Как сделать лицо с помощью макияжа полнее


Как сделать лицо с помощью макияжа полнее

Как сделать лицо с помощью макияжа полнее

Как сделать лицо с помощью макияжа полнее



Серова Ольга:

     ИЗВРАЩЕНКА.               ......Эта женщина появилась в их агентстве внезапно, и по правилам, ею должен был заниматься дежуривший на телефоне менеджер. Однако на этот раз, все оказалось по-другому. Клиентка упорно не обращала внимания на вертевшегося около мужчину и все свои вопросы адресовала лично Ане, ясно давая понять что ни с кем, кроме этой девушки, общаться не собирается.    Суть дела была проста: ей необходимо продать свой старый деревянный загородный дом. Сумма, которую женщина предполагала получить от продажи, была более чем скромной, поэтому сделка сулила неплохую прибыль.   Проехав за город, и посмотрев все на месте, Аня не могла сдержать удивления. Подобные дома сейчас с очень неплохо продаются как минимум в два раза дороже. Такой шанс может больше не подвернуться. Решение она приняла быстро.   -Вы знаете, мне очень нравится Ваш дом.   -И я всегда хотела жить за городом в таком месте.   -Если Вы не против, я оформлю покупку на свое имя.      ......Три месяца Аня наезжала в свои новые владения, обустраивая гнездышко.   Собственно, обустраивать было особенно нечего. Все было в полном порядке. Даже старинная мебель была в отличном состоянии, словно ею вовсе не пользовались за все эти годы. Проблема была только в толстом слое вековой пыли въевшейся в стены, пол и все окружающие предметы. Ну, с этим можно справиться при наличии свободного времени и желания, а желание у нее было. Это была ее первая квартира. Настоящий свой дом, купленный без ведома родителей, на свои, ею собственноручно заработанные деньги. Особенно ей нравилось огромное до самого пола зеркало в спальне. Его размер позволял видеть себя всю от прически до туфелек. Она могла часами вертеться перед ним, примеряя очередной воздушный шарфик или соблазнительную косыночку. Расчесывая и завивая длинные и густые русые волосы.   Однажды, любуясь собой, она обратила внимание на блеснувший в черных резных кружевах деревянной рамы предмет. Заинтересовавшись, Аня сходила за маникюрным набором и выудила с помощью пинцета небольшое серебряное колечко.    Вещь старинная и необыкновенно изящная пришлась ей по вкусу. "Ну что, раз оставила себе дом, оставлю и это колечко" - решила она.   Постепенно комнаты принимали уютный и обжитой вид. Единственная странность, которая слегка обеспокоила Аню это то, что она никак не могла запомнить место куда сложила старые вещи которые она принесла из дома, чтобы использовать в качестве тряпок при уборке дома. Ей казалось, что она совершенно четко помнила - куда все сложила накануне, а на следующий день, обнаруживала их в совершенно других местах, словно в ее отсутствие старые платки и другие женские мелочи сами искали ее по всему дому.    Примерно через неделю, когда родители позволили себе небольшой отпуск на морском побережье. Новая хозяйка решила впервые остаться на ночь в своих владениях.   Чудесный тихий вечер сменила теплая летняя ночь. Звезды мириадами усыпали черное небо. Серебряное кольцо, словно маленький фонарик, красиво светилось в сумерках.   Девушка закрыла все запоры на дверях и окнах, погасила лампу и легла. Но сон не шел. В незнакомой обстановке всюду слышались постороннее шорохи и скрипы. Поворочавшись в темноте около получаса, она поняла, что не может уснуть.    Ощущение тревоги не отпускало. Аня приоткрыла глаза. В окошко бил свет большой полной луны. Она привстала на локте и увидела, что весь пол усеян содержимым ее ящиков: шейные и головные платки, легкие летние и трикотажные теплые пушистые шарфики, пояски от платьев сплетались и катились по полу, словно гонимые по мостовой холодным осенним ветром. Девушка вскочила на кровати и стала испуганно осматривать комнату, пытаясь обнаружить того, кто навел в ее комнате такой беспорядок. Но комната была пуста. Ни единого колебания ветра или хотя бы сквозняка не ощущалось с душном ночном воздухе. До нее медленно дошла мысль, что движение в ее комнате происходит само собой. Присмотревшись, она заметила, что каждая вещь двигается не беспорядочно, а как бы перекатываясь или струясь змейкой. На ощупь, как слепые, но настойчиво и неумолимо они приближались к одной общей цели - постели девушки.    Словно подброшенный чьей то невидимой рукой, на край теплого одеяла скользнул кончик ее летнего бирюзового шарфа. Аня присела на подушку и натянула одеяло до самых глаз, словно намереваясь отсидеться в этом убежище пока не закончится это безумное шествие. Шарф забросило на постель целиком, и, в следующее мгновение, он исчез в складках постели. Дрожа под одеялом, девушка почувствовала какое-то шевеление у своих ног. Складки шифона скользнули по пальцам левой ноги и с сухим шорохом заструились по щиколоткам. Аня в ужасе рывком отбросила от себя одеяло и снова попыталась вскочить на ноги, но заметила, что кольца бирюзового шарфа уже плотно затянулись на щиколотках, связав свободу передвижений девушки. Аня от неожиданности не удержала равновесие и рухнула обратно в кровать, причем немного промахнулась, и ее спутанные ноги на секунду свесились вниз. В тот же миг их до колен оплели два ее вязанных шарфика, которые она носила еще подростком. Аня тихо взвизгнула, и взобравшись на спасительное возвышение своей кровати, принялась лихорадочными нервными движениями срывать с себя петли обтягивающей ноги материи. Увлеченная борьбой, она не успела заметить как две маленьких светлых косынки виток к витку оплелись вокруг шеи и махровый пояс от халата тихой змейкой прошуршав за спиной забросил свои мягкие лапы на локтевые сгибы утомленных борьбой рук девушки. В следующее мгновение кольца пояса напряглись и, резко сокращаясь, стянули локти девушки назад за спину. Тут же, словно повинуясь невидимому сигналу, целый ворох ее отделанных кружевом дорогих носовых платков прилип к запястьям, молниеносно скручиваясь и связываясь между собой в самые немыслимые и замысловатые узоры. Кольца пояса, продолжая сокращаться, стянули локти так, что они совсем соединились за спиной. Платок вокруг шеи девушки затянулся и она судорожно задышала, широко раскрыв рот. Но вместо желанного ночного воздуха туда один за другим стали проникать комья эластичных ажурных чулок, свернувшихся в круглые мягкие клубки. Одни уже извивались между ее раскрытыми губами, другие еще только двигались по шее и лицу, выискивая удобный момент для проникновения. Крики девушки становились все тише, пока не превратились в жалкое еле слышное скуление. Отчаянным рывком она перекатилась с кровати на пол и утонула в большой мягкой груде скопившихся под ее кроватью вещей. Через пятнадцать секунд все было кончено. На прикроватном коврике извивалась полностью беспомощная Анечка. Ее ротик был уже завязан алой полосой вечернего шелкового шарфика. Руки и ноги связаны содержимым комода так, что освободиться самостоятельно не было никаких шансов. Она обессилела в борьбе и тяжело и глубоко дышала, насколько ей позволяли стягивавшие грудь и голый живот разнообразные пестрые платочки и пояса из ее же гардероба.   В это время, поверхность зеркала поплыла волнами и из серебряных его глубин показалось темное мохнатое существо величиной с кошку. Оно шло на задних лапках и, а передними сжимало моток толстой волосяной веревки, его длинные уши настороженно двигались, прислушиваясь к звукам в комнате. Убедившись, что человек абсолютно в его власти, существо затянуло вокруг ног девушки веревочную петлю и, схватив конец веревки зубами, потащило свою пленницу к зеркалу, упираясь в пол всеми четырьмя лапками. Несмотря на размеры, оно оказалось невероятно сильным. Аня, крепко связанная по рукам и ногам с каждой минутой двигалась все ближе и ближе к блестящей зеркальной поверхности. Мохнатый голый человечек очень старался, спешил и злился, что она продвигается не так быстро, как ему хотелось. Чтобы ускорить дело, он иногда бросал веревку и впивался зубками в пальцы ног девушки, вынуждая ее извиваться и перекатываться в нужную ему сторону. Через десять минут она полностью погрузилась в стеклянные серебряные волны. Ее последний стон затих в опустевшей комнате.    Прошло около получаса, зеркальная гладь снова побежала серебряной рябью и разошлась, пропуская кого-то обратно в комнату. Это была все та же девушка. Но она казалась чуть полнее и старше лет на пять. Она уже не была связана. Ее одежда состояла из лилового, завязанного узлом на бедрах платка и черной шелковой ленты затянутой на шее в виде удавки. Конец ленты сжимало в тонких пальцах все то же непонятное существо. Непрестанно дергая за ленту и недовольно корча смуглое сморщенное рыльце, существо ждало пока она не сделает что-то необходимое ему в спальне. Девушка старательно заправила свою постель, протерла пыль на предметах к которым могли прикасаться ее руки. Собрала все свои вещи, сняла колечко и, спрятав его обратно среди завитков причудливой резьбы, понукаемая хриплым ворчанием существа и постоянным нетерпеливым подергиванием стягивавшей шею черной петли снова скрылась в глубине зеркала. На это раз навсегда.......      ...........Я с сожалением отложила книгу в сторону.   Опять! И так - всякий раз.   Почему всю жизнь, с самого детства, мне попадаются истории, которые останавливаются на самом интересном. А кто расскажет: что случилось там, за зеркалом? Почему, к примеру, никто не знает, что было со всеми этими царевнами у многочисленных кощеев, змеев, ведьм, леших и прочей нечисти? Может, никому это не интересно? Тогда почему это, так волнует меня? Почему меня интересуют такие подробности? Чем я так отличаюсь от окружающих?   Всех красавиц в сказочном мире обязательно похищают, увозят и запирают в далекие недоступные дворцы и замки.   Из детских сказок я легко сделала для себя вывод, что если на девушку не напал злодей, то наверно она просто недостаточно хороша для главной героини.   Так хотелось чувствовать себя настоящей сказочной принцессой, а настоящей принцессе всегда нужен самый настоящий злодей, монстр или как минимум Баба Яга    Я долго не знала, почему меня это так волнует, пока, уже повзрослев, не поняла, что возбуждают именно сцены нестандартных, необычных сексуальных отношений. Сцены, которые по какому-то единодушному, тайному, молчаливому заговору, составленному против меня еще в раннем детстве, вычеркнуты из всех литературных произведений, которые мне предлагались для прочтения. Бывают ли на свете книги, в которых все по-другому? И где их можно найти? Я стала искать их, и я их нашла. Книги и фильмы, по которым я сверяла свое внутреннее влечение и ощущение сексуальности. А потом, мне все сильнее и сильнее захотелось все это попробовать, испытать то, что чувствуют мои героини. Окунуться в самые невероятные приключения      1. ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ.      С тех пор, как у меня сложилось осознанное понимание своих сексуальных   желаний, я с каждым днем становлюсь все более зависима от них.   Эти фантазии способны сутками держать меня в напряженно-возбужденном   состоянии.   Мне, время от времени, нужна "несвобода"! Я задыхаюсь без нее! Это все -   что я смогла понять о себе к 19 годам. И еще я поняла, что вокруг нет   никого, кто мог бы мне предложить эту "несвободу".   Выхода своей сексуальной энергии я не находила, а естество властно и   настойчиво требовало своего.    Потихоньку я решилась и начала экспериментировать самостоятельно.    В итоге, в очередной раз оставшись дома одна, я подошла к   комоду и вытащила из ящика сначала белоснежную кисейную накидку для   подушек, набросила вуаль себе на лицо и подошла к зеркальному трюмо.   Отражение в зеркалах заставило меня вздрогнуть от сладострастия и   натолкнуло на новый эксперимент. Вид восточной наложницы в газовой чадре   плавно перевел мысли на "Кавказскую пленницу" потом на "Девять с   половиной недель", потом на мой любимый "Романс X".   Вскоре, на мягкий ковер, застилавший пол, из комода упали несколько   белых бязевых платков, трое трусиков, черные колготки и еще какие-то   предметы   Ноги мои подогнулись от слабости и я опустилась на ковер рядом с   приготовленными вещами. Мелкий озноб колотил все тело.   На ощупь, не глядя, лишь чувствуя пальцами мягкую податливую ткань, я   взяла в руки белый бязевый платок.   Три оборота свернутой в полоску косынки вокруг обтянутых черными   сетчатыми колготками щиколоток создали приятное чувство давления и   скованности. Такая же полоска нежно, но довольно туго соединила вместе   мои коленки.   Я останавливаюсь, чтобы перевести дыхание. Белая ткань на черной   лайкре. Ощущение несвободы и предвкушение продолжения......Каайфффф!!!   Теперь дальше. Сворачиваю косынку, прижимаю ее к губам и стягиваю узлом   на затылке.   В сочетании с моим черным "каре", повязка смотрится обворожительно.    -Наталья Варлей ....- отдыхает !    -Но......................    Вот разочарование! - она, оказывается, совсем не мешает визжать,   плакать, звать на помощь.    В общем - никакого удовольствия. Одна видимость.   Черт!!! Блин!!!!   Пробуем другой способ:   - в нетерпении комкаю ткань и начинаю вкладывать в рот, к горлу   подступает комок    -Не поместится!- Платок слишком велик.   Вынимаю ткань и шарю по полу руками в поисках более мелких предметов   девичьего туалета.   Есть!......   В руке оказываются скомканные розовые трусики.   Пристраиваю их к небу во рту. Ничего не произошло! Они - абсолютно не   мешают разговорам. Этого мало! Добавляю еще парочку.   Попытка произнести что-нибудь членораздельное успешно терпит фиаско.   Негромкие звуки из под кружев кляпа заставляют вибрировать и ликовать   все темные стороны измученной ожиданием моей души.   Вид со стороны: - вполне удовлетворительный. Если бы был понимающий   партнер рядом, он бы оценил мои старания.   Прижимаю колготки пяткой к полу, и, соединив вместе запястья рук,   накручиваю на них равномерные витки мягкой растягивающейся ткани.   Последние несколько сантиметров просовываю между витками.   Пробую распутаться - все надежно. Связанные ноги сгибаю в коленках и с   трудом, медленно протискиваю над охватывающими запястья витками   колготок. Есть.!!!.   Руки связаны сзади!!!   Лежу на полу, привыкая к ощущению беспомощности, стук сердца отдается в   висках и туго стянутых запястьях. Теперь можно получить полное   наслаждение от бесплодных попыток освободиться из плена. Извиваюсь,   катаюсь по полу.   Начинаю постанывать и трясу головой, как бы стараясь выплюнуть кляп.   Наконец все так, как я себе уже много раз представляла. Бедра и колени   бьет приятная дрожь и кровь начинает приливать к лицу.   Пульс стучит как после двух часов интенсивных занятий шейпингом.   Двигаю губами и языком чтобы почувствовать свою беззащитность и   надежность кружевных затычек во рту и...........неееет!!!!!   На свою беду....- освобождаюсь от кляпа.   К моему удивлению и огромному разочарованию бело-розовый кружевной   комок без особых усилий покинул свой пост и вернулся на пол, только в   слегка увлажненном виде.    -Обман!!! В моих фантазиях было не так!    -Неужели нет надежного способа заставить девушку помалкивать во время   секса.    -Ну надо же, как оказывается сложно все делать самостоятельно!!!   -Господи!!!!   -Эй!!! Кто ни будь, кто может это сделать!!!!!!!!!!! Где ты!!!!!!???????               2. СНОВА ОДНА.      Первый опыт - первое разочарование.   Хотя, несколько дней передышки и свободы от эротических наваждений я   все-таки получила.   Но время прошло и мое второе "я" начинало потихоньку давать о себе   знать. Наконец я снова одна дома и это - на несколько дней. Остальное   семейство переселяется на выходные дни поближе к природе и воде - на   дачу.   Итак, я одна.   Гулкий стук в ушах напомнил о предстоящих выходных в пустом доме.   На этот раз я учту ошибки. Комод словно надвигается на меня, притягивая   и завораживая. Несколько секунд вглядываюсь в его мягкую кружевную   глубину. Прислушиваюсь к своим ощущениям. Руки сами берут то, что   нравится на ощупь. Откладываю выбранные вещи и несу на середину комнаты.   Начну со звукоизоляции.    Кто-то сказал что главное достоинство девушки - это умение помалкивать   в тряпочку в нужные моменты. Сейчас я намерена устроить себе именно   такой момент. Миниатюрное махровое полотенце с синими цветами на белом   фоне занимает почетное место во рту.   Я продвигаю его дальше, пока оно не заполняет весь рот, плотно запечатав   пространство между языком и небом. Получилось вроде хорошо. Но я   научена прошлым разом и не намерена наступать на те же грабли.   Сворачиваю в полосу белую в голубой горошек косынку и, набросив ее и на   полуоткрытый, заполненный полотенцем рот, начинаю затягивать концы у   себя на затылке. Давление ткани усиливается и цветастенький кляп все   более плотно садится на место.    Косынка врезается между полуоткрытых губ, затем проникает еще глубже.    Теперь моя дорогая ты не выкрутишься как в прошлый раз!!!!   Для пущей надежности набрасываю на волосы шелковую косынку в цветочек и   пропустив концы под подбородком завязываю их сзади.   Теперь мое сокровище и мучительница : - я приготовила кое-что для тебя!.   Накладываю возбуждающий крем на обе свои дырочки И медленно заправляю   в них по небольшому вибратору.   Мышцы моей попки пытаются вытолкнуть инородные предметы, но я не   оставляю им такого шанса.   Затянув на талии шарфик, я пропускаю его длинные концы между ног и   ягодиц и плотно натягиваю.   Вставочки скользнули в меня почти целиком и застопорились,   зафиксированные шелковой повязкой. Чтобы не дать себе шанс легко   избавиться от приспособления, одеваю поверх плотные трусики "боксеры".   Теперь, когда все мои отверстия благополучно нейтрализованы можно   уделить время остальному. Ножки быстро теряют свою подвижность   посредством нескольких кусков белой бельевой веревки. Веревочные колечки   опутывают щиколотки, ямочки под коленками, витками ложатся поверх   колен, соединяют две стройные ножки в одно целое.   Самозатягивающаяся петля вокруг локтей пока свободна, чтобы не мешать   связыванию запястий. Конец петли закреплен за дверную ручку. Запястья   соединяю вместе и просовываю в растянутый на горлышке жестяной чайной   коробки жгут. Когда руки опускаются в коробку, поддеваю жгут тапочком и   он соскальзывает со скользкого ободка жестяного сосуда на руки. Резина   сокращаясь сжимает кожу вокруг запястий.   Теперь откатываюсь от двери. Веревка с петлей на локтях натягивается под   весом тела, затягивается все туже и туже, пока локти не сходятся за   спиной. Все, попалась птичка.   Я теряю сознание в сладких судорогах.      Прихожу в себя минут через пять. Веревки впились в локти. Отлежала руки,   связанные за спиной. Решаю что на сегодня достаточно. Пробую встать на   колени, но движение связанных ног приводит в действие повязку между   ягодиц. Пара неосторожных движений в попытке приподняться и я падаю на   ковер, нокаутированная сильнейшим оргазмом от движения расширителя в   попе.   Снова прихожу в себя. Теперь спокойно, осторожно без лишних движений   пытаюсь выпрямить ноги. Но повязка в ягодицах на чеку. Шарфик на поясе   сдвигается верх по талии. Лента усиливает давление на половые губы и   сексшоповские игрушки снова отправляют меня в нокаут. Господи!!!.   Так вот ты какая - смерть извращенки !!!   Теперь я верю, что можно реально затрахать себя до смерти.   Тихое приглушенное повизгивание и всхлипы, доносившиеся из под   фиксирующей мой рот белой в горох косынки ясно давали понять что номер   типа "позвать кого ни будь" не пройдет. Хорошо постаралась. Молодец   девушка!!!.   Чуть погодя решаюсь на еще одну попытку добраться до ножниц в углу   комнаты.   Рывком перекатываюсь по полу, двигаюсь из последних сил, пока волны   чувственных конвульсий не спеленали беспомощное тело. Волна оргазма   настигает меня почти у цели в углу комнаты и только мое тихое,   приглушенное слоями материи скуление, которое, впрочем, даже не смогло   привлечь внимание пучеглазой рыбки в домашнем аквариуме, поведало миру   что ловушка снова сработала.   Открываю глаза, ножницы лежат рядом, но руки онемели и не слушаются   хозяйку. Пытаюсь пошевелить пальцами и разогнать кровь в руках.   Чувствительность медленно возвращается. Вот уже ножницы в руке.   Негнущимися пальцами разрезаю резину и повязку на поясе.    Неужели жива!?.   На этот раз все обошлось.   Все хватит!   Чтобы я хоть еще раз этим занялась- да ни за что на свете.   Вообще то.... на будущее... глазки тоже неплохо бы завязывать да поплотнее.         3. НОВАЯ ЗНАКОМАЯ.      Ну что ж. Обманываться больше не стоит. Если я не хочу предоставить   родителям по возвращении домой свой хладный труп нужно найти понимающую   душу. Мне нужен партнер. Тот - кто не знает меня в повседневной жизни,   но сможет разделить все фантазии. И фантазировать лучше на его или   нейтральной территории. Подталкиваемая внутренним желанием и вновь   просыпающимся чувством неудовлетворенности я решилась таки дать   объявление и в добавок завела абонентский ящик   Промаявшись три дня над текстом, я выдала следующее:   Кареглазая брюнетка, стройная, привлекательная , 20 лет, не замужем,   165см. бескорыстно позволит себя связать партнеру не склонному к крайностям,   любящему мягкое СМ. Встречи на Вашей территории.    Объявление отправлено в несколько разных мест (для большей   надежности), и на тематический форум в интернете. Первые предложения   пришли на электронный адрес. Потом заработала почта. Я сидела   закрывшись в ванной, или чаще, уходила из дома в читальный зал, где   можно прикрывшись конспектом спокойно перебирать и читать письма. Выбор   несмотря на мои усилия не впечатлял. Одни отталкивали меня откровенной   грубостью, другие, как мне казалось, не разделяли моих предпочтений . Их   письма пугали обилием цепей, железа , острых предметов и тому подобных   ужасов.( это притом что даже одного вида кетчупа рядом с постелью   достаточно чтобы в считанные секунды испарилось все мое сексуальное   влечение). Еще я очень боялась стать профессионалкой или попасть в   сексуальное рабство, и аккуратно отправляла в корзину все предложения,   предполагавшие выезд за границу.    Решиться было очень сложно. У меня завязалась переписка с   несколькими близкими по духу людьми, но я тянула с окончательным выбором   до последнего.   В итоге, так ничего и не решив, я просто перемешала на столе пачку писем   и потом, не читая, вложила заранее заготовленное послание в конверт с   адресом, указанным на случайно выбранном конверте.    Неизвестность ожидания возбуждала настолько, что я становилась   сырой просто когда подходила к почтовой ячейке.. Наконец ответ у меня в   руках:    - "....встречу тебя в пятницу в 17.20. у входа в "Макдоналдс" на   вокзальной площади. Я буду в белой легкой ветровке, розовом топе и   черных джинсах. В руках у меня будет подарок для тебя....."    Ну довольна?! Довыбиралась.!   Неожиданно стало приходить облегчение. Мысли поплыли более спокойно и   размеренно.   Так и надо.   Пробовать сразу с мужчиной склонным к жесткому сексу - страшновато.   Пусть партнер будет похожим на меня, нежным понимающим разделяющим мое   небольшое хобби. В общем - пусть она будет женщиной. Ванная и   парикмахерская привели меня в состояние праздничного ожидания встречи и   волнующей близости с человеком, которому я смогу рассказать так много.   Площадь у вокзала дремала, нагретая за день теплом солнечного   августовского дня. Яркая реклама отражалась в зеркальных окнах   новенького торгового центра "РЕСПУБЛИКА". В зале ресторанчика быстрого   обслуживания было довольно многолюдно. Видно как девушка в униформе   почти бегом курсирует между столиками к стойке с подносами, заполненными   молочными коктейлями, гамбургерами и жареной картошкой.   Внезапно, в отражении позади себя я увидела женский силуэт,   остановившийся за моей спиной. Я вздрогнула и обернулась.    Передо мной стояла молодая женщина лет 28, чуть полная, с правильными   чертами лица, неброским но гармоничным и выразительным макияжем.   Большие карие глаза, оттененные длинными черными ресницами, смотрели   внимательно и доброжелательно. Прическа как у меня. Нет, чуть короче,   отчего кончики прядей прикрывают щеку и, завиваясь, справа почти   касаются уголка губ.   В руках моей избранницы был большой, ярко розовый прозрачный шелковый   платок, который струился и плавно покачивался при каждом ее движении.   Сложенный в два раза, он был небрежно зажат между указательным и средним   пальцами красивой ухоженной руки.    - Вы Оля?    - Да я. ....аааа..это мне?    - Вам, но примерим в машине.   Пройдя через площадь, мы сели в светлую десятку. После примерки подарков   Инга включила зажигание. Машина тронулась в сторону заречной части   города.    - Тебе идет розовый! - сказала Инга, глядя на меня в зеркало   заднего вида.    - Я сняла нам на выходные часть дома в Стригино.    -У нас с тобой будет возможность спокойно пообщаться целых два   дня.   Машина плавно обходя автобусы и маршрутки шуршала по асфальту шоссе,   прямому как взлетная полоса аэродрома. Я сидела на заднем сидении и   пыталась унять бешенный стук сердца   Подарок Инги, как оказалось, представлял собой целый набор мягких   шелковых платков. Первый из которых, собранный в плотный большой комок,   Инга быстро и ловко затолкала мне в рот. Второй плотно укутывал губы и   подбородок, а его концы были завязаны в узелок у меня на затылке.   Длины третьего вполне хватило чтобы мои руки оказались связанными сзади   и прикрученными к соединенным вместе и связанным лодыжкам согнутых в   коленках ног.   Я полулежа беспомощно болталась на заднем сидении. Мой вид доставлял   спутнице по видимому, немалое удовольствие. Она то и дело посматривала   на меня в зеркало и моя коллекция страхов пополнилась реальными   опасениями, что она, отвлекшись, въедет куда ни будь, на чем собственно   все и закончится    Она увозила меня на утопающие в зелени садов окраины. К маленьким,   окруженным глухими деревянными заборами, домишкам лепившимся по окскому берегу.            4. В ГОСТЯХ.      Машина ушла с шоссе на один из проездов в частном секторе и покрутившись   в переулках остановилась перед обросшими кустами сирени облезлыми   деревянными воротами. За дощатым заборчиком угадывался небольшой домик с   резными наличниками. Стены и крыльцо его потемнели от времени.   По сигналу авто одна воротина отошла в сторону, открывая проезд в   заросший травой дворик с несколькими хозяйственными пристройками.   Девушка открывшая ворота, тут же заперла их обратно и подошла к Инге.   Она была лет 23 на вид с длинными белокурыми волосами, доходившими ей   ниже талии. Вид у нее был довольно не привычный для жительницы   промышленного центра. Ее наряд составляли простые светлые туфли на   низком каблуке одетые на босу ногу, белая, в мелкую крапину блузка с   открытым округлым передом и широкими рукавами по локоть, собранными на   резинку, широкая свободная юбка из легкой светлой ткани, скроенная ниже   колен и в поясе так же собранная на резинку, и белоснежный, весь   отделанный тонкими рюшечками, фартук. Повязанная на голову, светлая   косынка дополняла классический образ "Аленушки" из иллюстраций к   собранию русских сказок.   Инга вышла из машины и поднялась на крыльцо.    -Василиса!    -Лошадку поставь в стойло. И давай по быстрее!   Василиса распутала мне ноги и помогла подняться. Взявшись за пояс она   потянула меня в сторону одного из пристроев. Войдя внутрь, я вдруг   поняла, что фраза про лошадку касалась именно меня , а не автомашины,   как я сначала подумала.   Втолкнув меня в небольшой чистый загончик, огороженный жердями, Василиса   освободила мой рот от шелкового плена и отошла к противоположной стенке.   Когда она снова подошла, я увидела у нее в руках какую то сбрую и пояс   с гибким отростком который заканчивался огромным пышным и тяжелым   хвостом из волос.    Подарок Инги все еще туго стягивал за спиной мои запястья,   поэтому без особой возни подавив мои попытки к сопротивлению, Василиса   сняла с меня одежду и зафиксировала в перевешенном через жердочку   состоянии - попкой кверху.   Спокойно и размеренно ее ладони втерли крем в мою попку, после чего она   облачила меня в своеобразный пояс снабженный изнутри двумя выступами   фаллической формы, с обратной стороны их уравновешивал тяжелый роскошный   хвост на длинной и тяжелой резиновой репице. Она плавно затягивала   ремешок за ремешком и наконец приспособления вошли в меня до конца. Я   дернулась и закрутила задом, пытаясь избавиться от приспособления, но   тяжелый лошадиный хвост закачался в такт моим движениям и передал   колебания на все внутренние выступы. Теперь каждое мое движение   приводило к долгим колебаниям устройств внутри меня, поэтому я вынуждена   стала вести себя поспокойнее.   Пока я с выпученными, полными слез глазами и ловила открытым ртом   воздух, Василиса напялила на меня черную кожаную уздечку с резиновым   шариком-кляпом и профессионально заткнула рот. Мои волосы были собраны в   хвост на макушке, а руки связаны ремешками. Использовавшийся для моего   связывания в машине платок теперь фиксировал мою новую прическу.    Выведя меня во двор, Василиса набросила уздечку на кольцо у   столбика. Стянула мои ноги ремешками на щиколотках и коленках и пошла   докладывать хозяйке о том, что все указания выполнены.         5. Я ЗАГОСТИЛАСЬ.      Я жила с Ингой уже около полугода. У нее была потрясающая фантазия и   огромное желание воплощать в реальность все свои мыслимые и немыслимые   идеи. Наши первые выходные я так и провела с ярко-розовым шарфиком в   гриве. Лошадку из меня сделали слава богу декоративную, а не ездовую .   Василиса выгуливала меня перед Ингой, держа за уздечку. Та иногда   снисходительно пошлепывала меня ладошкой по попе или гладила хвостик,   стараясь подергать за него, любуясь при этом моими ощущениями и   выражением лица. Я потихоньку начала взбрыкивать и показывать норов, не   хотела, несмотря на приказы, ускорять движения и ходить на узде   туда-сюда по двору.   -Она сегодня не в настроении Василиса? Услышала я, донесшийся с крыльца   голос Инги.   -Не знаешь в чем дело?   -Думаю ей нужен жеребчик.   -А то не перебесится.   -Ты права! Надо ее успокоить!    Инга и Василиса вдвоем завели меня обратно в стойло и уложили на   покрывало, лежавшее на устланном сеном полу. На покрывале я была   хорошенько, со знанием дела стреножена, после чего с меня сняли уздечку,   а вместо нее просто туго завязали рот платком. Повязка не мешала   говорить, а делала звуки существенно глуше и тише.    Я не на шутку испугалась, и видимо девушки это поняли.   Неожиданно, я почувствовала мягкие ладони на своем лице и подбородке.   Тонкие пальцы, нежными прикосновениями прошли по моим щекам, и как бы   успокаивая, чья то ладошка несколько раз погладила по голове. Потом я   почувствовала сзади, у себя на шее прикосновение двух пар мягких   бархатных девичьих губ. Поцелуи были очень нежными и едва уловимыми.   Они опускались все ниже и ниже до самой талии. Потом, как бы выдержав   некоторую паузу, разбрелись по нижней половинке моего тела, забираясь в   самые нежные и потаенные уголки. Их губки опустились вниз не оставив без   внимания ни единой клеточки моего существа, Коленки, ямочки под   коленками , икры ног , свод стопы и даже пальчики на ногах получили свою   долю ласки, любви и внимания. Я стала успокаиваться, снова почувствовав   себе в атмосфере любви и уюта.    А зря!   В их планы вовсе не входило потакать прихотям пленницы. В последний раз   нежно проведя рукой вниз по спине Инга мягко нажала на кнопочку моего   пояса с лошадиным хвостиком, включив его электропривод на полную   мощность.   Я была брошена в одиночестве на полу с работающими во мне   виброустройствами. Их совместная вибрация вызывала чувство   непереносимого, граничащего с безумием сладострастия.   Беснуясь я каталась по полу накрываемая волнами очередного вынужденного   оргазма.    Мучительницы вышли на улицу плотно притворив за собой дверь, из   за которой неслись мои, несколько заглушенные платочком, но вполне   различимые призывы о помощи. Целый час они не обращали внимания на мои   мучения.   Позже я узнала, что они просто занимались любовью под аккомпонимент моих   ахов и стонов - это их здорово заводило. Наконец, удовлетворив себя, они   снизошли до страданий связанной подруги.   Электропытка была наконец остановлена и меня снова вывели на двор.   Я решила быть паинькой и больше не самовольничать. Инга,   удовлетворившись моим поведением, послала Василису в огород за угощением   для лошадки. Та вскоре вернулась с полным подолом свежего промытого   щавеля.   -Ну теперь лошадка может покушать травки !   -По моему у нее нет аппетита!- со значением произнесла Инга, глядя на   мое далеко не восторженное лицо .   - Наверное нам придется вызвать доктора, чтобы он вылечил эту лошадку?   Несмотря на усталость и апатию я мгновенно представила себе какими   методами будет пользоваться доктор чтобы вернуть лошадке аппетит.   Поэтому уже через секунду губки лошадки потянулись к переднику Василисы   .   Лошадка, послушно позвякивая колокольчиками на сосочках, забирала в рот   сочную кисловатую листву из подола горничной девушки и съежившись от   оскомины усердно хрустела, перемалывая зубками черенки отборного щавеля.            6 ЛЕСНОЕ ОЗЕРО      Эти выходные мы с Ингой собирались провести за городом вместе с ее   друзьями. Собиралась компания человек восемь. Отдыхать решили на лесных   озерах в заволжъе.   Торфяное озеро лежало в топких и зыбучих, покрытых мхами и клюквой   берегах. При каждом шаге по краю озера все пространство вокруг приходило   в движение. Трава, мох. березки на кочках, все волнообразно колебалось в   такт шагам .   Темная, красновато-коричневая поверхность озера была гладкой и   спокойной. Мы расположились на небольшом возвышении - это была заросшая   молоденькими соснами песчаная грива, выступавшая из болотных мхов и   осоки.    Закончив с обустройством лагеря, мужчины (их с нами было   четверо) двинулись к озеру. Оно влекло их видимо больше чем спутницы,   оставшиеся в лагере.   Их вел инстинкт, древний и красивый - они шли за добычей.    Интересно смотреть, как меняются мужчины в лесу на охоте или при   ловле рыбы.   Девки! - Это надо видеть!   Немногословны и сосредоточены. Движения экономны и точны. У самого   отъявленного книжного червя появляется сила и хищный блеск в глазах, а   ранее расслабленное тело молниеносно реагирует на изменение ситуации.    Я.......просто таю!!!    Вскоре их усилиями первый темно-зеленый щуренок был извлечен из   глубины. Взялась потрошить рыбину. Постепенно мальчишки обеспечили   работой нас всех.    В котелке забулькало аппетитное варево. Ароматный дымок   расстилался по берегу.   Мужички теперь все чаще поворачивали головы к лагерю, ожидая когда их   позовут к столу.   Пора было добавить соли. Я сделала шаг к костру, держа пакет на   вытянутой руке и нашла босой ногой сухую колючку, которая сразу же   впилась мне между пальцами. Непроизвольно дернувшись, припадая на   уколотую ступню, я веером отправила соль из пакета прямо в котел....      ........Вяло похлебав круто пересоленное блюдо, все налегли на "Немирофф" и   несколько оставшихся банок с консервами. По мере убывания запасов   продовольствия, девочки стали все чаще шептаться между собой, поглядывая   в мою сторону и наконец, Лена озвучила общее, по видимому, мнение :   " кое-кто должен компенсировать понесенные убытки...."    Инга попыталась мне помочь, но была быстренько общими усилиями связана и перенесена в палатку под присмотр одной девицы. Оттуда вскоре раздались   смех и приглушенное тряпочками мычание. Девушка не теряла времени зря и   использовала Ингу по своему желанию.........   На бегу я провалилась одной ногой в болотную жижу и погоня настигла   меня в двух шагах от палаток. Преследователи навалились и быстро сломили   сопротивление.    Меня привели обратно в лагерь и поставили на коленки перед "Высоким   Советом"   По общему решению я лишалась права слова,   на сорок минут должна быть принесена в жертву болотным духам - за   испорченную без пользы озерную рыбу и, наконец, компенсировать моральный   вред каждому пострадавшему по первому его требованию.    Услышав о лишении права голоса, девушки, захихикав, направились   в палатку и порывшись в моем рюкзаке выбрали оттуда несколько предметов   нижнего белья. Добавив несколько своих платочков, они окружили меня и   устроили парням захватывающее шоу.    Понимая свое бессилие, я не сопротивлялась и позволила   проделывать с собой все, что хотят. Мне завязали глаза Ленкиным белым в   голубой крупный горох платком. Потом осторожно завели руки за спину,   перекрестив их в запястьях.   Я не видела, что происходило вокруг меня. Только чувствовала   прикосновения рук, тел и слышала голоса парней :    - Давайте- давайте! Покрепче упакуйте эту киску!    - Так ее!    - И локотки! Локотки посильнее!   Чувствую как что-то мягкое опутывает локти и притягивает их к телу и   назад.    - Ленка трусы снимай! Да...! В рот ей их запихай! Воооот ! Светка   и ты свои!    - Быстрее! Завязывайте потуже! Чтоб не вытолкала !   Чьи то ладошки мягко заставляют меня разомкнуть губы и в рот набивается   что-то шелковое и мягкое, потом еще. Губы и нос накрывает полоска   материи, по видимому, чья то косынка, и туго спеленывает всю нижнюю   часть лица.    - Ножки держите! И на коленки косыночку!   Парней явно увлекло увиденное представление и они не скупились на   подсказки. И не стеснялись в выражении своих чувств.    Через несколько минут они связали все, что только можно связать   у девушки.   В таком виде меня положили через бревнышко и стянули трусики.   Я лежала кверху сиделкой. Которая была абсолютно не защищена никаким   инсектицидным средством. Местное комарье, благодарно загудев, стало   собираться у лакомого кусочка. Самые отважные уже впились хоботками.   Гурманы поползли по мягким половинкам в поисках самых нежных участков.   Я вертела задом пытаясь стряхнуть кусачую мелочь, пробовала дотянуться   до них связанными руками, но быстро устала, руки занемели и я смирилась.   - Жрите гады!   Попка опухла и чесалась как никогда в жизни.   Никогда не думала что однажды, больше всего на свете буду желать только   одного - получить возможность почесать свою попоньку.   Ну хоть немножко.....!!!!! Ну хоть обо что ни будь!!!!!    По истечении назначенного срока, кровососы были отлучены от   кормушки. Я почувствовала на бедрах сильные шероховатые ладони.   Кто то, невидимый мною, приблизился сзади и стал медленно в меня   входить.    Я почувствовала ворсистые мужские бедра. Ну наконец то!! Есть обо что   потереть многострадальные тылы. Завертела задом стараясь максимально   сильно прижаться к тому кто был сзади. Ну три же сильнее ...еще!!!   Не помню, что приносило больше ощущений. Прикосновение искусанного   зудящего тела к другому, или сексуальное удовольствие от хорошего   партнера.   Скорее всего это была гремучая смесь того и другого    И этот гремучий коктейль ощущений захлестнул меня и вынес на невиданный   до этого пик удовольствия.            7. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЖЕНСКИЙ ДЕНЬ.      На работе, у нас с подругами как-то зашел спор: как далеко можно   позволять нашим больным заходить в смысле ухаживаний за медперсоналом в   рабочее время? Дело было пред восьмым марта.   Ленка ( у нас с ней общая слабость к тканям в крупный горох) сказала,   что она не собирается себя ограничивать и может, при необходимости,   позволить себе абсолютно все.   - Врушка! На самом деле, ты до сих пор боишься глаза на парней поднять в   процедурном кабинете.   - Спорим, я могу при желании свободно общаться на работе с любым, кто   мне нравится?   - Никогда не поверю! Я знаю тебя как облупленную! Вижу тебя каждый день!   - Ну спорим?   - На что?   - Если я не смогу раскрутить на интим парня из отделения, я выполню   любое твое желание. Если у меня получится, то ты......ну допустим... всю   корпоративную вечеринку 8 марта просидишь в кладовке тихо как мышка.   -По рукам !   -Девчонки! Вы все слышали: - или Ленка сегодня занимается любовью с   парнем или выполняет наше желание!    Вечером, мы все устроились за зеркальным тонированным стеклом   процедурной и притихли.   Лена впустила пациента и приготовила шприц.   - Приспустите брюки и ложитесь на кушетку.   - Не напрягайтесь! Да расслабьтесь же, я не могу иголку воткнуть!   - Ну не бойся глупенький!   - И что мне теперь с тобой делать? Куда ты так зажался?   - Ну, давай. Лежи тихонько, я помассирую спину. Можно?   - Повернись ко мне спиной!   Лена в коротком халатике и стерильной марлевой повязке присела на край   кушетки и положила свои ладошки чуть ниже поясницы.   Ее пальцы стали разминать и поглаживать тело молодого человека повыше   ягодиц, постепенно опускаясь ниже. Дошли до самого копчика и стали   плавно возвращаться обратно.    Она наклонилась к нему, так чтобы длинные волосы касались его бедер и   приносили своими прикосновениями дополнительное чувственное   удовольствие.   Я видела как ее бедро плотно прижалось к нему и высокий бюст в   кружевном лифе как бы случайно, несколько раз прикоснулся к его спине .   Парень не выдержал такого массажа.   Сгреб Ленку в охапку и бросил на кушетку.   Двумя быстрыми движениями, он задрал к верху халат и рывком спустил на   коленки Ленкины трусики.    К нашему ужасу, он вошел ей прямо в попу и мы, сочувствуя, со   страхом наблюдали как наша раскрепощенная подруга ловит воздух широко   открытым ртом из последних сил сдерживаясь, чтобы не поднять на уши все   терапевтическое отделение истошным криком. Судорожным движением она   стянула марлевую повязку и косынку и закусила их зубами.    Все дальнейшее она терпела в полном молчании, прижимая руками косынку   к лицу и с ненавистью поглядывая на скрывавшую нас зеркальную   перегородку.    . . . . . . . . .    Седьмого марта был короткий рабочий день. Оставаться на   вечеринку я не планировала, поэтому стала собираться домой. Выходя из   сестринской, я обнаружила Ленку и других девчонок, стоявших у открытой   настежь двери кладовки для белья.   - Ну что подруга! Добро пожаловать в темницу!   - Давай Оль, ты проспорила! Все - по честному!   - Да пошли вы! Еще не хватало!   Я, смеясь, бросилась в обход по коридору, увлекая за собой толпу   преследовательниц.   Быстро оторвавшись на приличное расстояние, я первой оказалась на том же   месте, откуда начала бег, пролетев по коридору полный круг.   К моему разочарованию, в погоню были вовлечены не все, и у дверей   бельевой комнаты осталась Танюха, моя хорошая знакомая.   Однако в этот раз, она была не на моей стороне. Сильным толчком обеих   рук она изменила траекторию моего движения и я со всего маху влетела в   бельевую.    Следом ввалились запыхавшиеся подруги. Я встретила их ударами   самого огромного узла с наволочками, какой только смогла поднять.   Завязалась потасовка.    Девки пытались схватить мои руки, но я прятала их, вырывалась или   сцепляла в замок, не давая им шанса. Мне удалось стряхнуть их с себя и   встать на четвереньки, протискиваясь к выходу. Он был в полуметре но, к   моему отчаянию, я уже почти обессилела от борьбы в маленькой, заваленной   мягкими тяжелыми тюками комнате.    Почувствовав ослабление сопротивления, на меня накинулись с   удвоенной энергией и зажали между тюками, навалившись всем весом с   верху.    - Попалась куколка!    -Блин! Ноготь из-за нее сломала!    -Давайте свяжем ее!    - Держите, я платок достану!    -Ой! Тише дура, затяжку мне поставишь!    - Ирка! Садись сверху!      Дышать стало трудно и я, от усталости, не в состоянии была даже   пошевелиться. Слышался только шорох, стаскиваемых со взмокших в пылу   борьбы головок, сестринских мягких косынок. Подруги явно собирались   воспользоваться ими, чтобы окончательно подавить мое сопротивление.    У них получилось все-таки вывернуть сначала одну, а потом и другую мои   руки за спину и я почувствовала как мягкая ткань платка плотно обвивает   мои запястья. Поняв не шуточность ситуации, я разозлилась и возмущенно   завизжала изо всех сил, зовя на помощь.    Это лишь развеселило и подзадорило остальных. Я была вытащена из   под кучи постельного белья и перед моими глазами закружился калейдоскоп   белых косынок и матерчатых поясков от сестринских халатиков. Четыре   пары быстрых и ловких рук собирались, самым серьезным образом, связать   меня уже заготовленными предметами собственного туалета. Мой халатик   был расстегнут во время нашей возни, грудь выскочила из лифчика, косынка   перевернулась и свободно болталась на шее .   Когда кончились обычные подручные средства, девки стали шарить по   бельевой в поисках чего-нибудь подходящего. Вывалили мешок с чистыми   наволочками и сложив их уголками использовали так, же как и свои   косынки. С каждой новой минутой мои шансы попасть вовремя домой   становились все более и более призрачными .    Потом, шутницы расступились, тяжело дыша и любуясь собственной   работой.   -Оль! Тебе идет - с голыми сиськами!   - Я все вытерпела вчера Оленька!.   - Теперь, твоя очередь!   - Ну-ка открывай, Солнышко, ротик! - это был Ленкин голос   Она взяла блестящий бойлер с марлевыми тампонами и присела надо мной на   корточки.    Ее пальцы чувствительно крутнули мой обнаженный сосок, и я снова   завопила во всю силу. Таким способом Ленка несколько раз вынуждала меня   приоткрывать рот, пока не ей не показалось, что он достаточно забит   ватой и марлей. Моей же собственной косынкой она поплотнее притянула   сооруженный кляп и сверху еще завязала свою.   Посмеявшись, потеребив и пощипав меня за разные места девчонки пошли за   праздничный стол.    Лена осталась в бельевой одна, в сомнении глядя на меня. Потом,   видимо приняла решение и, отвернувшись к куче наволочек, вытащила одну   из них.   -Это чтобы ты не скучала Зайка! - сказала она.   Приспустив мои трусики Лена протянула сложенную узкой полоской тонкую   наволочку у меня между ног и плотненько натянула, привязав кончики к   накрученным вокруг моего живота платкам и наволочкам.   После этого, она присоединилась к застолью.    Пока! Не грусти....! Теперь, Зайка, мы в квиты! - услышала я   сквозь скрип прикрываемой двери.   Я осталась одна, связанная как лялечка по рукам и ногам. Марля наглухо   заткнула рот. Немного побарахтавшись между узлами с бельем я только   сильнее затянула Ленкину наволочку. Блин - три часа! Дуры! Они ж не   знают ничего. Я же тут сдохну в темноте от оргазма!   Из соседней комнаты доносился смех и праздничные тосты. А где-то, за   несколько кварталов, отсюда мой любимый парень с букетом цветов и   подарками напрасно ожидал моего прихода .      8. ИЗЛИШНЕ ИНТИМНО.       У нас троих, какое то время была общая квартира в заречной части   города. Сняли мы ее, в одной и новых многоэтажек на Южном шоссе и   приходили туда время от времени пообщаться или просто отдохнуть. Я часто   приходила туда просто чтобы побыть в одиночестве без родительского   присмотра.   В тот день солнечные лучи, проникая в комнату через настежь распахнутую   дверь балкона, обжигали плечи и спину. Я валялась на диване разморенная   жарой и от нечего делать загорала, не выходя из комнаты. Иногда   проваливалась в полудремотное состояние, потом снова просыпалась. В   полусне я сначала не почувствовала как легкий сквозняк колыхнул   занавески и дверь в мою комнату тихонько, еле слышно скрипнула.    Вдруг я почувствовала мягкое прикосновение, словно кто-то,   легонько провел шелковой тканью по икрам и подошвам голых ног.   Вздрогнув в испуге, я резко села и обернувшись увидела рядом смеющуюся   довольную рожицу Василисы.   -Лиска, ты дура !?   -Чума! Я чуть не описалась со страху!   -Ты вспотела вся. Я боялась - ты обгоришь во сне.   -Это через балконную то дверь? Не выдумывай! Я так хорошо дремала!   -Ну Оль не сердись.   Лиска промокнула белым шелковым платком капельки влаги, выступившие на   моем лице и положила прохладные ладони мне на спину. Ее пальчики   коснулись моего затылка и медленно спускались все ниже, нежно массируя   мои плечи и шею. Она действительно это умела, когда хотела. Ее руки   расслабляющее поглаживали кожу и шелковая ткань платка приятной   прохладой обволакивала разгоряченное тело.   Я не особенно убедительно, но все же попыталась протестовать:   - "Не стоит сейчас Лис! Инги нет. Она же злится, когда мы занимаемся   этим без нее.   -Ну Оленька, ну полежи немного!   -Я хочу только сделать массаж.   -Ну пожалуйста!   -Ты такая аппетитненькая!   -Не волнуйся! Инге мы ничего не скажем.   -Ну что тебе стоит?   Василиска, не прекращая свой завораживающий массаж, без умолку   продолжала меня убалтывать .   Я лежала на диване лицом вниз, вытянув руки вдоль тела и готова была   замурлыкать от удовольствия как кошка. Она вытягивала каждый суставчик   на пальцах. Разминала мышцы плеч, предплечий, внутренние стороны   ладошек.   -Ну вот моя дорогая.   -Сейчас мы потянем суставчики в плечиках.   -Терпи   -Вот! Теперь другую ручку.   Я расслабилась и позволяла ей крутить мои руки и суставы по своему   усмотрению. И Лиска подло воспользовалась моим доверием. Как бы   растягивая суставы она завела мне за спину одну и другую руки. Немного   потянула для вида, видимо решаясь на что-то. И потом, я вдруг   почувствовала как ее шелковая прохладная косыночка нежно скользнув по   локтям, стала быстро обвиваться вокруг запястий.   -Нет Лиса! Нет, я не буду. Не начинай! Пусти! - до меня наконец дошло,   что она собирается сделать.   -Тише-тише! Не бойся моя сладенькая.... Все хорошо.....Успокойся..... Все   будет хорошо!- быстро нараспев продолжала баюкать меня Лиса, но ее руки   в это самое время продолжали свое дело, потуже затягивая все новые и   новые узлы на концах платка, зафиксировавшего мои руки за спиной .    -Лиска не надо! Ну пожалуйста! Развяжи меня. Развяжи руки. Я не   хочу!    -Сейчас Инга придет! Я сейчас закричу, соседи услышат!   Лиса встала с меня и отошла к комоду, а я села на кровати пробуя   освободиться от платка.    -Как много лишних слов, котенок.   -Лапки себе еще не натерла?   -Вдруг, Инга спросит - откуда красные полосы на запястьях!?   С этими словами она вытащила из моего комода ворох всякой всячины и   разложив все это у меня на перед глазами, стала демонстративно   сворачивать в плотный комок тонкую шелковую ночнушку. Потом, также не   торопясь, рисуясь и поглядывая многозначительно в мою сторону, сложила   уголками и свернула в полосы три больших мягких платка. Все это было   разложено на полу рядом с диваном для моего обозрения.    - Лиска ты с ума сошла! Убери сейчас же мои вещи! Я не хочу   сейчас!   -Давай подождем Ингу! Она рассердится!   -Мы же договорились играть только втроем!      -Не засовывай мне ночнушку в рот, помадой испачкаешь! Я ее только вчера   постирала!. Отойди ! Я сейчас закиииттууу...ммммх.....ммм!!!   Лиса подойдя сзади, плотно накрыла мне ладонью нос и рот и, оставя в   таком положении, поднесла к моему лицу, зажатый в другой руке ком   тонкой материи, предназначенный мне, как она сказала, "на съедение".   Подождав, пока я начну задыхаться без доступа кислорода, она отняла   ладонь от лица и я просто вдохнула в себя мягкий воздушный комок   -Ну вот и умница куколка! Вот и славно!- комментировала она содеянное   -Вот какая у нас теперь тишина в квартире!   -Хорошая девочка! Остальное теперь - дело техники.   -Теперь косыночкой ротик завяжем! Смотри, какую симпатичную я тебе   подобрала!   -Голубенькую! А какие кружавчики по краям!   Она увлеклась процессом и не слышала того, что слышала я. Это был звук   отпираемой ключом двери . Нашей двери.   Мои попытки обратить Лискино внимание на коридор ни к чему не привели.   Она не поняла, да и было собственно уже поздно. На пороге стояла Инга.   -Так девушки..... Развлекаемся?   Голос из за спины поразил Лиску как гром среди ясного неба.   -И вы думали, я оставлю это без последствий?   -Василиса! Быстро тащи сюда мои веревки из спальни!   -Бегом я сказала!   Лиска метнулась в спальню. Инга подошла ко мне, и я повернулась спиной   чтобы она могла освободить мои руки.    -Эээээ нет дорогуша ! С чего это ты решила что я тебя   освобождать собираюсь .   -Получите у меня обе. Я вам сейчас устрою "самую интимную близость"   Лиска приволокла ингины причандалы и та стала связывать ей руки.   Связывала Инга жестко, не как обычно во время наших игр. Теперь веревки   ложились плотно, виток к витку и словно перерезали Лису пополам. Локти   были туго стянуты за спиной. Веревка опутывала все тело, грудь и плечи.   Сняв с Лиски джинсы, она уложила ее на ковер в трусиках и подошла ко   мне.    -Выплюнь эту дрянь! Приказала она мне, развязывая косынку.   Я была связана также жестко как и Лиска. Руками не пошевелить и даже   дышать трудно.   Нам обоим повязали платочки под подбородок и назад вокруг шеи. В голову   ко мне полезли нехорошие предчувствия и страх, ну мало ли на что готова   женщина в припадке ревности.   А она, тем временем, заставила Лиску развести ноги и стала привязывать   меня к ней так, что мое лицо оказалось точно напротив ее киски. Веревка   затягивалась все туже и вскоре я , совсем обессилев в изнеможении   ткнулась носом и Лискины трусы . Мои губы коснулись ее половых губ ,   разделенные только тонкой белой материей.   Инга дополнтельно зафиксировала мою голову в таком положении еще   несколькими витками веревки. Теперь все что я могла видеть - это белый   матерчатый треугольник перед глазами. Лиске приказали свести ноги и мое   лицо оказалось зажато ее ляжками и плотно прижато к промежности.   С ней Инга проделала тоже самое. Я почувствовала у себя между ног мягкие   пышные волосы Лисы, не поместившиеся под платок, и затем, ее губы были   прижаты к моим трусикам. После чего мои ножки были туго, как и у нее,   связаны вместе веревкой. Ляжками я чувствовала ее щеки у себя между ног.    Было жарко. Мы были уткнуты лицами друг дружке в трусики и   крепко связаны вместе. В таком положении Инга и оставила нас на полу.   Время от времени она приходила проверять живы ли мы еще. И услышав наше   тяжелое приглушенное дыхание, отпускала шуточки по поводу того, что   теперь трудно представить более интимную близость чем та, в которой   сейчас находятся две некие ее знакомые.    Я умирала от жары и духоты. Начинала кружиться голова. Попытки хоть   чуть-чуть отстранить лицо от лискиной щелки, или по крайней мере,   ослабить ее давление на мои губы ни к чему не привели. В ответ на мои   шебуршания Лиска как-то странно стала постанывать у меня между ног.   Потом вдруг что-то изменилось. Я услышала плеск воды, какие то шлепки и   возню рядом со своей головой. Через некоторое время Лиска словно с сошла   с ума . Она сдавила мою голову своими ногами и стала дергать задом   словно ее щипали за попку. Она так энергично суетилась у меня между ног,   что я в конце концов потекла и чуть не кончила.   Мои чувства были охлаждены самым подлейшим образом. Инга оттянула   резинку моих трусиков и поочередно прилепила что то мокрое и бумажное   на мои драгоценные половинки. Я пребывала в недоумении несколько минут,   затем почувствовала легкое жжение. Постепенно до меня стал доходить   смысл происходящего.    Горчичники! Она по очереди ставит нам на попу горчичники, чтобы мы не   смогли лежать неподвижно! Моего терпения хватило еще на полторы минутки.   Скоро жжение стало не выносимым.   Терпеть такое было выше моих сил. Прости Лиска! Не контролируя себя, я   завертелась как уж, пытаясь содрать или стряхнуть с себя кусачие клочки   горчичной бумаги. Расчет Инги оправдался на сто процентов. Я рвалась и   елозила так отчаянно, что когда наконец Инга сняла с меня свои орудия   пыток, мое лицо все было влажным и перепачканным помадой и Лискиной   интимной смазкой. Ее трусишки промокли насквозь.   -Ха-ха! А она все таки кончила! Представляешь! - усмехнулась Инга, глядя   на притихшую и опустошенную подругу.   Да уж, ей хорошо! А я пошла в ванну умываться, на ходу потирая два   ярко-пунцовых прямоугольника на бедрах. Похоже, пляж сегодня я пропущу.   С таким украшением на попе народу лучше не показываться.         9. САШКА.       Часто, я замечала как парни из нашей группы оценивающе смотрят на меня.   Ладно, признаю, порой я во всю пользовалась этим, используя свою женскую   власть ради шутки или для достижения сиюминутных мелких прихотей.   Но беда, не в этом - так не прочь позабавиться многие девушки. Я   подсознательно искала парня с резким характером. Который бы мог   подействовать меня силой своего эго и повести за собой, не испугался бы   моих фантазий и был способен на их реализацию.    И у меня ничего, совсем ничего не получалось. Чем увереннее   парень был среди своих сверстников, тем хуже налаживался с ним контакт.   Я поняла тогда, что есть разница между игрой в подчинение сильному   умному мужчине и общением с человеком реально стремящимся тебя подавить.   Не дай бог, завязать отношения с себялюбивым самоуверенным эгоистом.    Тяжело и больно доставался мне опыт выбора своего единственного. Но   выводы я сделала. Такой как я, нужен не патологический плохой парень,   реально считающий, что его девушка обязана ходить перед ним, таким   крутым и неотразимым, на цыпочках, бегать за пивом по первому щелчку   пальцев.   Нужен тот, для кого я ценность, а не инструмент удовлетворения   самолюбия.   Я хочу, чтобы мой парень любил меня и обладал достаточной долей   раскрепощенности, смелости и артистизма чтобы просто экспериментировать   в свое удовольствие и разнообразить секс.    Усвоив, что мне нужно, я решительно свернула всю свою активность   и замерла в ожидании, время от времени позволяя себе легкий невинный   флирт с друзьями.    Счастье улыбнулось мне так неожиданно, что я просто растерялась.      Он, только иногда, как и все ребята смотрел на меня и ничего реального, с   его стороны, я не ждала.    На лекции я ловила пару раз взгляды в свою сторону, но особого значения   этому не придавала. Когда закончилась пара, наша группа скопилась у   выхода. Я уронила расческу и присела за ней. Видимо мой маневр был   достаточно неожиданным для того, кто шел позади меня. Саша с ходу   запнулся за меня и выронил конспекты на пол. Толстая тетрадь перелетела   через мою голову и шлепнулась на кафедру, раскрывшись на случайной   странице. Мое сердце екнуло и забилось, едва я подняла на нее глаза. На   ней была я.    Со страницы студенческого конспекта на меня смотрела моя копия.   Карандашный набросок точно передавал мой взгляд, мимику, прическу и   черты лица. Но не это произвело на меня главное впечатление. На рисунке   я сидела на стуле, и я, была связана. Платок, который обычно я повязываю   на шее, был четко, до последнего узелка прорисован на моих запястьях. Я   схватила конспект, забыв о расческе, и убежала в фойе. На других парах в   этот день меня можно было уже не искать.   Весь остаток дня я провалялась на диване в нашей общей с девчонками   квартире на Южном шоссе, читая Сашкин конспект по медицинской технике.    Насколько я могла видеть, все лекции Саши были посвящены   исключительно мне.   Карандашные рисунки иногда не оконченные, иногда просто фрагменты   набросков сплошь покрывали все двадцать из двадцати восьми листов.   Всюду была я.   -Я на кровати, на стуле, у дерева, на пляже, в аудитории,   -Ооооо..!!!!- в подвале.   -Так, теперь опять на пляже - хи-хи! Какая модель лифчика!!!. Надо   такую поискать    -О!- это я в будуаре каком то!! А тут, сплошная готика!   -А здесь все так романтично!!!. Прическа у меня тут классная.   -Ой, какая у меня ночнушечка и ножки связаны косынкой.   -А здесь у меня рот завязан платком и глаза.   -Маньяк!   -Блин, я кончу сейчас!   -А это - восточный гарем! Все не могу больше. Ооо.....й!!!   Я занималась этим до вечера и притащилась домой чуть живая, вызвав   нешуточный переполох родителей. Меня почти насильно уложили в кровать,   и ворча что-то про профессоров, которые "замучили ребенка" и про то, что   мне "нельзя так близко к сердцу воспринимать учебу" усердно отпаивали   чаем с медом и малиной.   Утром я проснулась насквозь мокрая от лекарственного чая, и приняв душ   полетела на лекции. Сашки в аудитории не было.    Нашла я его в университетском парке на лавочке. Он сидел один, молча   глядя на асфальт перед собой. Вдохнув побольше воздуха, я решилась   подойти.   Саша поднял на меня взгляд и я поняла, что наделала. Все это время, он   не знал где находятся его рисунки. У декана факультета? На столе у   ректора.? Они могли стать достоянием всей группы или попасть в милицию и   неизвестно что хуже. Я просто могла показать это своим родителям, а те   горя праведным гневом, пойти за разъяснениями к нему домой.   Все что было дорого ему, весь его внутренний мир с чувствами и   фантазиями мог в любой момент, по одному моему желанию быть выставленным   на всеобщее обозрение.   По лицу Саши было видно, что прошедшие сутки дались ему не легко.   -Прости! - только и смогла произнести я, протягивая тетрадь   -Спасибо тебе! Мне очень понравились рисунки! Правда!   Подчиняясь нахлынувшему чувству, я обняла его голову ладонями, а потом,   просто поцеловала в не выспавшиеся, усталые, серо-голубые глаза.         10. НЕВЕСТА.      Вчера я вышла замуж. Наконец со мной рядом любимый и понимающий меня   человек. Праздновали мы скромно. В своей квартире. Пригласили два   десятка самых близких и дорогих нам обоим людей.   Я танцевала весь вечер с мужем и гостями пока не раздался звонок в дверь   . Открыв дверь я увидела на пороге стоящую с огромным букетом белых   лилий Василису.   -Ну наконец то. Где вы все запропастились? Проходи скорей!- Обрадовалась я   -Нет, подожди. У нас для тебя небольшой сюрприз.   -Он тут рядом. Выйди на минуточку.   - Но не подглядывай. Дай глаза завяжу!   -Так. Пойдем сюда. Осторожно.   Ничего не понимая я позволила Лиске, завязать себе глаза и вывести под   руку на лестничную площадку. Дверь соседней, пустовавшей уже с полгода   однокомнатной квартиры, в это время бесшумно отворилась и две быстрые   руки рыком втянули меня внутрь и потащили в комнату . Я резко стащила   повязку с глаз и увидела в большой зале Ингу и одну из ее подруг - Иру,   которую я мало знала.    - Привет! Раз ты нас пригласила, мы решили поздравить тебя по   настоящему.   - В этой коробке наш подарок для тебя, ты обворожительно выглядишь   сегодня, но это предаст тебе особый шарм.   Я стояла посреди комнаты в белоснежной газовой фате и длинном пышном   платье. Атласный подол спадал до пола широкими свободными складками и   шлейфом волочился следом, так что мне приходилось подбирать его одной   рукой, чтобы не наступить. Длинные тонкие перчатки ажурной сеткой   закрывали обнаженные почти до плеч руки. Я действительно неплохо   смотрелась в своем свадебном наряде.   -Вот это, наш тебе подарок - сказала Ирина, протягивая красиво   упакованную, расцвеченную позолоченными лентами большую коробку.   -Что это ? - недоуменно спросила я, приглядываясь к заполнявшим коробку   тончайшим дорогим тканям.   -Это старинный русский свадебный обычай - похищение невесты подругами   для получения выкупа.   -Да! Успокойся! Ты правильно поняла - это просто похищение тебя, твоими   близкими подругами.   -И не вздумай сопротивляться. Нас здесь трое. А у тебя дорогое красивое   платье, праздничный макияж и прическа. Если не будешь хорошей девочкой,   все усилия парикмахера и портных окажутся напрасными. А так, жених   получит тебя в первозданном и нетронутом виде! Ну почти нетронутом!   -Так что доставай подарки и садись на кроватку.   Выхода у меня не было. Их было трое. Тяжелый длинный подол свадебного   платья не совсем подходил для занятий интенсивным фитнесом с тремя   взрослыми девицами и постоянно норовил спеленать меня по ногам. Я решила   подчиниться подобру-поздорову и пошла, придерживая злополучный шлейф, в   указанный угол, где стояла кровать.   Подруги живо взяли меня в оборот   - Протяни вперед руки! Быстрее! Перчатки можешь не снимать!   -Обалдеть! Как здорово! Никогда еще не связывала настоящую невесту.   -Но всегда хотела!   -Так сексуально! Надо будет прикупить себе что ни будь этакое.   Я послушно вытянула обе руки вперед и Ирина стала накрепко связывать их   длинной полосой белого атласа из коробки.   -Мы запакуем ему тебя, Оленька, как самый драгоценный подарок!   -Смотри, как точно, в тон платья все подобрано   Пока Ирина возилась с моими, затянутыми в ажурные перчатки конечностями,   Инга и Лиска путались под моими юбками и стягивали с меня белые   колготки и трусики.   -А трусы то мои вам зачем ?   -Не волнуйся, все продумано. Эти предметы мы предъявим твоему мужу как   доказательство, что ты беспомощна и находишься в абсолютной нашей   власти.   - Так сказать, твоя честь в полном нашем распоряжении.   - Получите, господин, трусики жены и распишитесь!    -Пожалуй туфельку тоже надо прихватить для пущей эстетики.   Василиска в это время стягивала мои голые икры и коленки многочисленными   воздушными платками из коробки. Я скоро потеряла счет, сколько предметов   было использовано для полного их обездвиживания .   Покончив с ножками и оставив, наконец, мой подол в покое, меня поставили   коленями на кровать и подняли связанные руки к вбитому в стену над   кроватью большущему железному кольцу. Не иначе, специально отвинтили   вечером от ворот какого-нибудь полуразвалившегося купеческого особняка в   старой части города. К этому железу я и была их совместными усилиями   привязана за руки, шею, и по талии.    - А теперь прости подруга! Наша задача - сделать так, чтоб ты не смогла   выдать нас раньше времени. Не обижайся, но рот тебе мы тоже заткнем.   Будешь противоречить - будет только больнее! Поняла?   Я молча кивнула   -Ну, да что я тебе рассказываю! Ты - девушка привычная к таким вещам.   -Дай-ка я сама этим займусь.   Инга, видимо, решила не доверять эту ответственную часть другим.   -Эта девушка в последнее время слишком хорошо научилась освобождаться   от любых затычек во рту. За ней нужен глаз да глаз.   С этими словами она вытащила из коробки большущую шелковую шаль и без   особых церемоний заставила меня открыть рот. Шаль заталкивалась в меня   долго и самым тщательным образом. Распределяясь плотно, слой за слоем   забивая рот до отказа, пока горло у меня не стало судорожно сокращаться   и на глазах не выступили слезы.   -Вот, теперь я верю, что тебе неудобно, но эту тряпочку солнышко, тебе   придется скушать целиком.   -Еще немножечко! Вот так!   - Василиса! Я держу ее! Фиксируй покрепче, на несколько узелков!   После этого, мое лицо было несколько раз обвязано ими длинным тонким   черным шарфом, и накрепко стянуто большим количеством тугих узлов.    - Да! И последнее!    -Свадебное фото на память! Можешь не улыбаться!   Вспыхнул ослепительный свет фотовспышки цифрового фотоаппарата    -Думаю, твой муж будет в восторге от этого фото!   Хлопнула дверь и наступила тишина. Музыка за стеной продолжала так же   звучать. Мои гости веселились. Потом музыка стихла. Я услышала как   кто-то выбежал на лестницу. Меня несколько раз звали во весь голос. Муж   кричал даже с улицы, видимо не мог поверить, что я пропала совсем. Чуть   погодя шум стих и до меня донеслись приглушенные голоса за стеной.    Как я потом узнала, в комнату, на позолоченном огромном подносе   была внесена пикантная композиция, состоявшая из моих смятых трусиков,   небрежно наброшенных на свадебную белую туфельку и фотографии   беспомощной связанной виновницы торжества.   Не сомневаюсь, что муж тут же узнал, кому принадлежат эти предметы. Это   белье для меня, мы покупали вместе.   Минут сорок я слышала за стенкой только невнятные восклицания. Затем во   дворе завелся движок Ингиной десятки, звук двигателя сначала усилился, а   потом стал удаляться пока не стих окончательно.    Спустя два часа, я наконец услышала поворот ключа в замке. Муж   ворвался в комнату и остолбенел.   -За то, чтобы увидеть тебя такой, мне не жалко хоть каждый день отдавать   твоим подругам по тридцать тысяч!    Наконец выдавил он из себя освобождая мои припухшие губы от тряпок.    - Сколько, сколько! Эти мымры раскрутили тебя на тридцать тысяч?    - Я придушу их собственными руками!   ................................................................................   Вынося меня на руках из квартиры, Саша обратил внимание на записку и   конверт, лежавшие на столе. Я поднесла к глазам написанный Ингиным   почерком текст.    "Любимые наши Саша и Оленька! Мы знаем, как вам не легко   придется уживаться с родителями. Это при ваших то сексуальных   пристрастиях! Поэтому это гнездышко - наш вам подарок к свадьбе. Будьте   счастливы."    "Твои Инга и Василиса."         11.ПЕЛЕНКИ.      С месяц назад наша главврач уволила двух девушек. Замены им не было, и я   вынуждена была отдуваться одна на троих. К концу недели я так   вымоталась, что засыпала на кухне прямо сидя на стуле. С каждым днем идя   на работу я надеялась, что наконец то, увижу новых сотрудниц в   отделении. Но каждый раз меня ждало разочарование и тяжелейший   нескончаемый день, после которого я опять еле волочила ноги домой.    Однажды вечером, я присела попить чаю, а дальше - словно провал   памяти. Очнулась на полу и надомной хмурое лицо Саши, моего мужа. Он   поднял меня на руки и понес в спальню на кровать. Еще я смутно помню,   как он помогал мне снять одежду, стелил одеяла и потом я снова забылась   беспробудным сном.    Проснулась я сразу, от какого-то внутреннего толчка. В глаза   ударил яркий солнечный свет и я долго не могла ничего рассмотреть,   щурясь в том направлении, где на стене напротив нашей кровати находились   часы.    Наконец, проморгавшись, я смогла посмотреть на стрелки и   похолодела. Решила, что зрение меня все еще подводит. Часы показывали два   часа дня. Будильник стоял выключенным на фортепиано.    Я бросилась вон из под одеяла и, осталась лежать неподвижно, не   в силах даже приподняться. Муж зачем-то плотно укутал меня с ног до   головы в толстенное ватное одеяло. Надо выбираться из этого кокона   бабочки! Я покачалась из стороны в сторону. Попробовала прогнуться и   высвободить руки. Но с удивлением поняла, что не могу ничего сделать,   пеленки не разматываются и продолжают крепко укутывать все тело.    -Да что ж это такое!?    -Вот замотал скотина!    -Я же уже опоздала на работу!   Приподнимаю голову и пытаюсь разглядеть, что там на мне наверчено.    -Ох мать!   Все одеяло крест-накрест туго перехвачено лентами моих старых белых   школьных бантов.    -Где только он их откопал?   По середине композицию венчал огромный пышный бант. Похоже, рождение   бабочки из кокона принимает затяжной характер. Процесс будет не простым   и долгим. Как бы до вечера не пришлось прожить розовой в белую полоску   гусеничкой.    -Юморист! Ну, я ему задам вечером!    - Меня же начальница живьем съест за прогул. Там же сейчас   вообще нет никого кроме нее!   Рвусь из последних сил в одеяле и реву от бессилия. Я связана и   беспомощна. Все попытки выбраться даже не ослабили пеленки. Мягкая   перина, словно всасывает меня в свои глубины. Я тону в ней и не могу   ничего поделать. Она мягко гасит все мои движения и я остаюсь на месте.   Повозившись с полчасика в одеялах я обессиленная, тяжело дыша опустила   голову на подушки.    Часов до пяти вечера я кряхтела сучила ногами и делала все новые   попытки выбраться из одеяльного плена. Роняла в бессильном отчаянии   голову на супружеское ложе и снова, собравшись с силами делала новые   попытки. Около десяти минут шестого вдруг раздался звонок в дверь, а   потом я услышала звук отпираемого ключом замка.    -Кто бы это мог быть?    -Это не шаги мужа!   -Это моя мама!!!!    -Наконец, хоть она меня освободит.    -Сейчас она войдет!   -Но что я ей скажу? Как объясню, почему я лежу как розовая кукла в   одеялах с дурацким трогательным бантом?   -Господи, нет! Хоть бы она меня не нашла. Хоть бы не увидела!   Я подавила в себе уже готовый сорваться с губ призыв о помощи.   Мама тем временем прошла на кухню, поставила чайник и ее шаги стали   приближаться к спальне. Дверь потихонечку скрипнула. Мама прошла в   комнату и вдруг остановилась.    увидев меня.   Мы посмотрели друг на друга.    -Привет дочка!    -Привет мам!    -Что не на работе?    -Да вот.... не смогла.    -Ела что нибудь сегодня?    -Сегодня еще нет.    -Тогда я пойду, приготовлю и приберусь немного у вас.    -Мам. Подожди! Сначала меня распутай, пожалуйста!   Мама остановилась у входа, внимательно глядя мне в глаза. Потом ее   взгляд скользнул по одеялу с лентами.    -Нет, моя хорошая! Я свое - отпеленалась. Теперь пусть твой Саша   с тобой нянчится.    -Ты у меня девушка взрослая. Замужняя. Раз муж спеленал молодую   жену,    пусть сам и пеленки меняет. Ему практиковаться полезно   - А я вашу интимную жизнь не полезу. Разбирайся сама.   Я не верила своим ушам.    -Мам! Ты что!    -Мам развяжи!    -Ты с ума сошла!   Мама на секунду обернулась в дверях спальни.    -Лежи доченька!    -Мужу твоему виднее когда тебя связать и когда развязать.!   Она удалилась на кухню, прибралась в комнатах, помыла посуду.   Приготовила поесть и попрощавшись ушла закрыв дверь на ключ.   Единственное, что она для меня сделала - это принесла попить воды. Все   мои просьбы об освобождении отлетали от нее как от каменной стены.    Я снова осталась одна и продолжила тщетные попытки переродиться   в бабочку. Но опять без особого успеха. Было жарко и ужасно, до потери   сознания хотелось в туалет.    Сашку я встретила истошным криком    - Быстрее. Сволочь, я сейчас описаюсь!!!    - Бегом! Ну пожалуйста! Скорее!   Надомной сжалились и отпустили, наконец, из плена ватных одеял.   Ой еле выжила!   Я наслаждалась свободой. Приняла душ, поужинала с Сашей, приготовленными   мамой котлетами.   Потом была ночь, ночь красивого, продолжительного и нежного секса. Не   думала, что мне могут понравиться такие "ванильные" вещи, но это   случилось, и я приняла это как его желание принести моральную   компенсацию за причиненные страдания.   Утром было все как обычно. Я встала. Пошла на кухню ставить чайник.   Приготовила себе одежду на выход. Разбудила мужа и уединилась в ванной,   что бы привести себя в нормальный вид. Мне предстоял долгий и тяжелый   разговор с начальницей о "моей компетентности, ответственности,   допущенном прогуле, размере лишения меня премии и других мало приятных   вещах".   Саша ожидал меня в спальне, на разобранной кровати.   - Ты готова?- спросил он, приподнимаясь мне на встречу и беря за руку.   - Да ! Сейчас ухожу. Из-за тебя я могу потерять работу!   -Я как раз об этом! -перебил меня муж.   -Меня сейчас волнует более страшная вещь. Из-за этой твоей работы я могу   потерять свою жену.   -Твой вчерашний обморок был последней каплей. С этого дня я принимаю   самые серьезные меры против того, чтобы остаться вдовцом. На работу   свою, ты больше не идешь!    - С ума сошел? Я собираюсь пойти туда во что бы то ни стало.   -Я так и думал, поэтому приготовил кое-что для страховки.   Саша картинно развернулся к нашей кровати. На ней снова были расстелены   простынки одеяла и, ну конечно же, ленты.    -Нет. Это глупо!    Схватив сумочку пытаюсь пройти в прихожую, но Саша кажется не шутит. Я   уже злюсь всерьез, отталкиваю его от себя и злая как грымза,   направляюсь к двери.   Сашка перехватывает меня на руки и с ходу бросает на кровать. Борюсь изо   всех сил, но он сильнее. Он связывает мои руки платком спереди и   прижимает их к телу. Не обращая внимания на мои протесты, он туго   заматывает простыни и заворачивает одеяло.   В отчаянии брыкаюсь ногами в одеяле, пока муж не садится сверху мне на   ноги. Что-то шуршит у него в руках и стягивает пеленки вокруг ног,   собирая мягкий кокон в одно, плотно запеленутое целое. Он не обращал на   меня никакого внимания, просто обвязывал кокон все новыми и новыми   полосками не оставляя мне никакой надежды на освобождение. Два плотных   шерстяных платка дополнительно спутали мои щиколотки и локти поверх   пеленок и лент. Причем, он даже не удосужился снять с меня обувь! Я так   и осталась в туфлях.    -Хватит визжать! -пытался перекричать мои вопли муж.    -Наши соседи не спали из-за нас всю ночь! Оставь их в покое хоть   днем!    -Перестань орать! -   Отчаявшись меня утихомирить, он сгреб со стула мои платки и двинулся ко   мне с явным намерением наполнить ими мой рот. Я сжала зубы, но Саша умел   быть очень упорным. Уже через пару минут, он сделал все, что считал   нужным. Затолкал все-таки мне мои же любимые платки и завязал еще двумя   косынками сверху   .......................................................................    Снова одна, в тишине, на лицо наброшена вуаль от детской кроватки.    Снова туго спелената одеялами, абсолютно безмолвна и беспомощна.    Снова тело тонет в мягких цепких объятиях толстенной пуховой перины.    Это состояние все-таки начинает волновать и возбуждать меня, даже   вопреки моей воле.    Так я была вынуждена провести всю неделю.    После чего была с треском уволена с работы.      12. ЗАМУЖЕМ.         Вот я и стала замужней женщиной. И больше того: - я , жена неисправимого фетишиста. Возможно, мне просто повезло. Я замужем за мужчиной ярко и открыто реагирующем на мою сексуальную энергетику, мои пристрастия в одежде, косметике, мои сексуальные фантазии. И еще мне повезло в том, что главный его фетиш - это я сама   Правда, в первые месяцы совместной жизни избежать некоторых недоразумений нам не удавалось.    Я не сразу научилась сдерживать свои желания и контролировать уровень агрессии мужа в зависимости от ситуации и своих планов на вечер.   Например, я очень люблю носить платки и косынки и это один из пунктиков моего любимого Саши.   Поначалу, я по привычке, не задумываясь, могла убрать на кухне волосы под косынку и начать готовить что либо на завтрак. Ничем хорошим для кулинарии закончиться это не могло. Стоит мужу обнаружить меня с косынкой на голове,, спустя одну, много две минуты я уже буду лежать на кровати, связанная по рукам и ногам, с наглухо заткнутым этой же злополучной косынкой ртом и тихо постанывая в тряпочку слушать как убегает с плиты молоко, потрескивают на сковороде пережаренные котлеты, а комнату заполняет едкий режущий глаза дым. Муж в это время мог спокойно курить на балконе, придумывая для меня какое ни будь новое изысканное мучение, совершенно не подозревая, что я уже не просто мучаюсь. Я в ярости.......!!!!!       Зато можно от души позабавиться на вечеринке, припрятав дома его любимую косынку в сумочку и потом, уже в людном месте, элегантно повязать ее себе на шею или просто небрежно помахивать ею (тут так душно!!!) у него на виду. Можно быть уверенной - весь вечер он будет только мой. Все его мысли будут направлены ко мне. В свою очередь меня всегда заводит, когда я вижу, что муж мечтает добраться до меня поскорее, но в театре, на дискотеке, в магазине, в транспорте, это весьма и весьма затруднительно.   Правда, с транспортом я однажды прокололась. Один раз, когда я мужа, что называется довела "до ручки"., на одной из остановок из вагона метро вышли все пассажиры, предоставив ему полный простор для действий. Когда мы выходили на нашей станции мои локти, уже крепко стянутые за спиной, скрывал наброшенный мне на плечи Сашин пиджак, а во рту я старательно прятала собственные трусики. Он запихал их мне в рот, зажал рукой и вытащил в людное место. Где я уже не смогла от них избавиться не обращая на себя внимание окружающих. Муж подправил мне помаду на губах и повел так по улице до самого дома. С нами здоровались наши знакомые и соседки на лавочках у подъездов, а я только кивала, улыбаясь, и покрепче сжимала зубки, скрывавшие мягкие кружевные оборки, которыми был набит мой рот.   Вообще я поняла, что делать постирушку, особенно сушить свое бельишко, лучше когда муж на работе. А еще интереснее развесить все и улизнуть из дома на время достаточное, что бы все просохло. В противном случае досыхать и белье, и веревка для белья будут на мне. Ну и конечно, потом, по приходу домой, меня ждал потрясающий, обалденный секс.   Саша тоже не терял времени даром и обнаруживал во мне такие пунктики, о которых я сама не подозревала. Например, я всегда знала, что меня возбуждает чувство беспомощности, Мне нравится быть самой желанной и драгоценной его вещью. Но муж открыл, что если меня связывать используя белье другой девушки, особенно, если я ее ревновала к мужу, то эффект усиливается в разы. Выяснилось это случайно. Мы сидели в гостях у его старшей любимой сестры Вики. Выпили хорошего вина и вели довольно двусмысленную болтовню почти на грани приличия. Муж сказал нам, что мы прекрасно спелись и вообще смотримся как пара влюбленных лесбиянок. Я отвечала что-то в духе .........мол, с сестрой мужа только в связанном виде и с кляпом во рту. К моему удивлению муж выпалил:   - Да легко!!!!   - Вик! Обеспечь нам каких-нить симпатичных тряпок!   - Бери! Вон целая веревка на балконе просохла - отозвалась та.   - Только поаккуратнее с моим бельем!   Не успела я понять, было ли это собственно просто продолжением наших шуточек или нет, как муж уже приволок целую охапку. Он со зловещим видом придвинулся ко мне, а Вика с явным интересом откинулась в кресле. До меня дошло, что дело принимает не шуточный оборот и я попыталась улизнуть. Но Саша уже не первый день на мне женат. Я была поймана и насильно связана прямо на глазах у сестры. Причем Вика иногда подбрасывала Саше вещички, наиболее подходящие по ее мнению к данному моменту. После того, как ее колготки и косынки повязали меня вдоль и поперек, а в рот набилась парочка мягких без косточек бюстиков с поролоновыми вставками, Вика собственноручно завязала мои губы своим платком, а потом подойдя ко мне, лежащей поперек дивана на животе, приспустила трусики и нежно поцеловала в попку. Этого оказалось достаточно, чтобы я вмиг "улетела".   Сразу после этого, она оставила нас одних, и у нас с мужем был самый потрясающий секс в моей жизни. С этого момента муж всегда помнил о моей слабости. Однажды он перехватил мой ревнивый взгляд на девушку из соседней с нами квартиры. В тот же вечер она недосчиталась пары трусиков на своем балконе. Зато теперь, если муж хотел, что бы я немедленно кончила вместе с ним, он прижимал во время секса ладонью к моему лицу трусики этой девушки и добивался своей цели. Обычно это всегда срабатывало и я ловила "мультик". Иногда было достаточно просто положить их на мою подушку.   Вообще, Викуля стала как бы другом семьи. Я даже иногда, когда хотела сделать мужу подарок просила ее связать меня перед его приходом. Она всегда шла мне на встречу в моих просьбах. Правда вязала она меня, на мой взгляд, излишне жестко, но больше обращаться то не к кому. Прежние подруги сами не прочь заняться мной поплотнее и им "до фени" все мои сюрпризы мужу. Приходилось терпеть и сведенные до судорог локти за спиной и супержесткий кляп во рту, и до синевы перетянутые колготами сиськи. В свою очередь, она часто заходила к нам в гости, когда я сидела привязанная в кресле или валялась в постели с повязкой на глазах и вибратором в попке, мужа это только распаляло. Относилась она к нашим забавам с интересом и пониманием, но участия в них никогда не принимала   Еще я открыла, что самый постой способом разбудить мужа на работу - это пробраться к нему под одеяло, зубками вцепиться в гульфик и таким манером стаскивать с него плотные облегающие трусы. При этом нужно возиться как можно дольше, давая ему прочувствовать весь процесс. Когда я наконец появляюсь из под одеяла со своей добычей в зубах, я на все сто могу была уверена: "Сейчас мне мало не покажется!!!" Это мое открытие сделало наше пробуждение по утрам легким и приятным.   Интересно, сколько еще нового я узнаю о себе в скором времени.      13. СУББОТНЕЕ УТРО.       Субботнее утро - это что-то. Можно сколько угодно валяться в постели, потом еще долго зевать и потягиваться, потом разогреть завтрак и не спеша пить чай с "бутерами", предвкушая впереди два выходных дня.    Мы с мужем обычно тихо болтаем о всяких пустяках, не загружаясь на повседневные бытовые проблемы. Саша, на мой взгляд, в последнее время стал слишком серьезен и неулыбчив. Интересно, наверное, он уже в младенчестве умел так же супить брови когда с деловым и озабоченным видом крутил педали трехколесного велосипеда или перебирал странички изукрашенных цветными картинками замуслявленных книжек, пробуя на вкус наиболее красивые и яркие. Я рассмеялась, представив эту картину в подробностях.   -Саш! А ты какую книжку чаще всего читал в детстве!? Наверное, что ни будь особенно трогательное и ванильное. Признавайся!   -Сейчас покажу! - неожиданно услышала я - "Где-то недавно попадалась на глаза среди старых бумаг".   - Вот нашел.!!!   -Это - самое сильное мое переживание из всего, что предлагало издательство "Детская литература!   Саша бросил на тумбочку истрепанную детскую сказку "Муха цокотуха"    -Хочешь вспомнить детство?. Давай я тебе почитаю   Продолжая подтрунивать, я, как профессиональный провокатор, начала озвучивать строчку за строчкой про Муху- Именинницу и прочих козявок. Муж подозрительно притих, а потом вышел в коридор и зачем-то стал рыться в шкафу. Похоже, сейчас добудет еще одно произведение для дошкольного возраста.   Я продолжала читать вслух о том как "тараканы прибегали все стаканы выпивали" перевернула страницу и замерла очарованная на редкость красочной и тематической иллюстрацией. Дальнейшее развитие сюжета продемонстрировал на практике неожиданно появившийся из "прихожки" муж, декламируя бессмертное творение наизусть.    Сценарий оказался довольно интригующим. И в уголок в (спальню то есть) поволок, и все как положено. И конечно, особенно ловко у него получилась сцена - "А злодей то не шутит!!!. Руки-ноги он мухе веревками крутит!!!"       Вот он зачем в шкафу копался!.....   Ну и я тоже оторвалась в плане: "Муха криком кричит надрывается , а злодей молчит ухмыляется".    "Комара" я не ждала, и поэтому вздрогнула услышав звонок в прихожей. "Злодей " ущипнул "Муху" за мягкое место и убедившись, что громко жужжать она не в состоянии. (кляп под воздействием высокого искусства ему удался особенно хорошо), пошел открывать.    -Кого, интересно, принесло?!   -Аааа.......!. Ну конечно, любимая сестричка, у нее просто талант появляться в нужное время в нужном месте! Блин!   Голос в прихожей звучал весело и жизнерадостно.   -А где Олечка?!   -Ну...., она там......, в спальне!   -Что, еще не проснулась ?!Соня!. Пойду поздороваюсь.!   -Не стоит, наверное. Она вообще то уже проснулась - бубнил муж   - В прочем, как хочешь! Ты уж нас всяких видала.- махнул он рукой, сдаваясь под напором сестры.   Викуля влетела в спальню и увидела все, что "Злодей" сотворил с несчастным "насекомым".   -Привет Оль....! -Не спишь? - выдавила из себя Вика.   Я с трудом приподняла голову и молча покачала ею из стороны в сторону, очень вежливо давая понять, что четыре бухты бельевых веревок, которыми были спутаны и скручены назад "мушиные" крылышки и ножки не являются моей домашней ночной пижамой.    Вика попятилась из спальни, а Саша как воспитанный хозяин предложил ей попить чайку с моими бутербродами. Викуля скромно согласилась. Они сидели на кухне и изо всех сил старались чинно вести светскую беседу. Но нервы то у "Паука" не железные. Он, извинившись, то и дело отлучался ненадолго, оставляя паучиху Вику наедине со стаканом чая.   Эти отлучки "Паук" бессовестно использовал, чтобы сбегать к своей паутинке и самым извращенным способом, втихаря, быстренько надругаться над своей пленницей. Благо что мои возмущенный крики оставались внутри меня и их сегодня уже никто не смог бы услышать. Ротик у меня в тот день был на редкость качественно и туго завязан до самого вечера. А крылышки расправить, мне вообще было позволено только утром.          14. ДРУГОЕ СУББОТНЕЕ УТРО.       Бросить меня одну, связанную, и скормить мои бутерброды своей сестре, в то время, когда я лежала в соседней комнате и умирала от желания. Этого нельзя оставлять без последствий.   Я дулась всю неделю, до следующей субботы. Саша сдался.   - Ну хорошо. Я виноват   - Проси чего хочешь, обещаю, я сделаю все так, как ты попросишь.   - Есс!!!. Попался!!   - Все-все? Осторожно интересуюсь я. Еще не веря, в удачное начало плана отмщения.   -Хорошо, клянусь. Сделаем так, как нравится тебе.   - Ладно!- притворно ломаюсь я.   - Посмотрим вечером чего стоят твои клятвы!.   Муж ушел с облегчением в душе и в предвкушении нового сексуального приключения, а я стала готовить свой злодейский план. Переворошила свой шкафчик. Перебрала коллекцию старых кукол в чулане, подстрочила кое-что на швейной машинке и припрятала все сюрпризы под кровать.    Сашка из ванны нырнул прямо ко мне в постель. Мы обнялись и долго целовались, оставляя позади былую ссору. Он был так нежен и так рад снова вернуть мое расположение, что я стала сомневаться стоит ли воплощать в жизнь задуманное. Но решение принято, отступать поздно.   - Итак, ты помнишь свои обещания. Терпи мой сладкий! Сегодня, я буду тебя связывать!   - Ложись ! - и я вывалила за кровать заготовленное шелковое тряпье.   Саша морщился, но терпел, а я старательно наматывала ему на запястья и локти новые тугие витки шелка. Особое внимание ногам . он не должен иметь возможность сильно брыкаться. Затем я проверила, нахожусь ли я в полной безопасности. Все было надежно.   Перевернувшись к Сашке спиной, стянула с него трусишки и легонько потеребила его "пупса"   Его игрушечка стояла торчком и наивно ожидала моих ласк. Он был похож на ребенка в нетерпении вздрагивающего в ожидании новых сладостей.    Сейчас я заполучу твоего мальчика в свои лапки и сделаю из него симпатичную миленькую девочку    Я уселась мужу на грудь, закрыв ему обзор своими половинками и начала колдовать с его достоинством. Сначала, напялила на его горячий столбик кружевную кукольную юбочку. Подол юбки живописно раскрылся, прикрыв все лишние причиндалы.    Отлично! Глажу его и целую, а сверху надеваю имитацию миниатюрного беленького лифчика. Поверх натягиваю белую прозрачную блузку "Барби", со вшитыми заранее в рукавчики мягкими поролоновыми полосками.   -Теперь намотаем на головочку миниатюрный тонюсенький кукольный платочек.   -Ой какая славная девушка у нас получилась!!   Маркером рисую губки глазки и большие ресницы.   -Теперь, когда ты уже похож на женщину, я проделаю с тобой моя маленькая то же самое, что обычно терплю я.   Связываю новоявленной подружке рукавчики за спинку и несколькими витками обвязываю ее тесемочкой в районе искусственного бюстика. Встаю и отхожу полюбоваться учиненными мной метаморфозами. Теперь я любуюсь новой девушкой не одна. Саша тоже увидел, чем я так долго занималась.   Торжествуя, наслаждаюсь видом того, во что превратилась его мужская гордость. Он в шоке.   -Сними сейчас же. Развяжи меня.   -Ну я тебя сейчас!!!   Но рыпаться бесполезно. Я подхожу к подружке и объявляю, что буду называть ее Александрой или просто Сашенькой и раз уж она, по наивности, попалась мне в когти мы славно проведем вечер. А этот олух, мой муж, пусть лежит спокойно и не дергается.    Девушка в прозрачной блузке как-то сразу дернулась, еще немного поправилась и покраснела.   -Ну, я вижу ты тоже рада моему предложению.   -Тогда начнем.   Измывалась я над новоявленной Александрой долго и нежно, целовала поглаживала развязывала и снова связывала ее руки снова поглаживала, щекотала под юбчонкой языком и опять целовала, не разрешая дойти до вершинки наслаждения.   Ну нет, моя дорогая, я не позволю тебе забрызгать твое праздничное нарядное платье.    "Лесби-шоу" было в разгаре (я как раз водила личиком нашей девушки по своим нижним губкам), когда вдруг, справа что-то щелкнуло. Узел шелкового шарфика, на который я так полагалась, с сухим и зловещим шелестом распустился и муж оказался на воле.   Я не успела пикнуть, как оказалась на спине кверху попой. Сашка отплатил мне моей же монетой. Зажал рот ладонью и затолкал в мою сырущую щелочку пару тройку шелковых косынок .   Крепко связал всю, а потом, не отпуская моих ног и не раздевая нашу Сашеньку, вошел в мою попку по самую кокетку кукольной юбочки.    Я снова повержена, побеждена и унижена. Мой муж опять поимел меня так, как сам посчитал нужным.    Удовлетворенный и довольный он лежит сейчас на диване, а я сижу в туалете, и морщась от боли, достаю из своей попки косынку, бюстик и кукольную блузочку Александры.      15. ГОСТЬЯ      Саша на две недели уехал в командировку. Спустя пару дней раздался   телефонный звонок, и я услышала на другом конце провода Ингу.    -Солнышко, ко мне тут приехала подруга. Она в теме.    -Но ты знаешь, Лиса в последнее время стала такой ревнивой    -Ты не против, если она остановится на несколько дней у тебя?    -Нет?... Спасибо огромное. Ты меня очень обяжешь.   Утром следующего дня я уже впускала Ингу и незнакомку в квартиру.   Незнакомая женщина, проходя в комнату, держала ее за руку и с интересом   смотрела на меня. Ей было около 35 лет на вид. Шикарные черные волосы,   завиваясь мелкими кольцами (эффект мокрых волос) тяжело спадали вниз   почти до самого пояса    -Привет Ин!... Здравствуйте! Мне уже пора идти.    -Устраивайтесь как у себя дома. Ключи я оставляю вам на вешалке в   прихожей.    -Пока! Не скучайте.   Я ушла, отавив Ингу и ее подругу полновластными хозяйками своей   квартиры.   Вечером, по пути домой, я прикупила кое-что для праздничного ужина.   Взяла сладости и бутылку грузинского полусладкого вина для угощения   гостей.   К моему разочарованию, Ингу я уже не застала.   Вероника, так звали ее новую подругу, открыла мне дверь одна.   Мы познакомились.   Она была довольно общительна и интеллигентна. Общаться с ней было   приятно.   Впрочем, даже после выпитого бокала вина, я ловила себя на каком-то   чувстве неловкости. Более того, я не смела поднять глаз на свою гостью и   все время сидела чуть потупившись, старательно отводя взгляд в сторону   от ее умных, прямо и по мужски рассматривавших меня глаз.   Почувствовав мое состояние, Вера решила сгладить неловкость и перевела   разговор на обычные женские мелочи. Мы поговорили о Инге, ближайших   планах на выходные, ценах в городе, о том, где можно купить у нас те или   иные вещи или продукты.   Потом наша болтовня стала более непринужденной, мы стали обсуждать моду   и предпочтения в одежде. Я похвасталась парочкой подаренных мужем   накануне вещей, которые мне особенно нравились   Вера осторожно попросила разрешения посмотреть и с виноватой улыбкой   открыла мой шкаф. Мы вместе решили примерить мои обновки. Она достала   несколько обворожительных платьев из своего дорожного гардероба и   предложила мне прикинуть некоторые модели на себя. Чуть погодя, я уже   совсем освоилась, добралась до ее белья и крутилась перед зеркалом в   симпатичной светло-розовой прозрачной, со множеством воздушных оборок и   рюшей коротенькой ночнушке, втягивая живот и поворачиваясь то одним то   другим боком.   Подняв глаза, я увидела в отражении, что гостья стоит позади меня и   внимательно следит за моими движениями. Я снова почувствовала неловкость   и, смутившись, осталась растеряно стоять перед открытым шкафом. Вера,   не спуская с меня глаз, медленно приблизилась сзади и положила руки на   мои чуть прикрытые тонкой тканью плечи. Я вздрогнула, словно прошитая   электрическим током. На минуту мне показалось, что пол качнулся мне на   встречу. Сердце тревожно и часто забилось, а щеки стал заливать алый   румянец.   Вероника с первого взгляда определила мое состояние и пошарив на полках   в моем шкафу, быстро вытащила оттуда светло-желтый с мелкими черными   горошинками простенький платок. Ее руки сзади перекинули платочек мне   через голову и замерли, держа его в натянутом состоянии в сантиметре от   моих губ. Платок был свернут на угол как косынка и, задержавшись на   уровне моих губ, стал медленно поднимался все выше, пока не остановился   прямо перед глазами. Я оставалась стоять неподвижно, ожидая и   одновременно пугаясь продолжения.   Дыхание мое участилось, а руки и ноги словно стали ватными и тяжелыми. Я   была не в силах сдвинуться с места. Глядя на меня в зеркало, Вероника   как-то особенно, с чувством собственного превосходства, улыбнулась и   опустив руки с платком, забрала кисти моих рук в свои ладошки. Чуть   помедлила и, не отпуская взгляда от моего отражения в зеркале, медленно   завела одну мою руку за спину и вверх.   Мы обе стояли лицом к зеркалу. Спиной я чувствовала как ее грудь   касается меня сзади через едва ощутимый барьер тонкой ткани. Стоя с   заведенной за спину правой рукой, я все еще не решалась что либо   предпринять, молча и напряженно глядя на свое отражение.   Вера резко, уже не церемонясь вывернула мне за спину вторую руку и   скрестив их за спиной, встряхнула меня, давая почувствовать свою силу и   оценивая степень моей уязвимости. Ткань платка плавно обвила мои   перекрещенные запястья и стянула их двумя узлами в единое и неразделимое   целое.   Ее губы приблизились к моим и замерли почти коснувшись. Чуть помедлив,   она медленно, властно и долго поцеловала меня, прекратив только тогда,   когда сама сочла достаточным. Потом она захватила меня за волосы и   повела в спальню.   В спальне она стянула со спинки кровати свой черный шейный платок и   тщательно завязала мне глаза. Я больше не могла ничего видеть и   вынуждена отдаться во власть слуховым и тактильным ощущениям. Сначала,   она заставила меня лечь. Потом, я почувствовала шорох снимаемой одежды,   скрипы матраса и наваливающуюся на меня тяжесть сильной взрослой   женщины. Вера села сверху и я ощутила рядом с лицом легкое дуновение и   запах чистого свежего белья вперемешку с ее запахом.    -Теперь открой рот!- Услышала я ее тихий шепот.    -Не сопротивляйся! Ты уже позволила мне связать тебе руки.    -Не останавливайся на полпути. Позволь себе оказаться полностью в   моей власти.    -Давай! Открывай его.   Что это будет? -пытаясь скрыть предательскую дрожь в голосе на выдохе   спросила я.    -Это всего лишь мои трусики.    -Ну же, открывай!   Я лежала под ней связанная, тяжело дыша и слегка приоткрыв рот, не   решаясь подчиниться, и в то же время не желая сопротивляться. Вера   слегка приподняла мне голову, как бы принуждая к подчинению, и я   подчинилась. Приоткрыла губы чтобы стать окончательно униженной и   зависимой от прихотей своей гостьи.   Вера не была крупной женщиной, но попка у нее отнюдь не маленькая.   Вскоре я обнаружила, что мой рот забит ее трусами до отказа. Потом снова   шорох, мягкая ткань опустилась на мои губы, а затем, туго натянулась   плотно обхватив рот и щеки. Концы чего-то собрались в тугой узел на моем   затылке и были надежно затянуты. Я почувствовала, как длинные свободные   кончики от узелка на затылке щекочут мне шею и спину. Все, теперь она   может сделать со мной все, что захочет, реализовать самые темные свои   фантазии и я хочу чтобы она это сделала.      Мое тело наполнилось чувствами и желаниями новых ощущений. Пока гостья   связывала мне ножки, я успела пару раз кончить самостоятельно, а когда   она стала пошлепывать меня по попке, и всячески тревожить (иногда весьма   болезненным образом) другие мои эрогенные зоны, то я уже вынуждена была   делать это по ее желанию. Она мучила меня часами, не давая разрядки и   потом ей достаточно было положить руку "туда" чтобы заставить меня   забиться в приступе невыносимого удовольствия.   Я была полностью зависима, опустошена, измотана и унижена . Я уже хотела   остановиться, но не знала как дать знать ей об этом. Попробовала   использовать знак, который обычно в наших с Ингой играх означал момент   когда "нижняя" дошла до предела терпимости ощущений. К моему удивлению,   знак был понят, но прежде чем остановиться Вера заставила меня еще раз   потерять сознание.   Когда я очнулась, глаза у меня были развязаны. Вероника сидела за столом   и спокойно курила сигарету. Увидев мое возвращение, она присела ко мне   на кровать и положила рядом беленький с кружевной оторочкой платок и   детскую розовую соску-пустышку.    -Я сейчас тебя развяжу, но с одним обязательным условием, в моем   присутствии ты будешь обязана носить на своей головке детский платочек и   постоянно держать соску во рту.    -В противном случае, я продолжу пока ты совсем не обессилишь, а затем   заставлю тебя это делать насильно.   Я кивнула и, наконец, освободилась от трусиков. Впрочем, прежде чем   развязать мне руки Вероника спрятала мои волосы под приготовленный ею   платок с кружавчиками и вставила мне в рот соску. Потом меня снова   подвели к зеркалу заставили смотреть и снова насильно довели до оргазма.   Нет, пожалуй достаточно на сегодня . Таким темпом я не доживу до   следующего утра.    -Верочка Я больше не могу. Прекрати - Я попыталась снять платок и   выплюнуть соску.    -Ну уж нет девочка моя, или будешь слушаться или накажу. Получишь   в наказание еще два оргазма.   Сил сопротивляться у меня оставалось мало Вера скрутила меня и сделала   как обещала. Поначалу, истерзанное мое сокровище или как говорят - " та   моя часть в соответствии с которой я в наибольшей степени являюсь   женщиной" отказывалась реагировать, но Вера упорно добивалась своего,   пока свет, уже в который раз сегодня, не померк перед моими глазами.   Придя в себя, я обнаружила что снова связана, точнее спеленута в   одеяльце. Оно обвязано вокруг теплым маминым пуховым платком. Ноги,   поверх пелен, опутаны большой натуральной тонкой вязки белой шалью. Ручки   туго примотаны где-то рядом с попой, на голове снова повязан платочек   и во рту опять торчит детская соска.    - Да.....девушка! Попала ты в этот раз по полной программе.    -Будем делать из тебя послушную хорошую девочку!    -Иди ко мне!   Я пошевелила ногами и поняла, что могу двигаться, семеня по полу не   слишком плотно спеленутыми щиколотками. Ослушаться гостью было себе   дороже и я весь вечер семенила босыми пятками по полу, исполняя ее   повеления: явиться на кухню или в ванную. Вероника проверяла не ослабли   ли пелены и на месте ли соска. После чего мне позволялось мелкими,   насколько позволяли платки, шажками идти обратно в спальню.   Время от времени ей приходила в голову блажь покормить меня. Тогда она   брала бутылку с соской для грудных младенцев и наполняла ее жидкой   молочной кашкой, сладким чаем или соком.   Кормления были регулярными и не зависели от моего желания. Малейшие   капризы немедленно карались затяжным мучительным оргазмом.   Так, в пеленках и с соской, я и дожила до вечера. Перед сном меня   приложили к груди. И тут оказалось что у меня тоже есть шанс помучить   Веронику. Грудь, была ее слабым местом и мне удалось немного "выровнять   счет", но ненадолго. За свою минутную слабость, Вера отыгралась на мне   по полной программе.   Спать она легла рядом со мной. Сон у Веры был поразительно чутким. Она   часто просыпалась и проверяла на месте ли у меня соска и не распутались   ли пеленки. Однажды я выронила соску во сне и поплатилась новыми   мучениями. Больше я не смела сомкнуть глаз. Только под утро забылась на   какое-то время. Проснулась я часов в десять утра. Теплой шали поверх   моих одеял уже не было. Я тихо выбралась из пелен и, все еще боясь   поверить в освобождение, как была в платочке, с соской осторожно обошла   комнаты. Все вещи Веры, кроме тех, что были на мне, исчезли. Вздох   облегчения вырвался у меня когда я поняла, что свободна. Я развязала   душный платок, выпустив волосы на свободу и они благодарно рассыпались   по плечам. Вера, видимо, наконец решила что теперь с меня довольно.   Я приблизилась к зеркалу. На меня смотрело измученное и исхудавшее   отражение. От меня практически осталась одна тень. Под глазами   образовались темные круги.    -Да....аааа хорошаааа!   И тут я увидела, что до сих пор держу соску во рту.   Коленки мои непроизвольно дрогнули и из глаз брызнули слезы.   Губы приоткрылись вместе с вырвавшимся стоном и пустышка упала на ковер.   ...Это был последний оргазм, оставленный Верой мне в подарок.         16. ИЩЕМ НОВЫХ ОЩУЩЕНИЙ.      Последние дни муж часто стал намекать на возможность разнообразия в наших отношениях и вскользь, несколько раз предложил попробовать секс втроем. Раньше мне самой уже приходилось заниматься любовью с девушками. Но делить с кем-то своего мужа я не хотела. "Это только мое и оно не делится!" - такова была моя категоричная реакция на все рискованные предложения незамужних продвинутых подруг. Но одно дело бисексуальные подруги, а другое когда инициативу берет в руки сам муж. Особенно он стал настаивать на подобном эксперименте, когда понял, что я сильнее завожусь именно тогда, когда он сам дает мне повод к ревности.   Постепенно он приучил меня к мысли о неизбежности такого типа отношений, и я сама стала перебирать кандидаток из числа подруг. Самым наилучшим вариантом оказалась Лена, моя бывшая коллега по работе. Она замужем, давно в теме, бисексуальна и (что скрывать) очень привлекательна. Я поговорила с ней по телефону и позже, при личном свидании в ближайшей кафешке, мы обсудили все более подробно. Мне хотелось сделать мужу подарок именно в день рождения. И этим подарком будет - она. Ей нужно прийти к нам заранее, я ее подготовлю. Свяжу ее как можно более красиво и возбуждающе и мы с мужем займемся сексом на глазах другой женщины.   Ленка пришла как договаривались и была одета согласно моим подробным инструкциям.   Я усадила ее в спальне на мягкий стул, принесла приготовленные мною платки, колготки и шарфики, и стала крепко и одновременно красиво, и эротично связывать ее изящные ухоженные руки, стараясь отнестись к этому, как к созданию произведения искусства.   Лена по-моему получала от процесса не меньше удовольствия чем я. После того как я подправила ей макияж и завязала глазки воздушным, сложенным в несколько слоев платком из белого шифона, пришло время заняться освещением мизансцены. Комнату украсили декоративные алые свечи и мигающий разноцветными лучами хрустальный шар. Освещение в комнате стало приглушенно-мягким. В сумеречном мерцании хрустального шара, Ленкина фигурка казалась сказочно далекой и нереальной. Красота ее изумительных стройных ножек, которым завидовала большая половина женского персонала нашего отделения, подчеркивалась полосками темно-синего и черного бархатных поясков, которыми я их связала. Белокурые вьющиеся локоны рассыпались по ее округлым женственным плечикам легкими светлыми завитушками, слегка прикрывая ее небольшую обнаженную грудь. Торчащие от возбуждения сосочки темнели среди этих легких локонов на фоне ее белоснежной кожи. Желая доставить мужу больше приятных минут, я повязала щиколотки, коленки и запястья Лены легкими белоснежными платочками с мелким рисунком. Легкий светлый шарфик перехватил ее грудь, плечи и прижал к спинке стула, окончательно лишив возможности двигаться.   Приготовив подругу, я стала ждать прихода Саши и занялась собой. Хорошо зная мужа, я оставила на себе белое кружевное белье, трусики и лифчик, которые его точно не оставят равнодушным. Чулки надела темно-коричневые, с узорными резиночками. В качестве последнего завершающего штриха набросила на голову белый же шелковый платок, и привычным движением пропустив концы под подбородком, обернула их вокруг шеи.    Туго обернутая платком шея, давала мне чувство приятной подавленности и уязвимости, дыхание стало чуточку затруднено. Оставшиеся после обматывания вокруг шеи кончики, я захватила руками вместе со спускавшимся мне на спинку свободным полотнищем платка с хвостом своих волос и притянула все сзади двойным тугим узелком. После этого оставалось только включить особый ночник в углу комнаты в свете которого, все белые предметы вокруг засияли неоновым голубоватым сиянием.    Мое белье и косыночки которыми я связала подругу засветились в сумерках, делая акцент именно на тех местах наших тел, которые наиболее сильно впечатляли моего мужа.   Тем временем вечеринка в сауне, посвященная дню рождения мужа, закончилась и он позвонил что идет домой. Саша явился с корпоративного мальчишника в самом благодушном настроении. Он явно не ожидал от меня такого роскошного подарка. Я взяла его за руку и повела в спальню.   Его сразу завело приготовленное представление, но он сдерживался, стараясь доставить мне как можно больше удовольствия.   Подойдя к коробке, я достала оттуда косыночку из мягкого и тонкого трикотажа. Саша стоял среди комнаты. Я медленно приблизилась к нему спереди, взяла его ладонь в свою и вложила туда приготовленную косынку. После этого я, конечно же, поцеловала мужа в губы и повернулась к нему попкой, скрестив запястья у себя за спиной. Полупридушенная, своим туго завязанным платком, я стояла в полной тишине и послушно ждала, ощущая горячее дыхание у себя между лопатками и чувствуя как мягкий трикотаж оборачивается вокруг моих рук, притягивая их друг к дружке. Он усадил меня рядом с Леной и связал мне локти шарфом за спинкой стула.   Мы с Леной наслаждались видом друг друга. Нашей подчиненностью, чувством несвободы и зависимости. Сидя рядом, я и Лена начали игру, как бы пытаясь освободиться и дотянуться друг до друга. Саша сильно возбудился.   Потом он немного нас помучил и заставил связанных долго и нежно заниматься любовью.   Доведя нас пару раз до предела возбуждения, Саша сказал что приглашает всех к ужину и вышел на кухню готовить. Он предложил нам самим развязаться окончательно, позаботиться о ножках и отдохнуть, для чего сначала развязал Ленку, а потом освободил и мои руки. Ленка быстро развязалась полностью сама, я замешкалась с туго затянутыми на коленках узлами. Подруга сначала подошла помогать, а потом ей это видимо наскучило и она стала наоборот мешать мне освободиться. Она силой опять завела мои руки обратно за спину и опять связала за спинкой кресла.   Я еще принимала это как шутку и не особенно сопротивлялась. Как только она поняла, что я уже полностью в ее власти, ее игривость мигом улетучилась. Она схватила большой ком мягких платков и стала пытаться заткнуть ими мне рот. Я начала теперь реально сопротивляться, но было поздно. Я была беспомощна и вскоре мягкий комок уже так глубоко проник в мой рот, что я могла только тихо и часто сопеть в две дырочки.   А она уже ловко завязывала и затягивала сверху бязевую косынку. Бязь совсем не скользит в отличие от шелка и от нее практически не возможно избавиться самой. Сашка воспринимал нашу возню как продолжение игр, а я тем временем, оказалась надежно связанной с полностью заткнутым и завязанным ртом.            Когда муж вернулся в комнату, Ленусик с самым невинным видом объяснила ему, что мол я предложила новую игру - они должны заняться сексом на моих глазах так, чтобы я была при этом беспомощна и не смогла помешать.   Саша легко поверил и повелся на эти сказки. Она завела его. Муж и подруга вдвоем расположились в двух метрах от меня и он, не обращая внимание на мое отчаянное скуление и попытки освободиться поимел ее прямо передо мной на ковре. Потом они отвязали меня от стула, положили на него животом вниз головой. Сашка собрался доставить мне мою долю удовольствия. Но это не входило в Леночкины планы. Как бы играя, она отстранила от меня мужа и стала забавляться с моими дырочками с помощью двух платочков. Закончилась игра тем, что подруга начинила своим шифоновым голубым в белый горох платком пустой аппликатор от "Тампакса", заткнула с его помощью мне этим платком попку и взялась за "мою сладкую". Она несколько раз насильно доводила меня до оргазма, а потом опять занялась моим мужем. Чтобы муж не тратил силы на меня, она, как бы для пущей сексуальности, заткнула мою киску большим шелковым платком и продолжала ласкать губки, не забывая проверить не развязались ли кончики косынки плотно удерживающей все затычки у меня во рту,. Она сделала так, чтобы я опять "улетела", а сама получила от моего мужа все что только хотела, предварительно завязав мои глаза .Видимо ей хотелось, что бы я еще больше помучилась и пофантазировала. Воображение мое разыгралось во всю, но я могла только слышать звуки того что происходило в комнате. А уж о звуках Лена позаботилась!!!!.. Потом она ушла, а Саша, посмотрев на мня, вдруг снова возбудился и тут я, наконец, получила такой мучительно-продолжительный и качественный секс на который сегодня уже совсем не рассчитывала.                   17. ВАНИЛЬНЫЙ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ.      Мой юбилей, как обычно, подруги спланировали без меня. По этому случаю девочки подкараулили меня в засаде на выходе из подъезда, сунули под нос тряпочку с хлороформом, загрузили тело в салон машины и повезли на квартиру. Когда я пришла в себя, все уже было готово к поздравлению. То есть меня уже раздели, снова одели в сетчатые черные чулочки, черный кружевной лифчик и трусики. В рот, как потом стало понятно, недолго думая, затолкали свои трусы. Ручки, ножки, локотки старательно связали ярко красными праздничными платочками ( что-то наподобие шелковых) и, для пущей надежности, завязали рот своими ношенными колготками. Я тихонько приподнялась и пошевелила руками и ногами. Связали крепко, но в попу и спереди вроде ничего не вставили. Зная их не первый год, могу предположить, что все еще впереди. Переворачиваюсь на другой бок, в сторону, откуда слышатся их голоса. Вся троица уже облачилась в сексуальное белье, новенькие страпончики. Сидят непривычно в раскорячку на стульях и играют в карты. Нетрудно было догадаться, кто будет призом для выигравшей кон.   Ленке повезло. Она блаженно потянулась на стуле и под завистливые взгляды, оставшейся не удел парочки, медленно виляя бедрами направилась ко мне. Увидев, что я окончательно пришла в себя, Ленка расплылась в обворожительной улыбке.   - Сюрприз!!. С днем рождения дорогая подружка.!   - Ты со своим мужланом наверное совсем отвыкла от женской ласки. Мы решили напомнить тебе все прелести незамужнего житья - бытья.   - Приготовься получать удовольствие.   - Возражения не принимаются.   - Праздник оплачен.   Ленусик приподняла меня, поставила на ноги и прислонила к стене, а потом стала тереться о мое, накрепко спутанное, полуобнаженное тело своими роскошными волосами, грудью, попкой, животом. Во мне стало подниматься возбуждение, но я была бессильна что либо сделать, а Лена продолжала изводить меня нежными чувственными прикосновениями к самым интимным и отзывчивым на ласки местам.. Я часто задышала. Постаралась поймать ритм, но она сразу заметила мои ухищрения   -Нее...еееет, подружка, ничего у тебя не получится. Праздник только начался. Доведя меня почти до изнеможения, она вдруг, в последнюю минуту, резко оттолкнула меня руками и я плашмя плюхнулась на кровать животом на подушки. Пока я силилась восстановить дыхание, ее силиконовый малыш уперся в мою попку. Я не успела еще как следует сомкнуть ягодички, как почувствовала, что давление на розочку стало более настойчивым и она медленно поддалась напору из вне. Теперь сжимай ни сжимай попку толку никакого, уж вошел - так вошел. Что на три сантиметра, что на десять - назад мне его не вытолкнуть. Ленусик входила долго плавно и медленно. Я старалась расслабить все что можно и дышать глубже.    Все, вошла целиком. Ремешки уперлись в мои розовые половинки. В тишине слышались только мой стон и частое тяжелое сопение. Ленуся начала движение обратно, потом сновав перед и медленно, с остановками, в три приема снова вошла в меня до конца..   От зрительниц взгромоздившихся вдвоем на одно кресло неслось разудалое:   - Поздравляем!!...Поздравляем!!.. Поздравляем!!! - она снова вошла до конца.   Вышла назад - мой стон тонет в восторженном "ВАУ!!!!!!" группы поддержки    -Поздравляем!!...Поздравляем!!.. Поздравляем!!! - опять повторение цикла.   и так двадцать пять раз по числу исполнившихся лет именинницы.   .Попка начала побаливать и на моих глазах выступили уже не шуточные слезы. Инга коротко комментировала происходящее:   -Юбилей должен быть запоминающимся. Воспоминания мы тебе обеспечили, теперь пора отдать должное праздничному торту.   Она торжественно принесла из кухни огромный шоколадно-сливочный ванильный торт.   Меня усадили на кровати и поднесли угощение к самому носу.   -Правда классный? Чистые сливки, ваниль и шоколад. Сама выбирала..   -Ну-ка, именинница, отвернись! Отвернись-отвернись!!!   -Нечего подглядывать!!!    Я, морщась от дискомфортных ощущений в "поздравительном" месте, опять упала на подушки и перевернулась на живот. Только я легла лицом вниз и закрыла глаза, как Лиска приподняла мне попку одной рукой, а другой, проворно стащила трусики до колен. Одновременно, Инга, со всего маху, въехала ледяным (из морозильника) тортом мне прямо в зад. Шоколадная корочка треснула. Сливки под давлением прыснули в образовавшиеся трещины. Сладкая и холодная масса законопатила всю мою расщелинку и обожгла ледяным огнем. Трусики с колен вернули обратно на попку и прижали ими полученную массу. Я визжала, насколько это реально когда рот набит бабским нейлоновым барахлом, и пару раз дернулась, но меня держали. Держали, пока мое внутреннее тепло постепенно не разогрело всю эту ванильную жижу до более-менее терпимой температуры. Чтоб я не создавала проблем, меня просто крепенько привязали к боковинкам поперек кровати за шею и коленки двумя розовыми косыночками.   Подали чай. Подруги расположились вокруг меня с чашками горячего чаю и полезли ложечками ко мне в трусы за тортом.. они ловко орудовали ложками под моими трусиками, выуживая куски побольше и поцелее. Вскоре, когда целых кусочков не осталось, чайные ложки с усилием заскребли по моим половинкам, норовя добыть остатки торта из самых сокровенных мест. Половые губки и почти вся попка были выскоблены ложками и затем начисто вылизаны в три ловких быстрых розовых язычка. Пока они занимались едой, я потихоньку стала выпихивать их кляп чтобы попытаться выплюнуть наконец все трусишки на подушки. Осталось вытолкнуть последние, но тут я снова начала возбуждаться от их работы язычками и тихо застонала - чем выдала себя с головой. Лиска быстро перевернула меня на спину и зажала рот своей ладонью не давая полностью освободиться от последних трусиков во рту. Девчонки снова старательно свернули мои перепачканные в шоколаде трусы и протерев ими от остатков торта всю мою задницу затолкали таки мне их обратно в рот.   -Вот и тебе тортик достался!!! - ликовала довольная запыхавшаяся троица.   - А она волновалась наверно, беспокоилась.   - Нет-нет, мы о тебе помним.   Теперь рот мне закутывали по взрослому - двумя платками, туго и один поверх другого.    - Ну все девки !!! Короткий перекур. Подмоем именинницу и продолжим праздник. Не спеша перекурив, меня подмыли и снова привязали поперек кровати, но теперь с разведенными в стороны коленками. Инга затолкала в меня свой любимый вибратор с большой блестящей кнопкой на конце для включения электропривода. Его тоже предусмотрительно примотали ко мне с помощью черного шелкового шарфика. После всех приготовлений девушки накрыли праздничный ужин на журнальном столике, придвинув его вплотную ко мне. Началось праздничное застолье.    Я слушала тосты, поздравления, комплименты, лежа связанная сиськами кверху, сжимая в зубах сладкие, пропитанные растаявшим на моей заднице шоколадом и ванилью кружева.    Закончив очередной тост, девушки дружно тянулись бокалами к моей кисоньке и чокаясь о вибратор включали его в работу. Пока они допивали свои бокалы, устройство работало внутри именинницы. Выключение наступало соответственно после очередного тоста. Но новая речь снова заканчивалась перезвоном внизу моего живота, опять включавшим неутомимую миленькую игрушку.   Домой я добиралась уже в одиннадцатом часу вечера, когда сели батарейки и кончилось вино.    Меня шатало и я еле передвигала ноги хотя не выпила ни капли за весь вечер.   От запаха ванили меня слегка подташнивало еще наверно месяца три.         18. КУРОРТ      Сразу за железнодорожным переездом начались сосновые перелески. Перерезанные узкими полосками небольших речных озер.   Наш "Соболь" свернул налево на довольно запущенную асфальтированную дорогу. Справа от нее за редкими сосенками покачивались кувшинки и ряска полузаросшего озера. Дорогой когда-то часто пользовались. А теперь, сквозь трещины в асфальте, стала прорастать редко тревожимая колесами трава и качались мелкие соцветия полевых растений.   В конце этой лесной дороги находился тупик с массивным изысканной ковки металлическим забором за которым угадывалось несколько старинных зданий архитектуры конца XIX века. Все строения стояли немного выше по отношению к окружающему ландшафту. Вокруг была сырая низина со множеством больших и маленьких ручьев и озер, похоже эта дорога была единственной дорогой сюда.   Надпись на кованных решетчатых воротах сообщала, что мы въезжаем на территорию частного лечебно-оздоровительного пансионата "СПУТНИК".   Значит мы на месте. Санаторий является конечной целью нашей поездки и местом проведения отдыха в этом году.   Наконец мы в отпуске. Долой все бытовые проблемы, стирки, готовки, уборки. Нас ждут две недели отдыха и приятное погружение в состояние "ничегонеделания"   Сразу за воротами начинался старый фруктовый сад. Сейчас, в середине августа, он алел яркой вишней рассаженной по всему пансионату. Старые яблони и абрикосы гнули к земле свои ветки.   Девушка администратор, чья губная помада была подобрана точно в тон вишне на входе в заведение, зарегистрировала нашу путевку и приступила к выяснению подробностей.    -Вход в номер для мужчин и женщин раздельный.    -Вы указали в анкете, что доминирует в вашей паре спутник.    -Вы подтверждаете эти данные.   -Да!- хором отозвались мы.    Хорошо! Я просто обязана убедиться, что не произошло никаких ошибок.    -Заполните регистрационную форму. Вы можете указать в ней любые имена, с этой минуты к вам будут обращаться так, как вы сейчас укажете.   Я быстренько нацарапала в графе "имя" - слово "Маша", после чего мы с мужем разделились и под присмотром персональных медсестер отправились в свои комнаты.   Мне досталась небольшая светлая комната со множеством зеркал, шкафчиков и полочек.   Посредине комнаты стоял столик, а рядом в стене виднелась еще одна дверь, которая была почему-то заперта на ключ.   Моя персональная "опекунша" занесла в комнату вещи и оставила меня одну, пообещав навестить меня через час.   Спустя обещанный срок, дверь в мою комнату отворилась без стука и рослая девушка снова появилась на пороге моей комнаты.    -Надеюсь, Машенька, вы успели устроиться? Через пятнадцать минут мы должны быть готовы к выходу. При регистрации ты поставила галочку напротив пункта "пассив", поэтому все процедуры, их объем и формат определяет мужчина. Все его предписания относительно твоего режима отдыха персонал обязан выполнять неукоснительно, вне зависимости от желаний самой женщины.    -Это Ясно!?? Твой вид, включая одежду, обувь белье и макияж так же определяет твой спутник. Свободное время будет предоставлено, если этот пункт вносится спутником в ваш распорядок на конкретный день.    -Сегодня у нас обязательная процедура.- после некоторой заминки снова зазвенел высокий голос из под марлевой маски. Вы обязаны пройти медосмотр. По желанию вашего спутника это можно сделать в Формате 1(добровольно) или в Формате 2 (насильно) существует так же Формат 3(жестко), он предусматривает болевые ощущения.   В вашей карточке указано Формат Љ2. Это значит, что мне необходимо связать вас, прежде чем Вы начнете прохождение медицинского осмотра.    Девушка в белом халатике разорвала стерильные упаковки с марлей и ватой. Разделила содержимое на несколько "порций" и скатала марлевые полотнища в длинные круглые веревочки.   -Подойди пожалуйста, нам необходимо подготовиться к медосмотру.    Я поднялась со стула и встала рядом с девушкой. От нее шел едва уловимый запах какого-то успокаивающего препарата. Никаких духов, никакой косметики, насколько можно было судить по ее спокойным зеленым глазам. Все остальное лицо было скрыто плотной марлевой маской.    Девушка развернула меня спиной к себе и скрестила сзади мои руки. Одна из круглых марлевых веревок оказалась сначала у нее в руках, а затем затянулась на моих запястьях. Довольно крепко, на мой взгляд даже излишне туго, связанные руки почти сразу начали немного побаливать. Между тем, она приоткрыла мне рот и, осторожно отрывая большие куски ваты из открытой упаковки, стала заполнять ими меня. Заткнув меня по всем правилам высокого бондажного искусства, симпатичная сестричка деловито, но чуточку смущенно вставила мне в зубки толстую марлевую веревку и бантиком завязала ее кончики у меня на затылке.    -Если Вас смущает, что в общем коридоре вас могут увидеть другие посетители, то рекомендую воспользоваться тюлевым капюшоном. Хочешь примерить?   Я кивнула и с облегчением почувствовала, как на мои плечи опускаются складки прохладной тонкой как паутинка ткани. Мой гид потянула за верхнюю часть накидки вниз и хорошенько занавесила прозрачными белоснежными кружевами мое лицо....    Начало осмотра не предвещало ничего особенного. Рост, вес объем груди.   Несколько пикантно выглядела процедура взятия крови на анализ. Пациентку сажают спиной к лаборанту и наклоняют вперед, так, чтобы связанные сзади руки можно было выложить на стол. После того, как я приняла удобную для медперсонала позу, мне решили милостиво завязать глазки белой косыночкой и сопровождавшая сестра дополнительно зажала мой рот своей ладошкой поверх ватномарлевого кляпа.   После этого женщина лаборант могла уже не церемониться с моими пальчиками.   Выдержав меня в таком положении некоторое время и дав почувствовать всю гамму ощущений, она от души засадила свою колючку в крохотную подушечку моего пальца .   Впервые в жизни мне можно было не сдерживать эмоций при этой процедуре. Я взвизгнула. Маленькая слезинка скатилась по щеке и утонула в марлевой повязке вокруг рта. В голове вдруг мелькнула догадка, что в таком спецучреждении анализ может браться из всех пальцев и внутри меня все похолодело. Но ладошка, глушившая мои всхлипы была убрана, а меня разогнули и повели дальше.    Оттоляринголог был довольно забавным типом. Он освободил мой рот от марли, отправив мягкий сырой ком в корзину, осмотрел горло и язык. Потом так же буднично и легко набил туда новой ваты и зафиксировал несколькими витками эластичного бинта. Потрепал щеки и убедившись, что дышать через это отверстие пациентка не в состоянии, с садистским выражением лица прижал мне одну половинку носа ладонью и уставился мне в глаза. Подержав некоторое время в таком виде и, не дождавшись с моей стороны конвульсий от недостатка воздуха, оторвал ладонь и с надеждой перекрыл вторую половину.   Я одинаково успешно сопела в обе дырочки поэтому разочарованный "ухогорлонос" решил перейти к проверке слуха.   Меня отсадили в дальний угол палаты.    -Интересно! Как он будет проверять мой слух если сам так старательно заткнул мне рот, что аж челюсти сводит.    Однако он знал что делает.   -Хочешь, я возьму тебя прямо здесь? - услышала я тихий зловещий шепот из противоположного угла.   -Хочешь сделать мне минет на глазах у этой медсестры?!!   -Или мне завязать ее глаза?!!   -Хорошо! Ты хочешь чтобы она все видела?!!!   -Тогда я просто привяжу ее к стулу рядом с тобой и займусь с тобой любовью.   -А может нам поиграть с твоей попкой?   Я так энергично мотала головой, изображая несогласие с его планами, что у меня вскоре просто закружилась голова.    -Да.... со слухом у нее все в порядке.   -Хуже дело со вкусом, но это не моя компетенция - усмехнулся врач, ставя штамп в санаторной карте.   Облегченно выдохнув через нос, я потащилась за своей "Ариадной" в коридор продолжать процедуру осмотра.   Перед нами распахнулась очередная дверь. Обстановка следующего кабинета заставила меня в диком ужасе метнутся было обратно в коридор, но меня ту же приподняли за локотки и внесли обратно.   Это были апартаменты стоматолога..........      ....Утром я проснулась в самом хорошем настроении. Сознание того, что все самое страшное позади, наполняло меня самыми безоблачными и радостными чувствами. Завтрак был уже подан в номер и я первым делом вытащила из вазы с фруктами утвержденный мужем распорядок предстоящего дня.   В стандартном отпечатанном на принтере бланке значилось:   - 09.30. Завтрак -формат Љ1 ( свободный)   - 10.15. Лечебный массаж. -формат Љ2 ( насильно)   - 11.40. Душевая кабинка. -формат Љ2 ( насильно)   - 12.10.Час удовлетворения спутника -формат Љ2 ( насильно)   - 13.10. Обед в свободном формате в присутствии спутника   - 14.30. Послеобеденный сон у ног спутника -формат Љ2 ( насильно)   - 16.10.Бассейн и личное время.   - 18.40.Макияж, маникюр, педикюр.   Подготовка к вечеру, переодевание -формат Љ2 ( насильно)   - 20.15.Ужин и танцевальный вечер (дамы допускаются при наличии связанных рук и комплекта запасных трусиков ) -формат Љ2 ( насильно)   -01.10. Ночное удовлетворение спутника (согласие дамы не учитывается, формат по выбору партнера)      Даааа....ааа! Ничего себе!!! Похоже мой благоверный сразу вошел во вкус.   Опять весь день руки будут связаны и рот наверняка тоже завяжут. Познакомиться с соседями не получится, поболтать с отдыхающими, наверняка, тоже будет не реально. Пойду попку смажу на всякий случай. Хоть бы чуточку притормозил в первый то, блин, день.!!!      ...............................................      Уже несколько дней как мы отдыхаем в этом странном пансионате. Стала привыкать к особенностям специфического распорядка дня.   Познакомилась с другими девушками. За ужином, мы уже не стесняясь друг друга сами занимаем места под столиком, каждая у своей ножки рядом с креслом мужа, и скромно ждем, когда официант привяжет к ним наши руки большими мягкими хлопчатобумажными салфетками голубенького цвета. Мы сидим, болтаем под столом, мужчины - за столом. Иногда к нам под скатерть просовывается рука с фруктами, конфетами или напитками. Каждый кормит с рук свою спутницу.   Массаж это самая любимая моя процедура и я прошу "своего", назначать ее несколько раз в день.   Две массажистки завязывают мне косынкой глаза, затыкают и завязывают рот и крепко, но не туго связывают на массажном столе или кресле или привязывают к "массажному шесту" в процедурной.    После этого, их руки начинают гулять по мне под аккомпонимент несущегося из колонки музыкального центра барабанного ритма. Ритм меняется, ускоряется, замирает и снова бешено скачет. Вместе с барабанами меняется характер и ритм всяческих шлепков, пощипываний, поглаживаний. В общем, я оказываюсь на седьмом небе по нескольку раз к ряду. В конце концов наблюдающий эту сцену муж ( его присутствие обязательно) обычно не выдерживал, давал сестрам команду об окончании процедуры и подстраиваясь под ритм тоже забирался ко мне на "седьмое небо"   Душ в формате два - это полезная разновидность массажа. когда вас, обнаженную и связанную заводят в душ и так обрабатывают губкой, что все тело и особенно лицо несколько часов горит как "маков цвет". Обычно, после душа полагается до вечера ходить в белом платочке. Видимо, чтоб не показывать никому алые, натертые мочалкой уши..    Вчера я поймала на себе лукавый взгляд "опекунши" и поняла, что сегодня для меня придумано новое развлечение, но утро не принесло никаких сюрпризов. До завтрака я слонялась по комнате и смотрела миленькую порнушку по кабельному (просмотр других передач правилами пансионата запрещен). Наконец дверь, как всегда без стука, отворилась и прибыл завтрак.   Несколько слов на карточке поразили меня как молния. Я ухватилась за стол, еще и еще раз перечитывая записку. Корявым медицинским почерком там было написано всего четыре слова: "Переводится в родовое отделение"   -Как?   -Когда мы успели?   -Я все время пила таблетки!!!! И почему сразу в родовое?   -Все, путевка пропала. Муж расстроится наверняка. Мы планировали подождать с маленьким до весны.      Медленно и потерянно иду по коридору в приемный покой родового отделения.   Крупная пышная женщина снимает с меня полностью всю одежду и уносит в кладовку.   Я, как загипнотизированная, выполняю все указания и получаю две огромные клизмы в попку.   После душа. Вместо платочка на голову мне дают какое-то подобие шелкового капора с кружевами и оборками . Завязывают тесемочки под подбородком,.   -Трусики у нас запрещены   -Пока можете воспользоваться этим. - девушка медсестра протянула мне марлевый треугольник подозрительно похожий на детский подгузник прошлого века. Кое-как напяливаю его на себя и ложусь на большой стол. На нем уже настелены хлопчатобумажные и байковые простыни. Видимо, мне опять предстоит осмотр.   Хотя зачем тогда одевать подгузник?   Пока я пыталась сообразить, как умудрилась забеременеть и что дальше делать в такой ситуации, меня закутали в простыни по самые глаза. И когда я осмысленно стала оценивать действия врачей, оказалось, что уже вся, по рукам и ногам спелената как младенец в самые настоящие пеленки. Полненькая акушерка старательно довязывала узелки на одной из пяти цветных косыночек связывавших мои пелена, мягкий розовый платочек был повязан на голову поверх смешного капора и я почувствовала, что двигаюсь вверх к окошку в стене.   Столик, на котором меня так странно готовили к отделению для беременных мам, оказался транспортером, лента которого уносила к занавешенному марлевой занавеской проему в стене.   Лента вынесла в другой широченный коридор. Чьи-то руки приняли сверток со мной и переложили на каталку.   Каталка была очень высокой и блестела стерильными хромированными ручками.   Мой сверток был на ней седьмым.   Мельком, пока меня не положили на бочек, я успела заметить, что в остальных свертках тоже были молодые девушки примерно моего возраста.   Первый раз вижу, чтобы будущих мам возили, уложив рядком на каталке, как новорожденных.   ..И тут я словно проснулась.   -Подгузник, чепец, пеленки. Как я сразу не догадалась?   Новорожденной придется быть мне. Я не беременна!   Ой козлы!!! Так извращаться над человеком! Прибила бы, если б смогла распеленаться!   Такие же чувства были и у моих соседок. Уже на месте, в палате, девушка из стоящей рядом, накрытой вуалевым балдахином детской кроватки стала кричать все, что думает о таких шутках.   Пришедшая на ее крик нянечка сначала успокаивала ее, а потом просто достала из сумочки рядом с кроваткой большую розовую соску и, вставив ее крикунье в рот разиков пять качнула помпочку. В детской наступила тишина. Среди этой тишины слышались только шаги няньки. обходившей все кроватки и раскладывавшей на подушку каждой "новорожденной" миленькие сосочки, так, на всякий случай.    Около получаса мы возились в пеленках и тихо переговаривались относительно своей дальнейшей участи. Все сошлись на том, что придется питаться из бутылочки с соской и сикать под себя. Вопрос как долго нам все это терпеть.    Раздался скрип и в палату въехала знакомая тележка. Нас снова выложили рядком и повезли в коридор.    -Мамочки !!! Кормление, приготовьтесь. - услышала я голос няньки.   Каталка останавливалась рядом с дверью в очередной бокс и "мамочке" уносили "новорожденную".   -Двойня у Вас? Поздравляем. Забираете своих кукол!   -Леночка Ваша? Забираем мамочка! Побыстрее!   -Машенька Ваша? Получите.   Крепкая крупная женщина подхватила меня на руки у очередной двери и легко понесла внутрь.   В боксе на кровати сидела моя "мамочка"   -Ха-ХА !!! Я сейчас описаюсь со смеха.   "Она" сидела на кровати в пестром ситцевом халате и с побритыми гладкими ногами. На голове косыночка. На лице марлевая маска. Умора.   У мужа была такая же реакция при взгляде на мой конверт. Минуты две мы просто хохотали, глядя друг на друга.    На шум заглянула медсестра.   -Мамаша! Прикладывайте ребенка. Если не сможете кормить сами, я позову вам кормилицу.   Я ничего не могла понять. Что она хочет? Куда меня прикладывать?    -Где моя бутылочка?   Женщина зашла в бокс повернула мне голову и расстегнула ситцевый халат Саши. Бесцеремонно достала то, что давно выпирало под подолом, и продезинфицировала "это" каким то составом.    -Это что ? Вот это - вся еда?? Не.....еееет!!!   Меня быстро повернули бочком и приложили к "соске".   Ну что ж, слава богу, я не первый год за мужем. Тем более, что косынка: его самый возбуждающий фетиш. Если по правилам игры, он обязан все время находиться в платочке - это значит, что заснуть ему не суждено.    Придется выручать извращенца.   Быстренько облегчила "мамочке" ее страдания и отвернулась, чтобы отдышаться.    Боже !! "Он" опять наполнился!   -Делать нечего приняла еще одну порцию. Мамка протерла мое личико влажной мягкой салфеткой, чмокнула в лобик и медсестра унесла меня в коридор.   Каталка, поскрипывая, поплыла обратно. У последней двери произошла заминка. Я услыхала как врач сказала медсестре, указывая на бокс куда унесли сразу двух моих подруг : "У мамочки не хватило молока. Пригласи кормилицу! Возьми из соседнего бокса, там "роженица" моложе".   Старшая сестра быстро сбегала и привела другую "мамочку" предварительно завязав "ей" глаза своим платком. Близняшку накормили и она тоже была уложена рядом со мной.   -Мамаши, отдыхаем, набираемся сил!   -"Телевизор после одиннадцати выключаем. Кормление каждые два часа!" донеслось напоследок из коридора.   Нас отвезли обратно в детскую и разложили по кроваткам   Стемнело. Нянечка прошла по палате, накачала хорошенько соски и вышла, оставив лежать в тишине семь сопящих укутанных в платки и пеленки лялек с надутыми щеками.         19. ШЕСТЬ ЛЕТ СПУСТЯ..      С приближением шестилетия нашей совместной жизни, меня начали посещать самые невероятные фантазии по поводу способов отметить такое событие. Во первых, хотелось отметить это в каком-нибудь уютном месте. Во вторых, душенька требовала праздника и новых, щекочущих нервы ощущений.    Единственным местом, где это все можно получить, была небольшая кафешка на Алексеевкой улице. О ее существовании можно не знать, находясь всего в трех шагах от нее. Тяжелая старинная дверь открывается только на условный стук и только для дам. Честно сказать, это было единственное место во всем городе, где женщины и девушки могли флиртовать друг с другом абсолютно открыто, не стесняясь своих чувств. Всегда доброжелательная, и уютная обстановка подвальчика старинного купеческого особняка притягивала сюда женщин нетрадиционных наклонностей как тихая и безопасная гавань.    Работники заведения свято блюли тайну частной жизни всех посетителей отчасти потому что сами были девушками страстными и не чуждыми романтики, но по большей части, в силу того, что заведение считалось просто клубом по интересам и по этой причине хозяйка игнорировала такие неприятные условности как налогообложение, регистрация и отчисления в пенсионный фонд.    Это было то место, где можно здорово отдохнуть, не вздрагивая ежеминутно от пьяного мужского мата, но в этот раз имелась огромная проблема. Отмечать годовщину свадьбы нужно как минимум с мужем, а его туда на порог не пустят. Пока я мучилась поисками адекватной замены, Саша тоже стал проявлять признаки нетерпения. Несколько раз он закидывал удочки по поводу моих планов и желаний, тактично намекая, что пора бы мне определиться с праздничной программой. Наконец он не выдержал и высказал мне, что времени у нас уже нет, решиться я должна немедленно но что он, в принципе, готов, как и шесть лет назад ради меня на любые безумства.   Ха! Дорогой, никто тебя за язычок не тянул, раз ты готов на безумства, тогда я их уже хочу. От моментально сложившегося в голове плана приятно потеплело внизу живота. Да это реально, я проведу с мужем вечер именно там, где хочу.    Окончательный разговор с супругом состоялся на следующее утро. Я подошла к беседе творчески, напомнила, что я уже несколько лет как верная жена. Веду все хозяйство. Заедена бытовыми проблемами и никак не могу выбраться из этого монотонного круговорота кастрюль в природе. Единственным моим желанием в канун годовщины свадьбы будет: видеть его, моего дорогого и единственного супруга на своем месте. А самой, отстраниться от всего бренного и мирно плыть на волнах эротики и сексуального вдохновения. "Кое-кто" недавно клялся, что готов на любые эксперименты. Я не требую многого. Всего то милый побудь один день мной. Почувствуй себя женщиной. А я, постараюсь расслабиться и получить удовольствие. В общем, прижатый в угол и подвергнутый массированной психологической обработке, Саша махнул рукой и согласился на один день примерить на себя роль представительницы прекрасной половины человечества.    Времени на подготовку у меня всего пол дня. Я сняла с карты, неимоверными усилиями воли накопленную заначку и окунулась в бездонное море витрин и переходов центрального универмага. Вечер в пятницу - не самое лучшее время для взвешенных покупок. Людской поток, под большим давлением врывался, в широко открытые двери центрального входа и закручиваясь в лестничных пролетах обрушивал свои волны на шаткие плотинки небольших отделов, предлагавших предметы косметики, бижутерии и прочих женских радостей.   Первым делом, нужны туфельки сорок второго размера. Без них, можно не начинать ничего вообще. Нужная модель была успешно обнаружена мною в отделе под названием "Ваше величие". Обычно, я обхожу такие места, но тут выбор приятно поразил. Лакированная черная модель на тонкой шпильке с ремешками по щиколоткам была именно тем, что я искала. Далее присмотрим бельишко. Колготы возьму поплотнее. Они смягчат форму его ног. Светленький лифчик небольшого размера, но с обворожительной кружевной отделочкой и тоненькими бретельками - пожалуй беру . Для пикантности, краснея и сбиваясь с мысли попросила продавца пробить к нему пару рискованного вида силиконовых вкладышей с остро торчащими рельефными сосками. При подборе трусиков нервы мои не выдержали, не железная все-таки. Я выбрала с десяток самых симпатичных моделей, но размер взяла на себя. Напялю на него свои ношенные, так будет намного эротичнее. Нельзя же переводить на мужика такую красоту - робко оправдывалась я перед своей совестью.   Косметический отдел мне был нужен с одной целью: хороший крем для эпиляции - это один из важнейших условий удачного осуществления моего плана. Три тюбика выбранного мной эпилятора наконец в моей сумочке и я расслабленно позволяю людскому потоку оторвать меня от заветного прилавка и бездумно нести по запутанным переходам.   Изрядно помятую и взмокшую, но довольную результатами похода, меня вынесло на улицу через боковой выход супермаркета.   Рыночная площадка перед торговым центром доживала последние дни. Готовясь к запланированному губернатором области сносу, предприниматели сдавали товар по дешевке, освобождая лотки и контейнеры.   Тут я встала как "полки Игоревы на поле половецком". Тут приняли последний бой и легли костьми остатки нашего семейного стабилизационного фонда.   Из побоища я вынесла кружевную прозрачную блузку беленького цвета, черную кожаную юбку и еще целый пакет всяких разностей, не имевших, впрочем, ровным счетом никакого отношения к планируемой мной акции.    Пришедший с работы муж, был сразу взят мной в жесткий оборот. Все его мужские шмотки были давно закрыты в большой дорожный чемодан, заброшены на самую верхнюю полку в кладовке и заперты мной на ключ.   Мой бедный Сашка сидел голый на кухонной табуретке и стойко переносил процедуру соскабливания эпилятора со своей поверхности. Сам по себе вид мужа, покрытого белым жирным составом с головы до ног, был до того забавным и смешным, что у меня всякий раз выпадала лопатка из рук, когда приходилось наблюдать его, в каком ни будь особенно интересном ракурсе. Особенно сложно было работать с лицом, но наконец, оно достигло такого совершенства гладкости, что я смело могла бы подставить себя мужу для праздничного куннилинга, не боясь травмировать внутреннюю сторону бедер о жесткую щетину. К сожалению времени не было.    Горячий душ освободил Сашу от остатков крема и растительности. В комнату он вошел гладкий, теплый и румяный.   Ну начнем. Пристраиваю бюстик и вставки. Пришлось точно по размеру. Острые силиконовые соски выпирали через тонкий шелк бюстгальтера и упруго подрагивали при любом движении. Мои повседневные белые хлопковые трусики были слегка ему маловаты и, растянувшись на его попе, скорее напоминали стринги. Ну что ж - я должна экономить семейный бюджет. Парочку дней проходит и так. Темные плотные колготки, кожаная черная юбка и белая кружевная блузка сделали его фигуру женственной и округлой, скрыв излишнюю сухость телосложения.    Волосы его за отпуск отрасли довольно прилично для создания подобия короткой женской стрижки. Косметика смягчила черты лица, подчеркнула разрез серых больших глаз и длинные густые ресницы. Брови, сжалившись, я удалять не стала, проредила немного, немного осветлила и ладушки. Подправила форму ногтей и покрыла их темно красным лаком. На грудь пару капель афродизиака для женщин. Немного духов на виски и шею. Теперь очередь дезодоранта, что б мужским духом и близко не пахло. На ножку туфельку. Посмотрим, что получилось.    Ну-ка дорогой, привстань. Пройдись до двери. Вижу у нас проблема. Ее источник находится в твоих, вернее моих, надетых на тебя трусиках. Эта штука не должна торчать у уважающей себя девушки. Запрятать ее в туго натянутые стринги не получалось. Пришлось идти на крайние меры. Два минета подряд в течении десяти минут на какое то время решили мою проблему. Передо мной стояла стройная высокая женщина, довольно молодая. На вид, лет тридцати. Симпатичная, с открытым выражением лица и большими выразительными глазами. Наконец я смогла понять: как бы это смотрелось, если б ему суждено родиться девушкой    -Все моя дорогая ! Марш на кухню убирать со стола   -Я должна наконец заняться собой. Пожалуй в кафе, с такими данными, ты можешь составить мне достойную конкуренцию!    Мой образ, под соблазнительную стройную "Фем", был завершен часика через полтора. Посуда на кухне блестела, кухня сверкала. А муж достаточно освоил каблуки, чтобы рискнуть выйти из дому.   В коридоре, я в последний раз проверила достоверность его образа до мельчайших деталей. Выбросила из кармана его юбки мужской носовой платок в клеточку. Повесила ему на плечо свою старую сумочку с полным боекомплектом платочков, салфеток прокладок и косметики( в мою не поместилось). На запястья - браслетик, на другое - часики. Пара стильных клипсов. Потеряешь - придушу!!! Три скромных колечка на руку.   -Все! Кажется готовы. Пошли.   -Что стоим? Локти прижал, спинку выровнял и вперед!   -Соседи! Что соседи?   -Некоторые знают тебя в лицо.?   -Прости любимый. Увлеклась.   Жертвую на алтарь твоей стыдливости свой любимый шелковый платок в горошек.   -Повернись, покажу как надо его надевать.   -Вот так . Смотримся в зеркальце . Что тут скажешь?: "Основной инстинкт" в реале.   -Ну, "Шерон", темные очки возьми на холодильнике.   -Надел ? Все! Пошли.   -Нет, стой! - контрольный минет перед выходом, а то знаю я тебя   -Воооот!!!. Теперь будет мякеньким. Надеюсь долго.   -Да выходи же наконец!.    .........Заведение было полно посетительниц.   За время моего шестилетнего отсутствия, контингент заметно поменялся. Все же, с десяток знакомых лиц удалось обнаружить Я представила мужа как свою подругу и началось веселое застолье для девочек. Я боялась, что он выдаст себя голосом. Но Саша нашел выход из положения. Разговаривали мы в основном шепотом, на ушко друг другу. В остальном, он выглядел как немного растерянная и сбитая с толку девица, впервые почтившая своим присутствием сей вертеп порока. Все шло лучше, чем я ожидала. Разогретая винными парами, я потеряла на минуту его из виду. Подруги липли ко мне с воспоминаниями о наших общих знакомых. Все были уже сильно возбуждены. Тут меня словно кольнуло в задницу. Стул мужа был пуст. Я вскочила, растерянно озираясь на кружащие вокруг в медленном танце нетрадиционные пары. Мою, то есть моего, Сашу уже танцует какая то рыжая лошадка с пышным хвостом волос на затылке. Судя по бугорку, существенно натянувшему его кожаную юбку - мы на грани провала.   " Саша! Ты мне срочно нужна!" - оттерла я любимого от рыженькой девушки и потащила в дамскую комнату.   Сделала я это вовремя, так как по мере нашего приближения к цели, юбка приняла совсем неприличные формы. Я рывком втолкнула его в кабинку и усадив на унитаз применила все тот же испытанный способ избавления от неуместной эрекции. Спермы эта девушка выдала столько, что я чуть не закашлялась и перепачкала все лицо. Адреналин бил через край, но остаток вечера прошел без приключений. Кульминация всего вечера наступала, когда девушки парами, или целыми стайками направлялись домой или в отдельные комнаты подвала. По не писанному правилу девушка желающая доминировать над подругой подходит к ней, и в более или менее вежливой форме предлагает ей свой платок в качестве подарка. Если та согласна или просто не успевает сказать "нет" платок надевается ей на шею, руку, или повязывается каким либо способом на голову. Девушка, допустившая чтобы ей повязали платок, уже не вправе менять партнершу.   Оставив Сашу открывать очередную бутылку, я покачиваясь подошла с помадой в руке к зеркалу в углу бара.. Как в тумане из за занавесей эстрады появилась все та же рыжая подруга Саши и две другие, незнакомые мне девушки. Мелькнул светло-розовый, сложенный узкой полоской шарфик и две пары рук прижали мои локти к животу. В это время розовая полоса шарфа ловко легла на мою голову чуть повыше челки и пройдя над висками была быстро завязана под волосами на моем затылке. После это, хватка ослабла и меня вытолкнули на середину эстрады - на всеобщее обозрение. Все! Я попала! Меня повязали. Отказаться от ночи с рыжей у меня нет никакой возможности.    "Я без нее никуда не поеду!" - обернулась я к рыжей, указывая на стоявшего с уже бесполезным платком в руках Сашу.    -Я вас не знаю!    -Окей, цыпа.! Пусть тоже поедет, но с одним условием: она будет только смотреть. Ты на этот вечер наша. Я призывно махнула Саше рукой и мы вместе вышли на пустую ночную улицу.   "Сейчас ты свяжешь своей девушке руки" - сказала она, указывая на Сашу.   -Нам не нужны сцены ревности, она постоит в сторонке, а я займусь тобой по настоящему.    -Пойдем в нашу машину.    Ехали мы не долго. У подножия стен городского кремля есть большой пролом с остатками нижней башни. Напротив, на газоне, стоит пара лавочек и детская площадка. Вокруг расположены дома, в основном арендованные под офисы. В это время суток они обычно пусты и необитаемы    Я дала Саше понять, что мы никоим образом, что бы не случилось, не должны выдавать себя. Девушки играют по правилам и нужно соответствовать правилам их игры.    Я прислонила его к детской лесенке и привычно привязала своим платком руки за спину к перекладинам. Поцеловала в губы и направилась к развалинам, у которых меня уж ожидали три девушки. Затем стянула с головы розовый шарфик, подошла к рыжей и протянула его владелице. Девушка взяла шарф и приказала мне встать ближе. Приблизившись ко мне вплотную, она вдохнула запах моих волос. Провела рукой по щеке. Приподняла лицо за подбородок и долго смотрела прямо в глаза. Потом развернула к себе спиной и связала мне руки. Ее пальцы сжали грудь, а рука легла на мой треугольник. Закончив прелюдию, она впилась в мои губы долгим грубым поцелуем и кивнула двум подругам. Те подошли, не торопясь спустили с меня колготки с трусиками. Заткнули рот и, задрав подол юбки, перекинули через скамейку.   - Не смей мешать мне, когда я танцую с девушкой! Поняла?   Я вскрикнула. Тонкий кожаный ремешок от женской сумочки несколько раз хлестнул меня по бедрам, а потом, принялся гулять по попке вдоль и поперек. Вскоре я потеряла чувство времени и реальности. Очнулась от боли и холода. Вокруг тишина. Приподнялась на лавке и, как была, с закутанным в платок лицом и со спутанными розовым шифоновым шарфом руками, потащилась за угол к лесенке, где оставила мужа, связанного и в добавок в женской одежде. Вместе мы смогли освободиться и, с облегчением вздохнув, пошли на остановку маршрутных такси. В маршрутке я ехала принципиально стоя, саднившая попа наводила на мысль, что подругу из любимого можно было бы делать чуть пострашнее. Глядишь, задницу не пришлось бы под ремешок подставлять.   Саша сидел и думал видимо совсем о другом. Он старательно прикрывал миниатюрной сумочкой топорщащийся подол юбки. Судя по его виду, дома он планирует доделать все, что могли бы, но не захотели те три девицы. Любимый многозначительно поблескивал на меня черными стеклами очков и нетерпеливо перебирал пальцами складки трофейного шарфика. Не знаю почему, но вдруг, я почувствовала, как сильно заныли суставы на локтях и запястьях сразу на обеих руках. Наверно с завтрашнего дня начнется похолодание.      20 НАКОНЕЦ-ТО МЫ ДОМА.      . Входя в квартиру, я физически ощущала как наэлектризовано пространство вокруг мужа, казалось, нечаянное прикосновение может вызвать гром и молнию прямо в нашей маленькой прихожке. Чуть замешкавшись, снимая туфли, я сразу, как только захлопнулась входная дверь, отделяющая наш мир от остального пространства, оказалась прижатой им к гладкой теплой стене. От переизбытка адреналина нас обоих била мелкая дрожь. Тело перестало меня слушаться. Я видела, что муж перевозбужден до предела. Мое робкое предложение помочь и все уладить небольшим скромным минетом повисло в воздухе. Я так и осталась стоять прижавшись к теплой гладкой стене, пока в его голове рождался план мероприятий на остаток ночи.   -Раздевайся! - сильные руки оторвали меня от стены и вытолкнули на середину комнаты. Вдогонку полетели розовый шарфик и небольшой прозрачный платок с блестками. Муж помнил, что по уговору, он дожжен оставаться в роли хозяйки до следующего вечера. Пока я разделась до белья он (она) приготовил чай, вынес с кухни коробку шоколадных конфет "Вишня в коньяке" и расположился в кресле перед туалетным столиком, закинув обтянутые ажурной сеточкой колгот ноги одна на другую. Стало понятно, что от меня ждут преставления. Необходимо срочно позаботиться о сценическом костюме. Я по-восточному спрятала нижнюю часть лица под прозрачной паутинкой блестящего платка, прихватив его концы двумя яркими заколками по бокам. Вдвое сложенный длинный розовый шарф два раза обернула вокруг талии, связала большим пышным узлом под живот и оставила концы свисать вниз, и целомудренно прикрывать меня спереди, свободно покачиваясь в такт движениям бедра.   Тихая и плавная мелодия восточного танца заполнила комнату. Свет двух настольных ламп бил в мою сторону, создавая на противоположной стене красивый танец театра теней. Два четких женских конура в чадрах и развевающихся набедренных повязках двигались по светлой стене вместе со мной, в точности повторяя движения эротического танца. О такой подтанцовке я даже не мечтала. Сам Саша, видимо, тоже не ожидал подобного светового эффекта и сейчас сидел, не шелохнувшись, широко распахнув старательно накрашенные мной длинные ресницы.   Три обольстительных силуэта покачивались перед ним в завораживающем сладострастном танце. Со стороны это было похоже на выступление придворных танцовщиц перед пресыщенной и строгой госпожой, женой какого ни будь сказочного шейха.   Но я то точно знаю, что сидящая передо мной молодая девушка, имеет вполне определенное влечение к женскому полу, поэтому, хоть и успокоилась немного, в привычной домашней обстановке, но все же, от ожидания и неизвестности того, что властная правительница сказочной страны потребует от меня дальше, внутреннее напряжение осталось. И я не ошиблась. "Царица" медленно сняла с головы белый платок и бросила его на ковер к моим ногам. Вынесла на середину комнаты черный легкий офисный стул и придвинула его ко мне в плотную. Я подняла упавший платок и подойдя к креслу тихо села. Наши глаза встретились и я без слов поняла что будет дальше. Сняла с себя трусики и миниатюрный тоненький лиф, завернула одно в другое и, свободно вздохнув последний раз, вставила себе в рот. Сашин платок завязала поверх и снова опустила вуаль с блестками на лицо. После прижалась, все еще побаливавшей, попкой к спинке стула и села, покорно скрестив руки за его спинкой.   Руки "госпожи" сначала приблизились к моему лицу. Ее пальцы пробрались под чадру, мягко принудили меня принять в себя весь влажный от пота и возбуждения ком целиком до конца, а затем потуже затянули узелок платка.   Она долго ласкала мое тело так, что я несколько раз порывалась обнять ее в ответ, но вовремя спохватывалась и снова возвращала руки за спину. Наконец надо мной смилостивились. Терзаниям моим был положен конец. Розовый шарф был сорван с моей талии и с его помощью, заведенные за спинку стула руки были жестко связаны в двух местах.   Я была сброшена со стула на пол и разложена на разбросанных по ковру диванных подушках.   Секс был потрясающим.   Когда способность здраво рассуждать снова вернулась ко мне, я стала подумывать о том, к какому бы еще событию приурочить повторение сегодняшней ночи. Но повторение не замедлило себя ждать само. Без малейших усилий с моей стороны.   На моего мужа всегда возбуждающе действовал вид женского белья, а тут оно было прямо на нем. Прилегало к коже, обтягивало фигуру. Он снова захотел продолжения. Этот раз был более продолжительным и мучительным для меня, я получила удовольствие, но была совершенно измотана. Привстав на полу, я ждала, когда же меня освободят, но когда муж снова вошел в комнату, я поняла что он, снова хочет меня.   Одев его женщиной, я сама загнала себя в ловушку, пока он в женском облике, он постоянно будет заниматься со мной любовью, пока совсем не растратит здоровье на непрерывный многодневный секс.   Надо срочно снимать с него мои шмотки. Но я еще связана.   Мужа видимо забавлял такой вид виагры. Он чувствовал себя отлично как никогда. Он снова меня хотел.   Легли мы уже около полудня, задернув шторы на окнах. Не смотря на усталость, я дождалась, пока он покрепче заснет и попыталась избавить его от женских вещей. Саша мгновенно проснулся и попросил оставить его в покое. Вторая моя попытка тоже потерпела неудачу. Когда я в третий раз предприняла вылазку то, видимо, очень рассердила свою царицу, потому что снова оказалась на постели со связанными руками и какой-то одной из своих тряпок во рту.   Больше в эти выходные случай избавиться от страстной подруги в квартире мне не представился.   Я все время находилась в связанном, спеленатом состоянии или, в качестве отдыха, была просто лялечкой завернута в одеяла. Меня умывали, кормили с ложечки, поили из своих рук и в туалет, при необходимости, тоже водили.   Освободиться не было шанса, женская одежда сделала мою вторую половину просто не вменяемой. Уговоры не действовали. Усвоив, что мне не убедить его снять с себя мои трусики и одежду , я все-таки попыталась облегчить свою участь и пока он спал, снимала его эрекцию губами и языком. Это давало мне надежду пережить выходные. Но чем дальше, тем сложнее мне было заставить его дойти до оргазма. Часто он просыпался и я получала эффект прямо противоположный желаемому. Потом он понял, зачем я это делаю, и уложил спать, завязав рот платком.   До самого понедельника я оставалась заложницей своих же материализовавшихся фантазий, меня, с небольшими перерывами, любили снова и снова весь уикенд.      21.ПОДРУГИ.      Недавно, с одной из нас приключилась история, которая резко охладила самые горячие наши головушки. История тем более неприятная, что сексуальная игра использовалась как средство удовлетворения совсем не сексуальных потребностей.   Наташа заступила на дежурство в онкологию в воскресенье. Оделась в коротенький халатик, распушила реснички, подкрасила губки, выпустила из под косынки задорную ярко-рыжую челку. Массажной расческой начесала ее вниз, так, чтобы немного прикрыть блеск огромных широко распахнутых навстречу всему миру карих глаз.   Через приоткрытую дверь видно, как напротив, у окна, остановилась молодая женщина из второй палаты. Она часто прогуливалась в коридоре рядом с кабинетом медсестер. Видимо, ей уже наскучило общение с соседками по палате. Лежала она, судя по записям, уже второй месяц, не удивительно, что за это время ей все порядком надоело.   Теперь она стояла, облокотившись на подоконник, бездумно глядя на серые больничные строения за окном.   Заметив на себе взгляд Наташи, она улыбнулась в ответ   -Скучно что-то.   -Может помочь чем ни будь - неожиданно предложила она.    Наташа была рада предложению и не стала отказывать. В одиночку раскладывать кипы постельного белья, готовить к приему прописанные пациентам средства и делать другую нудную работу было довольно тоскливо. Намного веселее, когда есть с кем поболтать.   Женщину звали Надя. Они быстро подружились. И несколько часов болтали о всяких мелочах. Надя не столько помогала, сколько до слез смеялась сама над всякими медицинскими терминами которыми сыпали судачившие "про здоровье" старушки в коридорах и смешила Наташу.   Потом Наташа ушла делать процедуры, а Надежда прилегла вздремнуть.   Вечером она снова пришла в гости к новой подруге. Они тихо поболтали о событиях нескольких последних часов из жизни онкологического отделения.    Бабуленция из пятой умудрилась разругаться с соседками по комнате, и заодно уж и с женщинами из соседней палаты. Энергия в ней била ключом и под занавес, она оторвалась еще на своей собственной дочери пришедшей ее навестить. Утомившись, она заснула, и теперь, по коридору гулко гуляли раскаты ужасающего храпа.   Надя прикрыла дверь, чтобы избавить слух от невыносимых звуков. Она потрогала висевшие в шкафу халатики. Взяла в руки марлевую повязку и шутя примерила к своему лицу. Вид в зеркале ее рассмешил. Наталья еще предложила повязать на голову косынку и накинула на плечи подруги белый халат.   Было уже поздно, но девушки все болтали. Спать сегодня не хотелось, тем более Наде которая проспала большую половину дня. Она прошла покрасоваться в новом амплуа в палате перед подругами по несчастью. Идя обратно, прихватила из своей тумбочки колоду карт.   Заигрались за полночь. Наталью стало клонить в сон и Надежда предложила играть на что ни будь вещественное. Игра снова оживилась, но Наташа все таки не могла избавиться от сонливости, была не очень внимательна и постоянно проигрывала. Спустила подруге свою косынку, халат, тапочки, трусики и притворно рассердившись, сняла и бросила на кон подаренные отцом серьги. Все выглядело как шутка, пока серьги не попали в руки Надежды.   Дальше шутки кончились. На растерянные просьбы отдать проигранное Надежда только пожала плечами.   - Ладно, завтра поговорим.   -Ну хорошо, жалеешь серьги - отработаешь долг по другому. Например, если будешь неделю исполнять мои приказания - получишь серьги обратно.    Скрепя сердце, Наташа согласилась на ее условия. Приключение опять казалось ей забавным. Надя как бы тоже все сводила к игре,с усмешкой расписывая смущенной партнерше свои планы на ее ближайшее будущее.   -Сейчас, в знак твоей зависимости я надену тебе на шею вот это.   -Вместо ошейника - она обернула вокруг шеи проигравшей свои черные ажурные чулки и завязала их спереди .   -Сейчас посмотрим, как ты меня слушаешься.   -Встань лицом к стене. Руки за спину.   -Хорошо   -Неси-ка свои платки сюда.   -Так!   -Стоять, руки за спину. Сделаем из тебя настоящую пленницу.   -Свяжем девушку хорошенько.   -Ротик открой. Платочек закуси зубками.   -Вооооооооот. Улыбнись.    Вспышка фотоаппарата запечатлела выбившуюся из под платка рыжую челку, густые ресницы и яркие пухлые губки, оттененные белизной торчащего изо рта у Наташи стерильного платочка.   -Чудный вид!   -Ладно, ты должна также как сегодня, беспрекословно, исполнять мои приказы до конца недели и мы в расчете.   - Фотография - это для остроты ощущений и моей уверенности, что ты будешь по настоящему послушной.   До конца срока было всего два дежурства, так что отработать серьги представлялось Наталье совсем не сложным делом.   -----------------------------------   На следующее дежурство Надежда пришла в сестринскую когда все вокруг уже крепко спали. Она проверила на месте ли мягкий ошейник, а затем опять сделала подругу своей пленницей и связала косынкой ее руки. Потом заставила стать так, что девушка оказаласьа на кушетке на коленях, разведя ножки и уткнувшись лицом в подушку. Ее глаза теперь были завязаны, а рот забит большим ватно-марлевым тампоном.   Наташа почувствовала прикосновение еще одной пары рук. Мужских рук. Девушка дернулась, но узелки на косынках были затянуты тщательно и с любовью   Надя запланировала небольшую вечеринку на коммерческой основе и ее бизнес процветал до утра. Клиенты, желающие "поиметь" связанную девушку, нашлись на удивление быстро. Она давно поняла, что на эту молоденькую девочку запала добрая половина мужского контингента и заранее присмотрела несколько озабоченных кандидатур среди своих случайных знакомых. Наташе пытавшейся поначалу кричать, приложили к лицу стопку из свернутых в несколько слоев платков и обвязали белым пояском от медицинского халатика. Ее стоны теперь почти полностью глохли в слоях слежавшейся мягкой материи и не только не могли поднять никакой тревоги, но даже наоборот, возбуждали клиентуру.   --------------------------------    В последнюю ночь ей снова завязали глаза платком, и она была связана крепче обычного. Снова был секс с несколькими, возможно теми же, невидимыми партнерами. Под утро она осталась наедине с Надеждой. Долги выплачены. Сейчас ее освободят и отдадут обратно отнятое фамильное золото. Вместо этого Наташа услышала тихий скрип открываемого ящика, и звон связки ключей. Надежда открыла металлическую дверь в комнату хранения сильнодействующих препаратов и сгребла недельный запас "обезболивающих" городской онкологии.   Это было уже "через край".   Бессильный крик отчаянья Наташи заглох, запутавшись в волокнах плотной ватномарлевой затычки во рту. Наталья стала извиваться и попыталась протянуть связанные за спиной руки к боковому кармашку своего халатика. Перебирая пальцами тонкую ткань, пробралась внутрь и наконец нашла пальцами выступ кнопки радиобрелка экстренного вызова наряда милиции.   На кануне, совершенно случайно ей пришлось убедиться, что на сигналы тревоги из комнат хранения наркотических средств, патрульные экипажи местного РОВД реагируют быстро и как-то даже нервно.   В прошлом месяце она по рассеянности уселась попой на этот брелок и не сразу поняла откуда и зачем у двери появился сержант в бронежилете. Затем ей пришлось выслушать все, что этот сержант думал о ее матери, о ней самой, ее мозгах и ее попке, которая так неудачно жмет куда не надо,    Теперь она связанная лежала на кушетке с повязкой на глазах, пытаясь избавиться от набитой в рот ваты, и чутко прислушивалась к шагам Надежды, спускавшейся по лестнице к выходу. Свет фар полоснул по окну и погас. В тишине ночи раздались лязг отпираемого замка, низкий мужской голос, визг и ругань ее бывшей подруги.   ------------------------------------    Проводив взглядом отъехавшую патрульную машину Наташа прошла в палату где теперь снова освободилось место. Приблизилась к опустевшей кровати. Женщины спали, ничего не подозревая о разыгравшихся несколько минут назад событиях. Наташа выдвинула ящик тумбочки и переложила в свой карман плоский прямоугольник цифрового фотоаппарата.   Ей нравились приключения, но только если партнер знает меру.      ---- Меня всегда интересовало: как это некоторые люди умудряются влипать в самые невероятные истории. Обычно, чтобы найти на свою пятую небольшое приключение приходится изрядно поволноваться и приложить немало усилий. Тем удивительнее, что одна моя хорошая подруга попадает в них походя, как бы между делом. Об одной из таких многочисленных случайностей мне однажды было рассказано строго по секрету .   Вообще, Юлька обычная девушка студентка. Пожалуй, единственное, что выделяло ее из компании сверстниц - это откровенное неприятие даже маломальского порядка в сумочке, на столе, в своей комнате и т.д.   Везде, где поселялась Юляшка, вместе с ней поселялся всеобъемлющий творческий беспорядок   Так вот. Где-то в последних числах бабьего лета, Юлька возвращалась домой по вечерним, усыпанным желтыми листьями улицам. Было довольно поздно. Девишник у подруг в общежитии Нижегородской архитектурной академии затянулся за полночь, но погода стояла теплая и сухая, а приятная расслабленность и туман от нескольких бокалов шампанского еще не успели выветриться из головы. Темнота ночи, скрадывала однотипность хрущевских пятиэтажек густыми зарослями непролазных кустов сирени и жасмина и создавала полную иллюзию сказочной лесной тропы.   Знакомая с детства, зеленая дверь подъезда уже замаячила среди дворовых деревьев.    Приятно все-таки хоть иногда быть предоставленной самой себе. Родители отдыхают в лесном пансионате, и значит, можно почувствовать себя самостоятельной и независимой. Сейчас она придет домой, и никто не будет допытываться: - где и с кем она гуляет. Никто не станет названивать подругам каждые пол часа, контролируя каждый ее шаг. Юлька хорошо провела вечер и теперь планировала, как минимум до полудня, проспать в своей постели.    Посторонний непривычный звук отвлек ее от радужных планов на день. Смутный силуэт на лавочке рядом с детской площадкой привлек ее внимание своим необычным видом.   Юля остановилась перед подъездом дома и прислушалась к звукам на скамейке, пытаясь разглядеть: что бы это могло быть? Со стороны песочницы доносились едва различимые звуки.   Фигурка на скамейке имела явно женские очертания .   Девушка, уже собиравшаяся войти в подъезд, снова вернулась обратно и наконец поняла что происходит. Перед ней, на обычной дворовой, потемневшей от времени и сырости лавочке сидела молодая длинноволосая женщина. Ее платье было разорвано по подолу до самого пояса. Рот чем-то заткнут и туго завязан черным с блестками шейным платочком. Черный кожаный плащ расстегнут на все пуговицы, а поясок от него, кто то использовал что бы связать ее ноги. Руки своей жертве насильник скрутил ее же черными колготками.    Юльку на мгновение парализовал страх, она оглянулась по сторонам, пытаясь понять, кто это сделал и каковы ее шансы оказаться рядом с этой женщиной в таком же беспомощном состоянии. Но двор был пуст. Страх потихоньку уступил место сочувствию. Юля уже готовая при первом же подозрительном шорохе броситься в подъезд решилась остаться и помочь.    Все еще оглядываясь, она подошла к незнакомке и стала развязывать косынку. Губы женщины занемели и она, не только не могла говорить, но даже была не способна избавиться от вставленного в рот предмета. Девушка осторожно потянула за края набитой в рот жертве белой материи и потихоньку освободила его от трикотажных женских трусиков и большого газового шарфика, скрученных насильником в один плотный упругий комок.    Женщина закашлялась и принялась жадно глотать свежий осенний воздух. Похоже, она чуть не задохнулась, оставленная в абсолютно беспомощном состоянии. Юлия в несколько рывков сорвала с ее рук спутанные в узел колготки и наклонилась к ногам. Кожаный пояс не поддавался и она впилась в него зубами чтобы ослабить узел . Ремень стал распускаться и вскоре ей удалось полностью освободить незнакомку.    -Спасибо Вам.- услышала она тихий шепот.    -Вызвать милицию?    -Нет все уже в порядке. Если можно я бы попила немного воды.   Голос у женщины был на удивление низкий, ну да чего не бывает после такого стресса.   Юля, поддерживая шатающуюся спутницу за локоть, повела ее к себе.    Горячая ванная и чашка ароматного чая должны привести бедную женщину в себя. Юляшка лично проводила незнакомку, выдала свой махровый халат и пошла на кухню ставить чайник. К тому времени как свисток начал надрывно свистеть она уже переоделась в длинную свободную футболку, в которой обычно привыкла ходить по дому.   Дверь в ванную открылась. Из клубов пара появилась ее заметно посвежевшая и согревшаяся находка.    Наталья Сергеевна - представилась она - можно просто Наташа.   Девушка достала пачку печенья, вазу с конфетами и сахарницу. Чашки на столе уже стояли в готовности принять в себя ароматный горячий напиток. На минутку Юля оторвалась от хлопот и перехватила взгляд Наташи - он был неестественным, не женским. Наталья Сергеевна словно ощупывала ее, оценивая сквозь тонкую ткань легкой футболки. На минуту ее взгляд дрогнул и Юля увидела как по горлу женщины прокатился комок.   -Что это? Адамово яблоко у двадцатилетней женщины?    Вика стояла среди кухни с расширенными от удивления глазами. Когда она взяла себя в руки, было уже поздно. Незнакомка поняла, что разоблачена. Она подобралась как кошка перед прыжком. Последнее что Вика помнила это, стремительно растущий "черный диск кухонной сковороды".    Очнулась она быстро, но все было кончено еще быстрее. Наталья уже успела связать ее руки кухонной косынкой и теперь заканчивала заталкивать в рот все те же колготы и газовый шарф от которого ее саму избавили всего полчаса назад.   Потом она села на стул и нервно закурила.    -Прости, что так получилось. В мои планы не входило раскрываться так быстро. Просто меня заводят девушки, когда они делают что-то по дому. Это возбуждает, и тут я ничего не могу поделать.    -Теперь давай поговорим о том, как мы будем жить вместе эту неделю.   Одновременно с этими словами теплая ладонь накрыла живот и трусики Юли и плавно охватила лобок девушки. Юлька пискнула в тряпочку и забилась в истерике. Тогда вторая рука прижала ее попку, а пальцы проникли еще ниже, создавая давление на половые губки. Побарахтавшись в сильных опытных руках, Юляшка затихла и тихо постанывая, забылась в нахлынувших волнах ощущений. Спустя некоторое время, ее глаза уже просили о продолжении. Наталья воспользовалась тем, что девушка стала эмоционально зависима и не переставая воздействовать на Юлины эрогенные зоны, спокойно и настойчиво подчинила себе ее волю, заставив согласиться на все свои условия. Добившись полного подчинения пленницы, Наташа, на конец, позволила ей испытать оргазм.   Потянулись дни неволи. Наталья (другого имени Юля не знала) принесла из спальни отобранное ею белье и заставила Юльку переодеться в приготовленную одежду. Дальше ей снова связали ножки в коленках и приставили к рутинной домашней работе. Она должна была намывать столы, стенки, подоконники, двери и полы.   Сам вид соответственно облаченной и выполняющей простую женскую работу по дому молодой девушки действовал на Наталью крайне возбуждающе.   Она ни на минуту не упускала из виду свою драгоценную пленницу. В первый же день, наблюдая за тем, как Юляшка готовит вечерний ужин на двоих, Наталья встала сзади, поправила платок на лице рабыни и нагнула ее на стол. Юля уткнулась лицом в свеженарезанные помидоры и почувствовала как в нее кто то вошел. Удовлетворив похоть своей госпожи девушка рискнула обернуться и увидела торчащий из кружевных трусиков не искусственный, а настоящий полноценный мужской орган. Значит ее подозрения оказались верными., обманувшись женственностью облика она сама привела домой мужчину .    Пожалуй теперь, когда я буду развязывать тебе рот, ты можешь называть меня Нэт - посчитал нужным прояснить ситуацию гость. Так прошли два дня.    По вечерам, Юлька уже сама связывала мягкими полосками шелка свои ноги в коленках и щиколотках, ложилась на одеяло лицом вниз и скрещивала ладошки на попке.   Связав пленнице руки, Нэт заворачивал ее в одеяло, перевязывал драгоценный сверток десятком колгот из Юлькиного комода и укладывал спать с собой на кровать.   В пятницу вечером раздался звонок в дверь.   -Это наверное, наконец то, Алка соизволит пожаловать! - удовлетворенно проурчал Нэт и пошел открывать..   -Шикарно выглядишь Нэт! Похорошел, с тех пор как я тебя со своим шарфиком в зубах на лавке оставила.   - Белье просто отпад! - услышала Юля приятный женский голос из прихожки.   -Еще бы я сама выбирала - мысленно прокомментировала Юлька. Через минуту они вошли. Перед Юленькой стояла миловидная и стройная черноволосая девушка    -Ну, показывай свою пленницу - девушка заинтересованно обошла вокруг привязанной к стулу хозяйки, потрогала грудь и провела рукой по волосам.   У.. у..., да ты за ней совсем не следишь. Локотки не связаны. Коленочки врозь. Девушка еще подумает, что ты специально хочешь от нее избавиться, и поэтому связал так нерадиво, чтоб она убежала поскорей.    Нет "симпатяжка", мы тебя очень ценим и в доказательство этого, я сейчас все поправлю.    С этими словами она потуже затянула косыночку обвязывавшую лицо пленницы и взяв белую хозяйственную веревку стала стягивать за спиной локти Юлиных рук .Суставы заныли и Юля непроизвольно застонала сквозь плотный кляп.   -Тише-тише-тише!!!- затараторила брюнетка    - Это для твоего же блага.   Она затянула последний узелок, после чего обшарила кухню взглядом. Ее озорные глаза остановились на беленькой тряпочке для протирки вымытой посуды. Схватив тряпку в правую руку, девушка ослабила косынку и болезненно растянув Юлькины губы уплотнила кляп с помощью этой тряпочки. Затем косынка снова была повязана на лице беспомощной жертвы. Через час, когда все суставчики и мышцы лица девушки затекли и почти потеряли чувствительность ее развязали и как неодушевленный манекен бросили на постель. Алла решила поиграть в куклы, она нарядила Юляшку в сексуально белье и фартук.. Подвижность рук и ног возвращалась к Юле медленно и мучительно. Было такое чувство, словно в них втыкают миллион мелких булавок. Она снова громко застонала не в силах вынести колики в суставах. Алла отреагировала мгновенно затолкнув между полуоткрытых в страдальческой гримасе губ девушки только что снятые с нее беленькие трусики и пару темных ажурных чулок "Леванте".    Перевязав руки девушки запястьями вперед. Алла принесла набор для макияжа и стала размалевывать Юлькино лицо. Разрисовав щеки яркими румянами, она принялась за ресницы и веки, подвела своей кукле глазки.    Вот теперь хозяюшка у нас миленькая и красивая. Освободившаяся косыночка была снова повязана Юльке на голову.   Ну что сидишь? Двигаться уже можешь?    Юля молча кивнула.   - Вот и славненько! Марш на кухню наводить порядок.    На кухне гости ели пирожное и пили грячий кофе, внимательно и похотливо разглядывая свою пленницу, громко обменивались замечаниями по поводу достоинств ее фигурки. Наконец Нэт не выдержал и подойдя сзади опрокинул Юляшку лицом в мойку. Спустил с нее трусики и яростно занялся любовью, стремясь скорее выплеснуть все накопившиеся эмоции. Юлька закусила зубами торчащий изо рта край кружевного чулка и уцепившись связанными руками за кран для воды из всех сил старалась не попасть лицом в жирную теплую воду, плескавшуюся в сантиметре от ее носа.    Ночью места в постели ей не нашлось . Она была прислонена к стене около окна.   Нэт и Алла, заставив ее стоять прямо, обернули белую кружевную тюль занавески вокруг тела девушки, после чего Юляша была в нескольких местах связана поверх тюлевого полотна шифоновым серо-голубым шарфом и шелковыми платками своей матери. Простояв так до полуночи, девушка заснула и повисла в тюлевом рулоне, закачавшись на массивных кольцах карниза для подвешивания гардин. Проснувшись, она попыталась снова встать на ноги, но не смогла и весь остаток ночи проболталась как пойманная в мелкую сеть рыбка.   Уром Алла, увидев что девушка не достояла положенное время, опять наказала ее, отправив мыть полы тонким носовым платком. Предварительно, мучительница закрепила в трусиках своей пленницы включенный электровибратор.    Через десять минут Нэт и Алла услышали шум в прихожке и, выглянув в коридор, застали там лежащую на полу Юлю, бьющуюся в приступе невыносимого оргазма.   Так продолжалось около пяти дней пока однажды Юля, совсем обессилев от уборки и секса, не заснула на ковре в большом зале во время протирания мнимой пыли с и без того блестевшего чистотой журнального столика.   Когда она выспалась, часы показывали семь вечера, квартира была пустой. Гости исчезли так же загадочно, как и появились. Приехавшие на следующее утро родители, застали кристально прозрачные окна, сияющую белизной ванную, сверкающую кухню и умопомрачительный порядок в квартире. Шокированные увиденным, они долго и тщетно допытывались, следы какого безобразия, учиненного в их доме, Юляшка так тщательно заметала.    Юлька почти не изменилась с тех пор, правда однажды на субботнике, когда мы с ней получили задание убраться в кабинете, я заметила странное выражение лица подруги, протиравшей подоконники влажной мыльной тряпкой. Ее взгляд был стеклянным и немигающим, а потом, мне показалось, что она как бы дрогнула, тихонько застонав и прикрыв глаза. Но в следующую секунду она взяла себя в руки, прикусила губу и перешла к следующему окну. Вообще она как то по другому стала относится к наведению чистоты. Ее комната теперь всегда была в идеальном порядке.      22 ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ЗАРАБОТОК.      В этом году отпуск у меня с мужем по времени не совпадал. Прослонявшись по квартире неделю, я решила немного подработать на рынке и увидев на двери павильона объявление о приеме на работу, охотно принялась за дело. Павильончик находился в глубине крытого рынка и специализировался, преимущественно, на чулочно-платочных изделиях.    Встав на рабочее место, я поняла, что заставила себя пройти через настоящую "казнь египетскую".    Представляете - я, в павильоне, где со стен и потолка свешиваются паутинки шифона и нежный шелк., Весь прилавок усыпан косынками, платками и шалями. Длиннющие концы воздушных шарфов всех цветов и оттенков стелются вдоль стен и живописно облегают шейки , бедра и изящные головки девушек манекенов.    Весь первый день я чувствовала, как меня бросает то в жар, то в холод. Глаза блестели, белье стало сырым в первые же пол часа, а лицо алело, как у лыжницы после пробежки по морозному лесу.    Торговля шла, но не столь хорошо, как хотелось бы.. Подумав немного как увеличить доход, в части процента от выручки, я решила привнести в бизнес чуть-чуть рекламы и эротики .   Утром я уже стояла на рабочем месте, задрапированная ниже пупка в ярко синий шелковый платок. По волосам повязала голубой тончайшего шелка шарф, такую же по оттенку косынку навертела на правое запястье в виде браслета. И торговля оживилась самым удивительным образом. Среди покупателей замелькали особи мужского пола. В конце недели, я уже с удовольствием прикидывала прибыль и планировала расходы, мечтательно поглаживая руками мягкий прилавок.    Неожиданно в дверях я встретилась глазами с мужем, жадно ловившим каждое мое движение.   Можно!? - спросил он, подходя к сказочно роскошной витрине наполненной упаковками с тонкими чулками и дорогими колготками.   Проходи - тихо прошептала я, торопливо пряча его в примерочную. Большинство женщин предпочитали пользоваться огромным настенным зеркалом, поэтому кабинка подолгу пустовала .    Постепенно, я снова погрузилась в общение с покупательницами и забыла о нем.   Ближе к обеду народу стало меньше. Около полудня павильон опустел совсем . Я обернулась вспомнив о спрятанном с кабинке супруге и вздрогнула, увидев его в двух шагах за своей спиной. Глаза его в упор рассматривали меня пониже спины, а руки нервно комкали и стягивали с манекена подвернувшийся к стати шарфик подлиннее.    Нет! Не сейчас!. - успела прошептать я и оказалась в тисках его объятий. Боролась я изо всех сил, яростно сопротивляясь наглому домогательству. Через какое то время Саше удалось накинуть мне на глаза первый попавшийся платок. После этого, я потеряла способность своевременного реагировать на его выпады и вскоре обессиленная упала на прилавок .Тяжело дыша, уткнувшись лицом в товар, я беспомощно ощущала как в мой рот насильно заталкивают довольно существенную часть драгоценного ассортимента.   Пока я болтала ногами, пытаясь нащупать туфлями пол павильона, муж уже вязал назад мои руки дорогущим шелковым шарфом, к которому я, не смела даже притронуться.   Чуть погодя, меня уже азартно имели прямо на рабочем месте, перегнув через заваленный платками прилавок.   Вдруг, впереди раздалось деликатное покашливание.   -Вы что-то хотели? - вежливо отозвался сзади мужнин сбивчивый голос.    Легкая пауза....   -Да..... нам понравился вон тот шарфик, которым связана ваша девушка.   -И еще... Пара косынок .... Та, желтая, что лежит сбоку.   -И.... наверное...., еще та модель, которой у продавца завязаны глаза.   -Будьте добры! Пусть Ваша жена, возьмет необходимое сама.   -Деньги оставьте на кассе.   -Спасибо.   Раздались шаги, шорох шелка, денежных купюр и звон мелочи. Слышно как дверь захлопнулась за покинувшей павильон парочкой.    Я облегченно выдохнула через нос, продолжая ритмично тыкаться лицом в ассортимент. Слава богу.    Бизнес не пострадал.   ------------------------------   Хлопнула дверь. Муж вышел из павильона. Предварительно он ослабил узлы платка на моих руках.   Дверь снова скрипнула, раздались два голоса женский и мужской.   Не хватало чтобы покупатели застали меня в таком виде еще разок. Торопливо пытаюсь освободить руки, но в спешке только сильнее затягиваю узел. Понимаю что сейчас меня увидят.   В панике, путаясь в приспущенных на коленки трусиках семеню ногами в примерочную, но с завязанными глазами это не просто. Я промахиваюсь мимо входа и влетаю в увешанный шелком манекен. Все это вместе, включая меня саму падает.на пол, прямо к ногам покупателей.      23.ВОСКРЕСНОЕ РАСКАЯНИЕ.      -Все. Еще один день молодости прожит зря!   -Ведь знала же я, что не стоит его отвлекать во время финального хоккейного матча.   -Знала, и все равно затеяла уборку как раз той комнате, где он пялился в свой телевизор!   -Могла я не совать ему под нос ведро с мусором?.   -Могла, но не посчитала нужным, идиотка.   -Могла быть поделикатнее с его бумагами и рыболовными журналами.?   -Конечно могла, но не захотела.   -И встать я могла бы сегодня пораньше , завтрак приготовить.   -Могла бы конечно, но не приготовила, дурища.   -Выходит сама я и виновата, что лежу одна, на пыльном одеяле, в темной кладовке, с заткнутым наволочкой ртом и с завязанными назад кухонным полотенцем руками.    -Теперь наволочку придется стирать. Полотенце гладить.   -Хорошо, что ему под руку подвернулся мой махровый пояс от халата, а ведь мог и провод от утюга оторвать, и как в прошлый раз связать им мои ноги.    -Какая нечистая сила меня дернула скандалить в выходной день?   - Сейчас бы поужинала, легла в постель, имела бы в постели что ни будь посущественнее чем этот вставленный и привязанный мужем к моей попе силиконовый вибратор.    -Блин! Сколько раз каялась не выключать телик, когда он смотрит порнушку.   -Ладно милый, ладно. Я не права. Я исправлюсь.   - Я даже согласна на то, что ты так давно просишь.   -Но как я тебе об этом скажу?   -Битых два часа пробую освободиться.   - Чем интересно он так прочно локти связал?   Слышу шаги . Идет сюда. Нет, в ванную.   -Милый, единственный. Выпусти.   - Да развяжи же меня наконец!!!   -Открой, сволочь!!!!!   -Только покажись гад!!!! Только просунь в шкаф свою самодовольную похотливую физиономию.   -Ой нет. Прости! Прости!   -Случайно вырвалось, дорогой!   -Господи, как только челюсть не вывихнул?   - До чего же противный вкус у наших наволочек. Надо сменить стиральный порошок или может попробовать пользоваться шелковым постельным бельем?   - Оно и стирается лучше.   -Все. Решено. Завтра покупаю шелковый комплект.   -В пятницу спрячу утюг, повешу в прихожке шарфик, в ванной поясок от халата забуду и галстуки спрячу на кухню, а то в прошлый раз все утро наглаживала измятые галстуки и утюг чинила.   -Да!!! И буду паинькой!!! Не как сегодня.   -Буду сама доброта и кротость, примерная добрая и ласковая женушка.   -И еще один матрас не забыть в кладовке положить   -Ну, мало ли что.         24.ЗИМНЯЯ ОХОТА.      Утренняя тишина зимних, утонувших в снегу вековых лесов оглушала. В деревянном гостевом коттедже пахло сосновой смолой и древесным лаком.   Жар от автономной системы отопления согнал меня с постели. Я прошла мимо коллекции платков, развешенной на батарее для просушки, к разрисованному морозным узором окну и прижала разгоряченный взмокший лоб к оконному стеклу.    Муж спал уткнувшись лицом в мою подушку. Его собственная, как обычно валяется рядом на полу. Хочется выйти во двор и вдохнуть свежего морозного воздуха. Тихо выхожу из спальной комнаты, умываюсь, напяливаю теплый розовый лыжный костюм. Прячу волосы под платок. Сверху повязываю на голову еще один, белый, с яркими красными маками. Снимаю с батареи просохшие за ночь вязанные пуховые варежки. Пара легких пластиковых лыж ждет меня в коридоре у входной двери.    Яркий солнечный свет, многократно отраженный в мириадах искристых снежинок заставляет зажмурить глаза и надеть солнцезащитные очки.    Утренний мороз приятно освежает лицо. Мягкая ткань туго завязанного платка приятно облегает щеки и бережно укрывает от холода. Вековые сосны недвижно держат на ветках целые охапки снега. Четкие синие тени красиво оттеняют засыпанную снегом рощу неподалеку. Мельком успеваю посмотреть на термометр -28 по Цельсию. Я встаю на лыжню и ухожу по ней в самую глубину леса.    Тропа петляет по оврагам и выводит на мыс, окруженный с трех сторон бесконечными ледяными полями, скованного морозом искусственного Горьковского моря. Спускаюсь на лед, стряхивая на скорости снежок с маленьких пушистых елок. Где-то тут, подо мной, укрытые толщей воды, лежат развалины старинной мордовской деревни, навсегда ушедшей под воду при поднятии уровня водохранилища Горьковской ГЭС.   Нос и щеки начинает терять чувствительность и приходится тереть их мягкой пуховой варежкой. Кое-кто советует растирать снегом, но этот экстрим видимо не для моей кожи.   Мороз на лету перехватывает тепло моего дыхания и оно оседает на ресницах и краях платка в виде тонких кристалликов инея.    Останавливаюсь на середине залива, чтобы восстановить дыхание и оборачиваюсь на пройденный маршрут. Сзади по моим следам быстро мчится и увеличивается яркая синяя точка. По манере двигаться на лыжах узнаю свою вторую половину.   Ну конечно, - я вероломно и самовольно сбежала гулять не дав ему исполнить супружеский долг. Опомнился дорогой и теперь несется по следу.   Ну нет, секс на снегу - это не моя фишка. Сжимаю палки и как могу, бегом ухожу по ледяному полю в сторону кемпинга. Петляю по лесу.   Вверх на поросшую соснами гриву мне не подняться. Делаю крюк в обход. Взбираюсь на пригорок и вижу несущуюся наперерез ярко синюю фигуру с большим рюкзаком за спиной. В отчаянии, прыгаю вниз с крутой горки, почти выравниваюсь на уступе, но на следующем спуске меня качает назад. Лыжи подаются вперед и пятая точка производит экстренное торможение у ствола толстенной необхватной елки.   Какое то время сижу в обнимку с деревом, прихожу в себя. Сзади слышу скрип снега. Отстегиваю ботинки и пытаюсь двигаться без лыж. Ноги выше колен погружаются в снег. Большая тень на скорости обходит меня слева, а затем резко поворачивает на меня, сбивает с ног и впечатывает в рыхлый сугроб. Пытаюсь встать, но на мне уже сидят . Приподнимаю лицо и выплевываю набившийся в рот снег. Тут же сильные руки запихивают мне его обратно вместе с варежками. Ротик завязывают теплым пуховым шарфиком и снова натягивают на голову слетевший на затылок платок.   Пытаюсь отползти на четвереньках вперед пока "нападавший" копошится в поисках очередного девайса. Меня ловят за ноги, снова валят в сугроб и садятся сверху.   Все-все-все!!!! Сдаюсь. Нееет! Только не снег за шиворот!.    Покорно лежу в снегу пока теплая, козьего пуха, шаль опутывает мои локти и плечи поверх лыжной курточки. Через четыре минуты я уже компактно спеленатая по рукам и ногам и завернутая в одеяло лежу на спине в больших санках.    Снег поскрипывает на полозьях. Надо мной проплывают большие лапы старых усыпанных снегом елей.   Потеплело. Я смотрю в небо. Легкие снежинки садятся на мои ресницы и тают на разгоряченных погоней щеках . Благоверный уверенно движется обратно. Он легко тянет груженые мной саночки. Сейчас мне покажут "почем фунт лиха" и "где раки зимуют".   Мы приближаемся к охотничьему домику, где на стенах, вместо чучел убитых животных, в качестве трофеев висят на гвоздиках снятые с меня трусики. Их ровно столько, сколько раз охотнику улыбалась удача, и из леса он возвращался с желанной добычей    Я снова попалась и меня везут как трофей. Похоже, коллекция в холле обогатиться еще одной эксклюзивной моделью      Так вот и живем. Когда же он наиграется? Блин!!!!!

.

Сайт - .. || ..


Источник: http://samlib.ru/s/serowa_o/dnevniki-1.shtml


Как сделать лицо с помощью макияжа полнее фото


Как сделать лицо с помощью макияжа полнее

Как сделать лицо с помощью макияжа полнее

Как сделать лицо с помощью макияжа полнее

Как сделать лицо с помощью макияжа полнее

Как сделать лицо с помощью макияжа полнее

Как сделать лицо с помощью макияжа полнее

Как сделать лицо с помощью макияжа полнее

Далее: