я положил последний камень на могилу Ивана, отложил лопатку.   И сел думать, что делать дальше.                        Питерская осень, - унылое дело. Хорошо еще, дождь отбарабанил свое еще с утра, и к полудню небо просветлилось. Я шагал по улицам, стараясь обходить лужи, чтобы не запачкать свою новенькую и чистую форму курьера. Шумели машины, шли по своим делами многочисленные прохожие. В руках у меня была увесистая коробка с грузом, который я должен был передать. Я подошел к нужному дому, ввел в домофоне код, и вошел внутрь. Дом был старый, наверно еще дореволюционный, без лифта. Я направился вверх по лестнице, мои шаги гулко отдавались под высокими потолками. Мне нужен был третий этаж, квартира номер 12. Я подошел к коричневой двери с глазком, перехватил поудобнее коробку, поглубже вздохнул, и зажал квадратную кнопку звонка. Где-то за дверью тихо защебетало. Я подержал кнопку пару секунд, и отпустил. Особого смысла трезвонить не было. У хозяйки был выходной, и она была дома. Я знал, потому что следил за ней. Собственно, я знал весь её обычный график, от и до.      - Кто? - Спросили из-за двери.   - Курьер! - Буркнул я. - Вам посылка.   - Какая посылка? - Озадачено спросил из-за двери девичий голос. Я ничего не жду.      Все-таки, народ теперь стал подозрительным. Десятилетия телевизионных новостей о грабителях, жуликах и маньяках, которые обманом проникали в дом, добавили некоторым бдительности. Но и на такой случай у меня был заготовлен хитрый план.   - Сейчас посмотрю... - Я залез в карман, и глубокомысленно вперился в бумажку, которую сам этим утром и напечатал. - Тут написано, посылка от Ивана Федяева...   - От Ивана! - Ахнуло за дверью.      Заскрежетал замок, дверь открылась так стремительно, что не отступи я, наверно стукнула бы мне по носу. Девушка застыла, положив руку на ручку, и глядя на меня. Была высокой, рыжей, с длинным лицом, и таким же длинным носом. Я смотрел на неё, и никак не мог увидеть красоты. Потому что, это была не моя красота. Это была красота Ивана.      Наверно пауза чуть затянулась, потому что девушка спросила.   - Откуда он её послал? Вы его видели?! Он же пропал, несколько месяцев назад!..   - Я же курьер, - пожал я плечами. - Только доставляю из офиса, куда начальство скажет. Мы по всей стране работаем. Вы возьмите посылку, может она вам чего прояснит.   - Да, - она растерянно кивнула, - где я должна расписаться.   - Вот здесь, пожалуйста.      Я сунул её лист, и ручку. Она машинально чиркнула по нему, и взяла у меня коробку. Дверь закрылась, и я заскакал вниз по лестнице. Нужно было избавиться от одежды курьера.      Там, далеко, когда Павел проиграл старому револьверу, и я похоронил Ивана, я долго думал, что мне делать дальше. Довольно скоро до меня дошло, - как я влип. Мы ушли в тайгу втроем, а вышел обратно только я один, - с гигантским кладом. Сотни килограмм золота. Плохой рассказ для родной полиции. У правоохранителей тут же появилось бы интересная версия, которая вела меня прямиком в тюрьму. 'Совершил двойной убийство на почве желания единолично завладеть...'. Нюансы конечно могли быть в том, - сразу ли я убил Ивана и Павла? Или же Ивана по сговору со мной убил Павел, а уж потом я расправился с оставшимся подельником? Лепту в мою судьбу мог внести и встреченный в крепости 'слуга народа', если он вдруг узнает, что клад все-таки был...      При этом, даже если я сам не приду с повинной, Ивана и Павла могли начать разыскивать. Иван был сирота, но у него была девушка. Павел с братом был в ссоре. Был ли у него кто-то еще? Сколько у меня было времени? На поезд мы сели втроем. Трудно ли отследить, найдись у правоохранителей хоть малейшее желание? Все это было элементарно. Жизнь моя делала крутой поворот. И лишь от меня зависело, куда он выведет.      В пещере я закатал в рюкзак пару горстей золотых монет. Аккуратно заложил вход камнями, и стал выбираться из лесов, обратно к цивилизации. Я не пошел сдаваться в полицию. Я пошел сдаваться к своему престарелому дядьке. Был он, как бы это помягче сказать, - бизнесменом разлива начала 90х. Из тех, что начинали еще спортсменами. Олимпийский резерв, одевший красные пиджаки. Как дядька сам любил говорить, не без некоторого самодовольства, 'в городе меня знают'. И его, действительно, знали.      Я рассказал ему все как есть, не вдаваясь разве что в подробности размеров клада. Дядька помог мне залечь на дно, и обещал, что все разузнает. А я остался предаваться невеселым размышлениям. Если я не доверяю полиции и государству, а больше доверяю бывшему 'олимпийскому резерву', - значит что-то глубоко не так. В моей голове, или у нас в стране?..      Дядька разузнал. В том числе, и про губернатора Максима Александровича, с которым я познакомился в далекой тайге. Разузнал, и поскучнел. Прикинув так и сяк, он сказал, что с пропажей двух человек можно разобраться, без ниточки ко мне. Мало ли людей у нас пропадает? А вот Максима Александровича, будить не стоит, и в зону его внимания лучше больше не попадать. Часть золота дядька 'за долю малую', обещал помочь превратить в бумагу денег.   На том и порешили.      Но был у меня еще один должок. Часть клада принадлежала Ваньке. А при его гибели, выходит, его семье. Семьи у него не было, но была девушка, на которой он собирался жениться. Вот почему я провел полтора часа в кресле знакомого гримера на 'Ленфильме'. А потом одел жилетку курьера, и позвонил ей в дверь. Всю долю Ивана я ей конечно отдать не мог. Не самосвалом же мне было ей деньги перед домом сваливать? Слишком большие деньги без связей - опасны. Но в коробке была серьезная сумма. Достаточная для умного человека, чтобы навсегда изменить свою жизнь. Труднее было с запиской. Не знаю сколько времени я провел, набрасывая на бумагу варианты: 'Эти деньги по праву ваши. Распоряжайтесь ими по своему усмотрению'... 'Эти деньги вам шлет, тот кто любит, но никогда не сможет быть рядом'... Что-то в этом было от романов Дюма, про графа Монтекристо, - поэтому и улетело в корзину. Наконец в коробку легло короткое: - 'Не вернусь. Не ищи. Живи своей жизнью'.   Лучшего я придумать не смог.      Сделав это, я почувствовал себя гораздо лучше. Теперь можно было подумать - как же мне самому жить дальше? Это странное ощущение, - когда тебе больше не нужно думать, чем ты будешь платить за завтрашний день. Когда можно подумать, - чем ты хочешь заняться? Не чем нужно. А чем хочешь. Странное ощущение. Не думаю, что оно доступно 'золотой молодежи', которые с детства живут на готовом. Им не с чем сравнивать. Такое могут понять только те, кто были бедны, - и неожиданно поднялись.      Так что? Нанять лучших репетиторов, и выучить новый язык? Да, неплохо. Объездить весь мир, осмотреть достопримечательности? Тоже хорошо. Картины далеких стран, ароматы путешествий. Но... Я представил, как экскурсовод ведет меня мимо какой-нибудь мексиканской пирамиды, где все утоптано туристами. И вспомнил, как стоял перед пещерой, из которой буквально шли флюиды неизведанного, забытого, - и снова найденного. Можно ли это сравнить?   Кажется, я снова отправлюсь искать клад.         КОНЕЦ.                        Следующий роман начнется в Крыму, а продолжится в Европе. Там герой снова встретит девушку из поезда, и 'слугу народа', и кое-кого еще. Личинка искателя приключений превратится в кладоискателя. Этот роман будет называться 'Орлы возвратятся в гнездо'.      Кому эта история интересна, поддержите написание романа рублем:      Счет Яндекс Кошелек:   - 410 017 784 832 54 - (Пробелы для удобства считывания, должно быть: 41001778483254).      Сбербанк (Северо-Западный банк ПАО 'Сбербанк России'):   БИК: - 04 40 30 65 3 - (Пробелы для удобства считывания, должно быть: 044030653).   Номер счета: - 408 178 10 555 861 475 083 - (Пробелы для удобства считывания, должно быть: 40817810555861475083).      Соколов Лев Александрович.   

.

Сайт - .. || ..


Источник: http://samlib.ru/s/sokolow_l_a/zolotoyconvoy.shtml


Где находится завод соколов фото


Где находится завод соколов

Где находится завод соколов

Где находится завод соколов

Где находится завод соколов

Где находится завод соколов

Где находится завод соколов

Где находится завод соколов

Далее: